издательская группа
Восточно-Сибирская правда

Год перемен в энергетике

В будущем году энергетики ожидают «начало новой жизни» для всей отрасли. В целом это полная либерализация рынка, переход на частные железнодорожные перевозки. Для Иркутской энергосистемы 2011 год означает возможное включение в планы Минэнерго новой станции в Усть-Куте, окончательное решение по газификации региона и закрытие потребностей в топливе собственным углём. О том, в каких направлениях развивается энергетика, в интервью «Восточно-Сибирской правде» рассказал генеральный директор ОАО «ЕвроСиб-Энерго» и ОАО «Иркутскэнерго» Евгений Фёдоров.

Потребление в плюс 

– В июле вы были назначены генеральным директором ОАО «ЕвроСибЭнерго». Можно ли уже говорить о том, какими видятся приоритетные направления развития головной компании? 

– Потенциал у неё огромный, и перспективы тоже. Она финансово устойчива, не имеет излишней кредитной нагрузки, поэтому ключевая задача на следующий год – определиться с приоритетными проектами развития. Часть из них мы начали в этом году, часть планируем запустить в следующем. В целом «ЕвроСибЭнерго» нацелено на развитие и ввод новых мощностей. В частности, мы начали проектирование нового энергоблока на Автозаводской ТЭЦ в Нижегородской области. В зависимости от урегулирования вопросов, связанных с заключением Главгосэкспертизы и оплатой новой мощности, мы будем готовы приступить к работам на объекте в следующем году и планируем, что до конца 2014 года новый энергоблок будет введён в эксплуатацию. Он сможет обеспечить дополнительной энергией регион, который считается дефицитным. Кроме того, удастся повысить надёжность снабжения, ведь Нижегородская область в этом году была отнесена Минэнерго к регионам с высокой степенью риска электроснабжения в осенне-зимнее время. Это связано со стабильным ростом нагрузки и потребления при отсутствии ввода новых мощностей.

– Есть ли у «ЕвроСибЭнерго» планы в отношении других объектов? 

– Да, существует ещё  несколько проектов, но пока не хочу их называть. С ними определимся в следующем году. Но могу сказать, что мы планируем некоторую диверсификацию бизнеса и движение в другие регионы. Успешно должна развиваться тема энергосбытовой деятельности: ожидается целый ряд новых потребителей. К примеру, мы выиграли конкурс у Росводоканала на энергоснабжение водоканалов в нескольких регионах, в Омской области например. Выводим на энергоснабжение Красноярский металлургический завод, Кондровскую бумажную фабрику. Достаточно активно работаем с теми потребителями, энергоснабжение которых планируем начать осуществлять в  2012 году. Это серьёзное позитивное движение, цель которого – ежегодно увеличивать полезный отпуск энергии. 

– А как продвигается разработка с Росатомом атомного реактора нового поколения? 

– Проект рассчитан минимум на 10-летнюю перспективу. Только завершение подготовки проектной документации займёт от трёх до пяти лет. Сейчас над этим трудятся семь профильных научных институтов. Для работы над проектом вместе с Росатомом мы создали совместное предприятие в равных долях. Есть чёткое понимание того, куда будем двигаться в будущем и какие подрядчики будут заниматься проектом. Вскоре планируем определиться с площадкой, на базе которой будет разрабатываться опытный образец свинцово-висмутового быстродействующего реактора.  

– Это ноу-хау? 

– Не в полной мере. В военной промышленности подобные реакторы уже использовались. У них есть две ключевые особенности. Первая – относительно малая мощность: от 100 до 150 мегаватт, что делает их пригодными для использования в отдалённых районах, где нет связи с энергосетью. Вторая – безопасность: работа реактора не сможет повлечь экологические последствия. В отношении реактора нового поколения у Росатома и учёных уже имеются серьёзные наработки. Наша задача – продолжить исследования с учётом современного опыта.

Окно в Азию

«Думаю, докризисного уровня энергопотребления мы достигнем к 2012 году», – сказал Евгений Фёдоров

– «ЕвроСибЭнерго», «Лимитед ТВЕА» и группа компаний «Радиан» подписали соглашение. Вы заявили о масштабной программе модернизации станций компании, в том числе принадлежащих «Иркутскэнерго». Какие объекты в числе приоритетных? 

– Мы уже начали поставки оборудования ТВЕА. Первые трансформаторы скоро придут на Южные электрические сети ИЭСК. До конца года оборудование будет доставлено на подстанцию в Черемхово, где реализуется наш пилотный проект. Плюс сейчас ТВЕА участвует в наших конкурсах по покупке крупных трансформаторов на 500 киловольт. Несколько наших делегаций уже побывали на самом заводе и оценили качество работы производителя. Это высококлассный завод, новый, современный, технологичный. Его продукция поставляется в США, Европу, страны Азии. Точно никак не ширпотреб.

– Можно ли сегодня говорить о возможности экспорта электроэнергии в Китай в режиме приграничной торговли? Как эта перспектива связана с подписанием рамочных документов между «ЕвроСибЭнерго» и корпорацией China Yangtze Power Company?

– В соглашении с китайской корпорацией есть планы по совместному изучению возможности реализации целого ряда проектов в России. Основная их часть нацелена на экспорт электроэнергии в Китай. До конца этого года мы намерены создать на паритетных началах совместное предприятие с Yangtze Power. В течение полугода расставим приоритеты по проектам и начнём работать.

– Какая работа идёт по соглашению, заключённому с монгольской Just Group? 

– Вместе с партнёрами мы сейчас исследуем семь месторождений энергетических углей в Монголии. Рассматриваем возможность добычи угля для производства электро-энергии на месте и для экспорта её в другие регионы. Возможно, создадим совместное предприятие с Just Group. Перспективы станут ясны приблизительно в первом квартале будущего года, когда мы завершим анализ объектов. Следом либо будем развивать проект, либо пока его приостановим. 

Назад в будущее 

– Вернулся ли объём энергопотребления в Иркутской области на докризисный уровень? 

– Нет. К сожалению, и в следующем году, по нашим оценкам, мы не достигнем докризисного уровня . Думаю, это всё-таки перспектива 2012 года. Хотя многое ещё зависит от того, насколько холодной будет зима. А нынешние показатели немного смазала как раз тёплая зима. В целом с начала года потребление выросло приблизительно на 4%. Прогнозируем, что по следующем году рост составит 2-3%. И только в первом квартале 2012-го достигнет уровня 2008 года. 

Ранее достаточно серьёзно заявлялось о грядущем дефиците электроэнергии.  Сегодня компания делает ставку на создание новых мощностей или на энергосбережение? 

– В обозримом будущем точно не вижу проблемы энергодефицита. Это всё-таки более далёкие перспективы, которые для Иркутской области во многом зависят от сроков ввода Тайшетского алюминиевого завода. Тем не менее у нас есть проекты и по созданию новых мощностей, и по модернизации существующих. Из новых – Усть-Кутская ТЭЦ, Братская мини-ТЭЦ, новые блоки на Ново-Зиминской ТЭЦ. По модернизации оборудования обсуждается установка новой турбины на Ново-Иркутской ТЭЦ уже в следующем году, за счёт чего планируем увеличить выработку электроэнергии. 

– Готовы ли потребители идти по пути энергосбережения? Насколько перспективен механизм заключения энергосервисных контрактов? 

– В нашем понимании, за такими контрактами – будущее. Это очень правильная схема работы, когда потребитель вместе с энергетиками работает над повышением эффективности использования ресурсов. Позитивно, что ряд наших крупных предприятий на эту схему пошли. 

Газовый компромисс

– У Усть-Кутского проекта остаётся риск, что он не состоится?

– На проект по-прежнему нет ДПМ (договор на предоставление мощности. – «ВСП»). Правительство Иркутской области обращалось в Минэнерго РФ с просьбой рассмотреть включение проекта в схему ДПМ. Но, к сожалению, получило отказ в этом вопросе. Тем не менее мы планируем в начале следующего года провести дополнительные консультации с министерством. 

– Свой отказ в Минэнерго объяснили?

– На мой взгляд, была дана достаточно формальная мотивировка. Мол, проекта нет в постановлении правительства, которое утверждает перечень ДПМ. Хотя закон не исключает выхода по инициативе Минэнерго нового постановления с расширенным перечнем объектов. 

– А ведь изначально станция была в генсхеме размещения энергообъектов?

– Да, раньше это был один из ключевых проектов развития севера области. И странным образом теперь ему не дают хода. Но ДПМ и генсхема – разные документы. Схема определяет перечень объектов, которые хотели бы построить собственники, а ДПМ – ограниченный список объектов, для утверждения которого необходимо постановление правительства. 

– Может ли цена на газ стать основной причиной существенной задержки газификации области?

– Это – очевидно. Развитие одного из видов топлива зависит от его конкурентоспособности с прочими видами. В Иркутске главный конкурент газа – уголь. В регионе практически сбалансированы объёмы потребления и добычи угля. Мы не завозим уголь из Кузбасса и практически не экспортируем. Как следствие, уголь здесь достаточно дешёвый. И для того, чтобы стимулировать потребителя и перейти на газовое топливо, нужна соответствующая цена газа. Разумеется, она может учитывать все плюсы, которые даёт газ (низкие эксплутационные расходы, отсутствие золоотвалов и другие). Но при этом цена должна быть конкурентоспособной. 

– Ситуация близка к тому, что компромиссная цена будет найдена?

– Сложно говорить. Пока мы со своей стороны предпринимаем все усилия. Общение с Газпромом продолжается, но компромисс не найден. В регионе создана рабочая группа во главе с Николаем Хиценко (заместитель председателя правительства Иркутской области. – «ВСП»). Группа должна рассмотреть все плюсы и минусы для региона от массового прихода газа. Понятно, что преимущества связаны с развитием новых нефтехимических производств. Минусы тоже очевидны: это угроза конкурентоспособности иркутской энергетики, которая в этом вопросе всегда держала первенство, а также возможное снижение объёмов добычи угля, чреватое негативными социальными последствиями. В общем, задача рабочей группы – проанализировать все эти аспекты более комплексно, сформулировать интересы области и хозяйствующих субъектов. 

– Насколько предлагаемая Газпромом цена отличается от той, которую считают приемлемой энергетики или региональные власти?

– Предметно обсуждается пока только цена на севере, в Братске. У нас нет расхождения в текущей стоимости. Скорее, в том,  как эта стоимость будет меняться во времени. Мы придерживаемся прозрачной формулы, которая будет привязана к изменениям индекса угольной промышленности в Иркутской области. Кроме того, мы настаиваем на том, что контракт должен быть заключён на 15 лет, дабы окупить инвестиции в мини-ТЭЦ. А коллеги из Газпрома ещё готовы сформулировать только предложение на три года. И дальше  непонятно, как цена будет меняться. Пока  это ключевые разногласия. 

Получат по заслугам

– Финансовые показатели «Иркутскэнерго» в этом году много лучше, чем в прошлом. Компания практически удвоила показатели чистой прибыли. Есть ли основания полагать, что дивиденды акционеров значительно увеличатся? 

– На мой взгляд, есть все основания полагать, что размер дивидендов будет увеличен в связи с хорошими финансовыми результатами. Но вообще-то вопрос находится в компетенции собрания акционеров. Совет директоров предложит сумму для выплаты дивидендов, а собрание проголосует. 

– Какая часть средств будет направлена на инвестиционную программу компании? 

– Полагаю, в следующем году мы не будем увеличивать сумму вложений. Оставим инвестиции на рекордном уровне 2010 года, то есть порядка пяти миллиардов рублей. По нашим прогнозам, если и будет увеличение, то незначительное – до 5,5 млрд. рублей. 

– Какие проекты завершатся уже в этом году?

– Завершим установку турбины на ТЭЦ-12 в Черемхове. Оборудование уже проходит испытания, до конца года введём его в эксплуатацию. Планируем, что мощность станции возрастёт на 6 мегаватт, повысится и её эффективность. Кроме того, в этом году завершили монтаж колеса на Братской ГЭС. Поэтому проект по замене шести рабочих колёс можно считать успешно реализованным. Будем предлагать совету директоров продолжить проект и в течение ближайших шести лет завершить замену оставшихся рабочих колёс на Братской ГЭС. Много проектов окончено в этом году по «Востсибуглю». Завершился монтаж экскаватора ЭШ-1070 на Жеронском разрезе, большие инвестиции осуществили на Ирбейском разрезе, где было введено новое дробильно-сортировочное хозяйство. Оно позволило существенно повысить качество угля и начать отгрузки для ЖКХ Иркутской области взамен бородинского угля. 

– Какие проекты стартуют в следующем году?

– Это окончательно станет ясно после утверждения бюджета на следующий год. Но как минимум три новых крупных проекта мы предлагаем начать. Это строительство градирен на Ново-Зиминской ТЭЦ и ТЭЦ-11, а также монтаж турбины Р-60 на Ново-Иркутской ТЭЦ. Кроме того, в 2011 году мы завершим «Малый юг», осуществим передислокацию крупного экскаватора ЭШ-2090 на Мугунском разрезе в Тулуне. На Ирбейском разрезе планируем построить собственное локомотивное депо. Для перевозки угля в следующем году компания рассчитывает приобрести ещё около 400 вагонов. Сейчас «Иркутскэнерго» принадлежат 880 вагонов, которые закрывают где-то треть наших потребностей в перевозках угля. Остальной объём перевозят по договорам три компании. Дополнительные вагоны позволят нам осуществлять почти половину перевозок угля в собственном подвижном составе.  

– Сопоставимы ли инвестиции в энергетику с вложениями в другие отрасли региона? Почему Иркутская область, на ваш взгляд, пока не может похвастать серьёзными результатами в этом направлении? 

– Более-менее понятно ситуация обстоит с нефтегазовым сектором, в который делаются существенные вложения. Думаю, нефтяные компании будут инвестировать и, соответственно, наращивать добычу. Регион слишком богат природными ресурсами, чтобы говорить о том, будто в ближайшем будущем он сможет переориентироваться с сырья на что-то другое. В моём понимании, достаточно активно в свои предприятия инвестируют ВСЖД, группа «Илим», местные компании. У меня нет впечатления, что из Иркутской области деньги утекают. Другое дело, что есть проблема с их привлечением и созданием новых промышленных мощностей. 

– Промышленные потребители в области, на ваш взгляд, уже готовы к полной либерализации рынка электроэнергии в следующем году? 

– Да. Тем более что для них это не резкое изменение. В настоящий момент уже либерализовано 85% рынка. Остался лишь небольшой «хвостик», который с 1 января  перейдёт на оптовые цены. Переход осуществлялся постепенно. В следующем году вряд ли стоит ждать серьёзного скачка стоимости электроэнергии для крупных потребителей хотя бы потому, что предыдущие этапы либерализации не внесли в неё серьёзной коррекции.

– «Усольехимпром» уже рассчитался с энергетиками?

– Частично. По долгам предприятия продолжается целый ряд судебных разбирательств. Хотя заявление о признании УХП банкротом мы отозвали, поскольку именно та задолженность, на основании которой было подано заявление, была погашена. Другое дело, что нас не устраивает затягивание этого процесса со стороны предприятия и суда: всем очевидна задолженность, её подтверждает суд, но при этом приходится ждать прохождения всех инстанций. К примеру, недели три назад мы выиграли очередной иск у «Усольехимпрома» в первой инстанции и ожидаем, что в последний момент предприятие пойдёт в апелляцию. 

Последние тенденции 

– В какой срок завершится передача госпакета компании во владение «Интер РАО»? Известно ли, какое место отводится «Иркутскэнерго» в стратегии развития нового акционера?

– Думаю, в течение шести месяцев переход пакета завершится. Почти уверен, что это случится до годового собрания акционеров. «Интер РАО» пока не озвучивает стратегию. В ближайшем будущем в полной мере заработает совет директоров в новом составе, куда входят в том числе представители «Интер РАО». Возможно, там мы поймём позицию нового акционера в отношении «Иркутскэнерго». Мы же готовы работать с любым акционером, настроенным на позитивное решение проблем региона, то есть на развитие. 

– В следующем году компания планирует переход на собственный уголь. Чем обусловлена такая мера и существуют ли при этом какие-то риски? 

– Серьёзных рисков не вижу. Наоборот, компания стремится использовать собственные ресурсы, чтобы себестоимость своего угля была не выше цены того, который мы приобретали на стороне. В 2010 году рост добычи угля составил около 25%. В следующем году планируем продолжать повышать показатель. В целом у нас большие планы на трёхлетнюю перспективу. Мы рассчитываем обеспечивать углём себя и поставлять его на другие рынки в соседние регионы, в том числе в Красноярский край и Бурятию. 

– Частичный переход на свой уголь планируют и в региональном правительстве, чей «Облжилкомхоз» приобрёл лицензию на угольный участок в Тулуне. Насколько реально для ЖКХ области перейти на собственное топливо?

– Идея  выглядит немного странной. Если мы на Мугуне добываем 7 миллионов тонн, то на разрезе «Облжилкомхоза» добыча будет не больше 100 тысяч тонн. Очевидно, что себестоимость угля на Мугуне будет гораздо ниже. Так что движение области по такому пути мне непонятно. Считаю его бесперспективным. Тем более что, как мне казалось, мы находим компромиссы с областью и точно не поставляем уголь дороже, чем, скажем, Красноярский край.  

– Каковы тенденции развития электроэнергетики в следующем году?

– В целом следующий год будет показателен с точки зрения развития спроса на электроэнергию. Либо это будет период стабилизации, либо скачок на уровень 2008 года. Думаю, какое-то время потратят на притирку к новым правилам долго-срочного рынка мощности. Также в 2011 году состоится переход большинства сетевых компаний на RAB-регулирование (новая система тарифообразования. – «ВСП»). Плюс будут запущены пилотные проекты в части RAB-регулирования работы тепловых сетей. 

Кроме того, начнётся массовый ввод объектов, которые строились по ДПМ. Надеюсь, список будет всё-таки расширен и в него войдёт наша станция в Усть-Куте. На очереди не только мы, но и ещё несколько регионов. Все они считают целесообразным рассмотреть вопрос о расширении списка либо о создании иной модели, которая позволит реализовывать новые проекты. Не исключено, что появится механизм, при котором системный оператор сможет проводить некие конкурсы по строительству новых мощностей. Или вообще все перейдут на рыночный механизм, который будет подразумевать отмену «прайс-кэпов» и формирование стоимости новых мощностей. 

В 2011 году впервые не будет инвентарного парка РЖД. Все перевозки начнут осуществлять частные компании или «дочки» РЖД. Последнее вызывает серьёзные опасения, потому что осень и зима 2010 года показали, что перевозчик потерял ответственность в этом вопросе. Ситуация, когда на котельных в Иркутской области оставались запасы угля на двое суток, чудовищна и недопустима. Надеюсь, что появится какой-то механизм государственного регулирования перевозок угля. 

Что касается конкретно Иркутской области, то мы рассчитываем получить ясность по перспективам строительства Тайшетского алюминиевого завода и, может быть, других энергоёмких производств. У одного ТаАЗа запланирована колоссальная нагрузка – 1500 мегаватт. А сколько существовало перспективных проектов до кризиса, в том числе в мелкомоторном секторе? Ведь цены на электроэнергию в Иркутской области по-прежнему кратно ниже, чем во многих других регионах, что создаёт особые перспективы для развития новых энергоёмких производств.

Читайте также

Подпишитесь на свежие новости

Мнение
Проекты и партнеры
  все
Свежий номер
Важное