издательская группа
Восточно-Сибирская правда

«Теперь данные о состоянии преступности в области близки к реальным»

Из десятки лучших регионов России по раскрываемости

На прошлой неделе в региональной Общественной палате прошёл круглый стол на тему «Состояние преступности в Иркутской области и меры по её предупреждению». Прозвучавшие там цифры и тезисы были по-настоящему разгромными для сотрудников правоохранительных органов. Ситуация с борьбой с преступностью в Приангарье, ещё недавно считавшаяся неуклонно улучшающейся, оказалась «критической».

– Недавно мне звонит по телефону бывший старший следователь по особо важным делам и говорит: «Неужели в области всё так хорошо, что правоохранительные органы успокоились? Я не первую неделю наблюдаю, как в соседнюю квартиру приезжают наркоманы. Звоню в милицию – никто не отвечает, трубку не берут. А один раз дозвонилась – сказали, что нет машины, не приедем», – 69-летний заслуженный работник МВД СССР Анатолий Капустенский был искренне возмущён, выступая на заседании Общественной палаты Иркутской области. Много лет назад он по просьбе иркутян вернулся в Приангарье из Саха-Якутии, где работал в МВД республики, чтобы возглавить УВД региона. Выйдя на пенсию по выслуге лет, он не перестал ассоциировать себя с милицией. Являясь сейчас замом председателя комиссии по правам человека, общественному контролю за деятельностью правоохранительных органов и силовых структур, он вынужден критиковать своих бывших коллег. 

– Так нельзя работать! – заявил Капустенский собравшимся сотрудникам правоохранительных органов. – Из-за вашего спокойствия нам верить перестали. 

– Обижают стариков, – кивнул 81-летний председатель Иркутского армянского культурного общества Иван Адилханян. И сказал, что когда ему «в очередной раз нанесли очень большой ущерб», он не пошёл в милицию, «потому что побоялся, что опять скажут: приходите на приём, – и ничего не решится». 

В поисках истины

Между тем уровень зарегистрированной в Иркутской области преступности с каждым годом падает, сообщил и.о. начальника штаба Главного управления внутренних дел по Иркутской области Роман Нынюк. К ноябрю этого года от цифры отнялось ещё 16,7%. Впрочем, это не мешает данным оставаться одними из самых высоких в Сибирском федеральном округе: по этому показателю за 10 месяцев текущего года у региона «бронза». 

Всего за это время было зарегистрировано 55787 преступлений. Треть из них относится к категории тяжких и особо тяжких. Погибли в результате уголовных посягательств тысяча человек (минус 7% от прошлого года). Ещё 1300 получили тяжкие увечья (минус 20%). 

– Почти на 15% снизилось число убийств и почти на 20% – фактов причинения тяжкого вреда здоровью, – перечислил начальник Управления по надзору за уголовно-процессуальной и оперативно розыскной деятельностью прокуратуры Иркутской области Андрей Кулишов. А причинение лёгкого вреда, по его словам, сократилось вообще в два раза. 

На 40% снизилось число выявленных побоев. Уменьшилось количество зарегистрированных фактов угрозы убийством и причинением тяжкого вреда здоровью на 20%. Более чем наполовину сбавилось число выявленных преступлений в крупных и особо крупных размерах, на 19% – количество взяток, на 41% – нарушений в лесной отрасли.

Однако Кулишов не спешит радоваться такой статистике. По его мнению, она свидетельствует о том, что «снизилась деятельность органов внутренних дел по выявлению преступлений превентивной направленности». 

– Хорошо, с одной стороны, что снижается количество зарегистрированной преступности, – сказал начальник управления губернатора Иркутской области по правоохранительной и оборонной работе Геннадий Терехов. – Однако мы понимаем, что преступления просто не регистрируют. На приёме у меня каждый десятый человек говорит, что милиция не возбуждает дела. Недавно у товарища из машины вытащили барсетку с документами и деньгами. Он пошёл заявление писать. Его полчаса уговаривали и уговорили, чтобы написал, что паспорт он потерял. 

Несмотря на рост сообщений о преступлениях с 292 тысяч в прошлом году до почти 300 тысяч в нынешнем, количество возбуждённых уголовных дел сократилось на 12,5%. И достигло почти 50 тысяч. 

– У меня вопрос к следствию: откуда такое сокращение? – поинтересовался Анатолий Капустенский. – Это же нереально. И, кстати, я больше полутора сот заявлений вообще не нашёл. Ни по административной, ни по уголовной линии их нет. Где они потерялись? 

Между тем на 27% сократилось число расследованных уголовных дел, направленных в судебные органы. А 2054 уголовных дела вообще было прекращено. Эта цифра возросла по сравнению с прошлогодней на 192%. 

– Мы все с вами юристы и понимаем, что такое – возбудить уголовное дело, – заметил Капустенский. – И при этом статистика свидетельствует, что 645 дел прекратили как незаконно возбуждённые. 

Сами себя высекли 

Заявления, прозвучавшие в Общественной палате на круглом столе «О состоянии преступности в Иркутской области и мерах по её предупреждению», вообще были сплошь разгромными для сотрудников правоохранительных органов. При этом звучали они в основном из уст самих силовиков. 

«Не всегда наши статистические данные отражают реальное положение дел», – признался Андрей Кулишов. 

– В прошлом году прокурорские проверки выявили многочисленные факты манипуляции статотчётностью в лучшую сторону, – сообщил он. – И в этом году тенденция искусственного улучшения статистики продолжилась. Но мы не миримся с ситуацией. За 10 месяцев прокурорами выявлено более 70 тысяч нарушений, внесено почти 1900 представлений, по которым привлечено к дисциплинарной ответственности более 900 сотрудников правоохранительных органов. Теперь данные о состоянии преступности в области близки к реальным, и работы непочатый край. 

Работы у милиционеров и правда предостаточно. Проведённые проверки выявили серьёзные различия между цифрами прошлых годов и данными нынешнего. В пику итогам 2008 года, когда регион вошёл в десятку лучших в стране по числу раскрытых тяжких и особо тяжких преступлений, в том числе разбойных нападений, краж чужого имущества и грабежей, и в пятёрку по объёму раскрываемости преступлений прошлых лет, в 2010-м доля раскрываемости вдруг составила 46,2 %. И Приангарье переместилось в десятку худших, на шестое с конца место в списке из 86 субъектов РФ.

– То есть больше половины преступлений в области остались не раскрыты, – негодовал Андрей Кулишов. – Это не только меньше, чем в среднем по России – 56,8%, но и практически самый низкий показатель в округе. 

«Особенно беспокоит» Андрея Кулишова ситуация с раскрываемостью тяжких и особо тяжких преступлений. По его словам, за 10 месяцев этого года остались нераскрытыми 52% таких правонарушений. Из них 47 убийств и 39 фактов причинения вреда здоровью, повлёкших смерть, – самое высокое число в округе, отметил Кулишов. Раскрываемость краж в регионе оказалась на уровне 30,5%, грабежей – 28,4%, разбойных нападений – 50,2%, рост преступлений, совершённых в общественных местах, – чуть более четверти.

– А происходит всё из-за того, что контроля со стороны руководства ГУВД в области нет, – заявил он. – И нет в процессе раскрытия преступлений надлежащего взаимодействия между оперативными службами и следственными органами. 

Вне плоскости воздействия

Милиционеры собираются улучшать показатели с помощью воссоздания системы профилактики правонарушений, ликвидированной в 1990-е годы и восстановленной в 2007 году в рамках программы «Правопорядок-2009». За её счёт удалось оснастить города области видеокамерами, средствами экстренной связи «гражданин – милиция», создать диспетчерские пункты мониторинга автотранспорта, улучшить техническое состояние автомобилей, отчитался Роман Нынюк. Правда, на 2007–2009 годы финансирование этой программы составляло 100 млн. рублей, а в этом и следующем году оно было урезано до 15 млн., отметил он. В 13 муниципальных образованиях области в связи со сложной экономической ситуацией мероприятий по укреплению правопорядка не проводится вовсе. А ещё в 11 районах программа профилактики действует вообще без финансовой составляющей. 

Впрочем, основными факторами, влияющими на состояние преступности в регионе, милиционеры назвали уровень жизни населения, безработицу, алкоголизм, безнадзорность детей, распад семей и правовой нигилизм граждан. К сожалению, они лежат вне плоскости воздействия правоохранительных органов, сказали они.

Читайте также

Подпишитесь на свежие новости

Мнение
Проекты и партнеры
  все
Свежий номер
Важное