издательская группа
Восточно-Сибирская правда

Не ступай, бабушка, на балкон

  • Автор: Ливия КАМИНСКАЯ, иркутянка

В Иркутске падают балконы. И, похоже, их падение принимает массовый характер. Старые дома, построенные 40–50 лет тому назад, подчас не видевшие ни одного капитального ремонта, начинают стихийно избавляться от своих «архитектурных излишеств». Кто живёт в этих домах сегодня? Как правило, пожилые люди, пенсионеры, которые много лет назад получили свои квартиры за многолетний добросовестный труд на благо государства и теперь доживают в них свой век.

Одержимая реформами разного рода, государственная власть в начале перестройки призвала граждан стать собственниками своего жилья. Подталкиваемые сроками (мол, вот-вот это будет дорого), мы кинулись приватизировать свои квадратные метры. Спихнув на наши плечи в том числе и жилищное старьё, власть (уже вслед за этим!) приняла законы и жилищные кодексы, полностью взваливающие ответственность за состояние домов на его жильцов. Мы не роптали: ведь и до этого благоустраивали свои квартиры собственными силами соответственно финансовым и физическим возможностям.

 Но вот теперь оказалось, что и падающие балконы – тоже забота самих квартиросъёмщиков. Знай мы это раньше, ещё крепко подумали бы, приватизировать ли своё старое жильё.

 В квартире, где проживает моя старшая сестра, инвалид первой группы, падает балкон. Плита-основание наклонилась, перила вышли из своих гнёзд в стене дома. Поскольку сестра неходячая, пришлось мне взять эту заботу на себя. Я трижды (!) обращалась в Восточную управляющую компанию, прежде чем прислали экспертную комиссию. Комиссия признала, что балкон находится в аварийном состоянии, и выдала предписание о запрете им пользоваться. 

– И что дальше? – спросила я. 

– Укрепить балкон должен город. Ждите.

Прошёл год. На новые мои обращения ответ был уже другим: оказалось, что балкон — это общее имущество дома и, чтобы сдвинуть дело с мёртвой точки, нужно созывать собрание или собирать подписи жильцов. И, как мне объяснили, «тогда будем выделять средства из денег, собранных вашим домом на нужды ремонта». 

Сделав простые подсчёты, я поняла, что никакого ремонта не будет. В нашем доме 80 квартир, значит, согласно юридическим документам, надо получить не менее 41 подписи. Собрать вместе для голосования такое количество жильцов – фантазия сочинителей Жилищного кодекса. К тому же в нашем доме не оказалось даже старшего, так называемого домоуправа на общественных началах. 

Но представим на миг, что собрание состоялось и жильцы, опасаясь, что балкон в один далеко не прекрасный миг может обрушиться на кого-то из них (висит он практически над подъездом), дали своё согласие. Оказывается, с трудом собранный кворум соседей тоже ничего не решит. Дом в прошлом году собрал на ремонт общего имущества 110 тысяч рублей. Ремонт же одного (!) балкона обойдётся в сумму около ста тысяч. Спрашивается, вы, будучи одним из жильцов дома, станете голосовать за отдельно взятый балкон в квартире моей сестры – инвалида? Тем более что не сегодня завтра в такое же состояние придут остальные. И ведь речь не идёт о внутреннем благоустройстве балконов – с этим мы бы справились сами. Рушатся плиты-основания, которые составляют часть фасада. Порой, как в нашем случае, это брак строителей, плохо укрепивших балкон (так объяснил мне один из членов комиссии).

Между прочим, два года назад город на свои средства отремонтировал фасад нашего дома: стену, обращённую как раз лицом к зданию районной администрации. И балкончики привели в порядок. И денег с жильцов не попросили. Оказывается, как мне заявили в Правобережной администрации, сделано это по специальному постановлению – к юбилею города. А мы «рылом не вышли» – наши балконы выходят во двор. Поистине неизбывна в России показуха!

В поисках решения проблемы я обошла все инстанции. Генеральный директор Восточного управления ЖКС Р.С. Винарский в ответ на мои опасения в том, что ведь упадёт, не дай бог, балкон, снесёт тот, что под ним на втором этаже, и придавит кого-нибудь, чуть не с возмущением заявил:

– А вы что, хотите на меня ответственность сложить? Вы и будете отвечать!

При этом ткнул в окрашенные жёлтым фломастером строки из Жилищного кодекса. Похоже, тот, кто сочинял этот документ, более заботился об удобстве чиновников: теперь за всё в ответе бесправный житель.

Примерно такую же отписку я получила и от главы администрации Правобережного округа. При личной встрече он утверждал: «С точки зрения юридической я прав». 

Да, с юридической – он прав, а по существу – издевательство.

Передо мной с Д.В. Гришаком на ту же самую тему беседовала пожилая женщина с улицы 5-й Армии и получила такой же ответ. Анастасия Степановна тоже прошла многие инстанции, вплоть до областной. От её балкона отвалился большой кусок штукатурки, чудом никого не задело. Власти «приняли меры»: обнесли пространство под балконом верёвочным ограждением. Анастасия Степановна, растерянная, стояла на крыльце административного здания и со слезами сетовала:

– Я 50 лет проработала в школе, недавно на встрече выпускников меня ученики благодарили, многие из них в большие люди вышли. А вот я, видно, под старость лет в тюрьму пойду, если что случится…

Получается, опять ждём несчастного случая, и тогда все забегаем в поисках виноватых? Д.В. Гришак, глава администрации Правобережного округа, в беседе со мной признался, что ситуация с балконами в городе становится актуальной, если не критической. Так как же её решать?

Попытка перевалить эту проблему на плечи населения, причём, как правило, пожилого, бесплодна. Нам, пенсионерам, негде взять такие средства.

Так что сушите, бабушки, сухари. Будем, видно, мотать срок за свои упавшие балконы. Городу не до нас. Город готовится к юбилею.

Читайте также

Подпишитесь на свежие новости

Мнение
Проекты и партнеры
  все
Свежий номер