издательская группа
Восточно-Сибирская правда

Байкальская «траншея»

Газпром не проникся идеей иркутских лимнологов проложить газопровод по дну озера

Первый раз я услышал об идее прокладки магистрального газопровода с Ковыктинского газоконденсатного месторождения в сторону Китая не в обход Байкала, а прямо по его дну из уст директора Лимнологического института СО РАН Михаила Грачёва несколько лет назад на каком-то большом общественно-научном собрании. Но всерьёз слова академика тогда не воспринял, посчитав их гиперболой, образным подчёркиванием экологической безопасности газопровода в сравнении с нефтепроводами, всегда таящими опасность для живой природы.

Потом, через год или больше, Михаил Грачёв вновь публично упомянул о технической возможности и экологической безопасности такого проекта. Это насторожило, но опять же не настолько, чтобы поверить в серьёзность чьих-либо намерений осуществить такой проект в реальной жизни. Недопустимость прокладки каких бы то ни было продуктопроводов по дну уникального озера мне казалась аксиомой, понятной даже школьникам. И, как оказалось, зря. 

– Это конкурентоспособно, экономически выгодно и экологически безопасно, – сообщил коллегам заместитель директора Лимнологического института СО РАН по инновационной деятельности Виктор Минаев на  состоявшейся недавно осенней научной сессии Восточно-Сибирского отделения Академии проблем водохозяйственных наук. Он рассказал, что идея прокладки газопровода в Китай не в обход озера, а напрямую через «колодец планеты», по так называемой Бугульдейской перемычке, возникла ещё в 2004 году, после прокладки электрического кабеля через байкальский пролив Ольхонские ворота. 

– Проблема та же самая была. 40-тонный кабель на разрыв выдерживал всего лишь две тонны, – объясняет лимнолог технические сложности. — Оппоненты говорили, что надо сделать специальный корабль для прокладки кабеля. И тем не менее обошлись флотом, который имеется на Байкале. Применили просто новую технологию: кабель положили в трубу, и он «проехал пассажиром», а потом уложили его по трассе. В связи с этим и возникла идея укладки газопровода через Байкал. 

Не успел я как следует удивиться тому, что оригинальное решение сугубо технической проблемы подтолкнуло учёных-лимнологов к поиску ещё чего-нибудь, что можно было бы уложить на дно изучаемого ими озера, а Виктор Минаев уже перешёл к другой теме, столь же далёкой от лимнологии, – практической экономике.

– Во-вторых, это очень существенная экономия средств (для Газпрома, судя по всему. – Авт.), – попытался воодушевить коллег докладчик. – Порядка 80 миллиардов рублей можно сэкономить в чистом виде только на проектных и строительно-монтажных работах за счёт сокращения трассы газопровода.

Аплодисментов из зала не последовало. Тогда замдиректора Лимнологического института перешёл к проблеме энергообеспеченности соседнего субъекта Российской Федерации.

– Когда стали разбираться с этой проблемой, выяснилось, что общее энергопотребление на одного человека в Бурятии составляет всего лишь 6,4 тысячи киловатт на человека. А в Иркутской области – 22 тысячи киловатт на человека. У них там на ЖКХ потребление составляет всего лишь 0,9 тысячи киловатт на человека в год, а в Иркутской области – 1,9. Что там, юг, что ли? Или там намного теплее, если они намного меньше нас тратят энергии?

Не исключаю, что после этих слов у некоторых участников сессии уши покраснели от стыда: мы тут на своих ГЭС жируем, а за Байкалом люди сидят в темноте и холоде. Но, осознавая риторичность вопросов, никто не пытался перебить докладчика ненужными  возражениями.

– В таких условиях говорить о каком-то развитии Бурятии не приходится, – сетовал иркутский лимнолог, по определению занимающийся изучением уникальнейшего озера планеты, а не проблем энергетического обеспечения Бурятии. – Энергии там нет. Тем не менее правительство республики составляет планы по освоению восьми месторождений, по строительству новых горно-обогатительных комбинатов, новых заводов. В этой ситуации, естественно, правительство Бурятии рассматривает вопросы строительства новых ТЭЦ, которые будут работать на углях. А это опять загрязнение Байкальской природной территории. Отсюда вывод один – необходим перевод тепловых электростанций на газ, на экологически чистое топливо.

Газ, это правда, топливо чистое. Уголь с ним сравнивать бессмысленно. Но вывод учёного меня не убедил и показался даже не вполне корректным. Дело в том, что Байкальская природная территория очень большая. В её центральной экологической зоне разрабатывать месторождения и строить ГОКи (так же как и прокладывать трубу по дну Байкала) сегодня пока ещё, слава Богу, запрещено законом. А вдали от озера, там, где закон позволяет строить горно-обогатительные комбинаты, угольные электростанции тоже строить можно. Главное, чтобы это были современные высокотехнологичные теплоэлектростанции, а не дешёвые угольные кочегарки. 

– Мы обратились в 2005 году в Газпром, но он прислал отписку. Утверждает, что у Бурятии нет потребности в газе, а потому и никакого газопровода он туда тянуть не будет, – развеял докладчик подозрения, что это Газпром подталкивает лимнологов к эксперименту по использованию Байкала в качестве траншеи для трубопроводов.

Виктор Минаев объяснил, что в настоящее время Газпром рассматривает два варианта трасс для магистрального газопровода, по которому он намерен перекачивать газ наших месторождений в бурно развивающийся Китай и другие страны АТР. Северный – через Якутск на Сковородино, в основном совпадающий с трассой нефтепровода «Восточная Сибирь – Тихий океан», и южный – «по национальным паркам, по тайге, в труднодоступных местах, в мало населённой местности, который фактически минует все промышленно развитые районы». 

– То есть о газификации населённых пунктов и экономически развитых территорий нашей области в обоих случаях речи не идёт, – объясняет Минаев ситуацию коллегам. – В связи с этим мы и предложили свой вариант. От Ковыкты выход на Бугульдейку. Затем по Бугульдейской перемычке через Байкал с выходом на Истомино в Бурятии, потом – на Улан-Удэ и дальше по Транссибу. В этом случае происходит экологизация всей территории Республики Бурятия. Это второй большой плюс.

Радуясь за светлые перспективы соседнего региона, я рассматриваю на экране слайд-карту и вижу, что трасса магистрального газопровода, предлагаемая Лимнологическим институтом, проходит по абсолютному бездорожью, по глухой, безлюдной тайге, по шикарным кедровникам, по ранимой прибайкальской степи… 

– Местность там достаточно хорошая, – не соглашается с моими мыслями заместитель директора Лимнологического института. – Русла рек, вдоль которых можно было бы проложить трубу без переходов через горные хребты… 

Мне жаль таёжные речки, естественные берега которых будут неизбежно уничтожены. Но главное, не могу понять, зачем институт предлагает увести магистральный газопровод от намечавшейся раньше трассы через Саянск. Там планировалось построить большой завод для извлечения из природного газа ценного сопутствующего сырья для химической промышленности России, чтобы получить дополнительную прибыль, а не сжигать его в топках и не отдавать бесплатно китайцам. И каким таким необычным образом магистральный газопровод из далёкой Бугульдейки поможет газифицировать урбанизированный юго-запад нашей области от Тайшета до Слюдянки и Байкальска, стоящих на самом берегу Байкала? 

– Третий плюс возникает и для дальнейшего развития энергетики Иркутской области, – уловил мои мысли Минаев. – Не говорю, что это будет сейчас, но, может быть, после 2020 года возникнет реальная потребность перевода иркутских и ангар-ских ТЭЦ на газ. Если магистральный газопровод уйдёт на север, «Иркутск-энерго» будет продолжать топить углями. Создать предпосылки к переводу тепловых электростанций на газ можно только при наличии магистрального газопровода на предлагаемой нами трассе. И ещё раз подчеркну: Газпром такую альтернативу не рассматривает в принципе.

Из рассказа Минаева получается, что к настоящему времени предлагаемая лимнологами схема прокладки газопровода по дну уникального озера уже не умозрительная идея, а реальный результат «больших научных исследований», проведённых Лимнологическим институтом «инициативно». 

– Все профили дна озера в этом месте выверены очень хорошо, – сообщает он коллегам. – Трасса более чем пологая, поэтому никаких мероприятий по сглаживанию дна, на которые ссылается Газпром,  здесь вообще не требуется. И сейсмическая разведка проведена очень хорошо. 

Трубопровод, проложенный по дну озера, по уверениям лимнолога, не грозит Байкалу никакими новыми экологическими проблемами даже в случае крупной аварии, потому что в озере и без того много естественных выходов природного газа, которым микроорганизмы «в том числе и питаются». Дополнительное «разовое пробулькивание» байкальской воды не нанесёт ущерб участку Всемирного природного наследия. 

– Поэтому вариант трассы «Ковыкта – Бугульдейка – (дно Байкала) – Истомино – Улан-Удэ – Чита – Сковородино», предложенный институтом, это единственный вариант, который будет эффективен для Байкальской природной территории, – убеждает участников научной сессии Виктор Минаев. – Это самая короткая трасса в Китай. Только по экономическому показателю — 80 миллиардов рублей экономии! Но если государству нашему деньги не нужны, то, наверное, имеет смысл задуматься о других вариантах…

Лимнологи, к удивлению коллективов других институтов Иркутского научного центра, настолько убеждены в своей правоте, что нынешней осенью написали по этому поводу письмо Путину. И ответ уже получили. Правда, не от премьер-министра, а опять от Газпрома, которому Владимир Владимирович переадресовал это послание. Только позиция Газпрома с 2005 года, оказывается, не изменилась. Он, к огорчению авторов идеи, даже несмотря на обещанную институтом многомиллиардную экономию денег, по-прежнему категорически не хочет лезть со своей газовой трубой на дно уникального озера. А потому, перечислив ряд «несущественных» возражений, завершил свой ответ категоричной фразой: «… предложение Лимнологического института в ближайшей и среднесрочной перспективе реализовано не будет».

Виктор Минаев честно рассказал об этом участникам научной сессии, но они – я видел это по выражению их лиц – на Газпром совсем не обиделись. 

Читайте также

Подпишитесь на свежие новости

Мнение
Проекты и партнеры
  все
Свежий номер
Важное