издательская группа
Восточно-Сибирская правда

«Ложно понял интересы службы»

Мэр Ольхонского района признан виновным в превышении должностных полномочий

Во вторник Иркутский областной суд назначил Николаю Мотошкину наказание – четыре года условно. Записи телефонных разговоров, доказывающие, по мнению следствия, вымогательство Мотошкиным взятки в особо крупных размерах, суд предпочёл исключить из числа доказательств. Однако «Конкуренту» удалось получить их расшифровки в следственном комитете.

Уголовному делу в отношении мэра Ольхонского района Николая Мотошкина недавно исполнилось три года. Возбуждено оно было ещё в октябре 2007-го. Тогда в правоохранительные органы обратился господин Башкатов, заместитель гендиректора ООО «Спецтехника», заявивший о вымогательстве у него денег. 

Со слов Башкатова, за оформление документов о долгосрочной аренде одного гектара земли на Ольхоне Мотошкин потребовал с него 10 тыс. рублей, которые бизнесмен успешно выплатил. Однако мэру понадобилось ещё 30 тысяч «спонсорской помощи на празднование 70-летия района». Необходимость такой помощи в телефонном разговоре, расшифровка которого есть в обвинительном заключении прокуратуры, пояснила помощница Николая Мотошкина: «У нас те, которые сотки берут, 5–10 тысяч вносят. А вы гектар земли взяли. И мы считаем, что вы мало нам внесли. Мы хотим, чтобы вы нам внесли в пределах тридцати тысяч. Без проблем? Это не мои слова. Но вы поняли меня чьи, да?». – «Я вас понял», – ответил Башкатов. Последнюю сумму пред-

приниматель передавал чиновнику уже под контролем правоохранительных органов, которые продолжали вести записи телефонных переговоров мэра. Все они также имеются в обвинительном заключении прокуратуры. 

– Вам вручат официальное  письмо,  чтобы оказали помощь. Мы не навязываем  вам, вы сами смотрите, – объяснял Мотошкин по телефону Башкатову. Он также отметил, что добровольные пожертвования «можно внести наличкой». 

– Юридическое лицо – не менее 50, физическое – не менее 20 тысяч, – сказал мэр. – Я турниры провожу на Байкале, на острове. Я же федерацию вольной борьбы возглавляю. Поэтому помогайте, без вас мы никак не вытянем.

Когда в день передачи 30 тыс. рублей сотрудники правоохранительных органов повезли Николая Мотошкина в Иркутск, чтобы предъявить ему обвинение, мэру стало плохо и его доставили в областную клиническую больницу. Судя по фонограмме, представленной обвинением, в это время он пытался разрешить ситуацию с возбуждением уголовного дела. 

– Вот в «Восточке» «Ольхонские откаты» написаны, – переживал он. – Может быть, дать задание, чтобы каждый написал письмо, что они всегда сотрудничали, всегда помогали в проведении мероприятий, никто не вынуждал? 

Созваниваясь со своим помощником Сергеем Резниковым, он рассуждал: 

– Серёжа, ну должно быть так, что кто-то мой, допустим, Маргарита, сделал ошибку. Маргариту никто не посадит. Мы её накажем за административные нарушения.

– Если только эти два факта про 10 и 30 тысяч, то это туфта, – отвечал Резников. – А вот если ещё что-то, то это другое дело. Если у них что-то в рукаве, то это уже другой разговор. А на Маргариту ты сильно не надейся. 

В дальнейших записях телефонных разговоров предполагалось, что другие предприниматели «помогают» району  разными суммами, «кто сколько может». «Лишь бы сохранить это всё, вот эту природу».

Несмотря на старания господина Мотошкина, 22 октября с него была взята подписка о невыезде. Но обвинение ему сумели предъявить только спустя восемь месяцев. Пауза возникла из-за решения Ольхонского райсуда, прекратившего уголовное производство. Следственный комитет по Иркутской области решение районного всё-таки оспорил, однако случилось это лишь в июне 2008 года, тогда же мэр был отстранён от занимаемой должности на время следствия.  

Как пожаловались в СК, всё время следствия Мотошкину нездоровилось, поэтому расследование уголовного дела было сложным. После того как состояние мэра резко ухудшилось на глазах сотрудников правоохранительных органов при его задержании, чиновник систематически находился на больничном. 

Тем не менее в конце 2008 года уголовное дело в отношении мэра Ольхонского района было передано в суд. По мнению следствия, Мотошкин провинился по двум статьям УК РФ –  «Получение взятки в крупном размере, сопровождаемое вымогательством» (ч. 4 ст. 290) и «Превышение должностных полномочий» (ч. 2 ст. 286). Сам чиновник вину так и не признал. На суде он утверждал, что «никакого умысла по использованию денежных средств, переданных Башкатовым, для личного обогащения не имел и на личные нужды деньги из спонсорской помощи, в том числе переданные Башкатовым, не использовал».

Доводы Николая Мотошкина показались Иркутскому областному суду убедительными, а вот основные доказательства стороны обвинения – нет. Диски, где приводятся результаты следственных проверок в июне и октябре 2007 года и есть записи телефонных разговоров Мотошкина, суд предпочёл исключить из числа доказательств. 

– По закону нужно регистрировать все сообщения, являющиеся основаниями для проведения оперативно-розыскных мероприятий, – напомнил судья. – В данном случае основанием для их проведения явился рапорт сотрудника УБОП с резолюцией начальника «Разрешаю». А проверки могли осуществляться только по разрешению руководителя оперативного аппарата субъекта РФ. К тому же нет сведений о надлежащей регистрации рапорта. 

Суд учёл заявления господина Башкатова о том, что Мотошкин говорил ему: «Каждый, кто живет на территории Ольхонского района и осуществляет здесь предпринимательскую деятельность, должен платить району». Однако мнение бизнесмена, что деньги он должен платить в качестве взятки самому Мотошкину, расценил как «субъективное восприятие». 

В итоге Николай Мотошкин остался виновным только в превышении должностных полномочий. По мнению суда, мэр «руководствовался мотивом ложно понятых интересов службы, используя незаконный способ поддержания интересов власти и своего престижа перед населением района». 

За это преступление Николай Мотошкин получил четыре года лишения свободы условно с испытательным сроком три года. «Статья эта, так же как и взятка, является коррупционной», – подчеркнули в СК. Дополнительным наказанием чиновнику стал запрет занимать должности в органах местного самоуправления в течение трёх лет – уже  после того, как пройдут условные четыре года его несвободы.

Читайте также

Подпишитесь на свежие новости

Мнение
Проекты и партнеры
  все
Свежий номер
Важное