издательская группа
Восточно-Сибирская правда

Последние специалисты

С началом 2011 года прежней системе высшего образования в России пришёл конец. На неё накинулись, чтобы разом отмодерировать и модернизировать учебные стандарты 3-го поколения и Болонской системы. Следом поспевает новый закон об образовании. Люди, которые в этом году понесут свои документы в вузы, станут первыми, кто испробует на себе все прелести современного подхода к «вышке». Абитуриенты-2011 в большинстве своём станут бакалаврами не по желанию, а за неимением выбора.

Поколение Next 

С нынешнего года Болонская, или двухуровневая система, которой на протяжении нескольких лет пугают студентов и работодателей, начнёт действовать в полной мере. Абитуриенты Иркутской области, поступившие в вузы, в большинстве своём будут учиться не на специалистов, а на бакалавров. Бакалавриат в Болонской системе считается первым уровнем образования. Он подразумевает обучение в течение четырёх лет общим знаниям, достаточным для начала профессиональной деятельности. 

Второй уровень высшего образования, получение которого возможно бакалавром, – магистратура. Это ещё два года учёбы, во время которых происходит углубление знаний и навыков. 

Специальностей (правительство тоже приравняло их ко второму уровню образования) в российских вузах останется ровно 111. Однако для специалиста продолжение образования в рамках магистратуры будет невозможно: хочешь стать магистром – оканчивай бакалавриат. 

Стандарты, по которым предстоит обучаться новым студентам, тоже будут новыми – третьего поколения. До этого, как не сложно догадаться, было первое и второе поколение, однако именно последнее считается самым революционным. Дело в том, что в прежних стандартах схема обучения была подробно расписана и что-то своё привнести в учебный процесс оказывалось довольно сложно. Третье поколение стандартов даёт вузам невиданную свободу: только половина образовательных программ бакалавриата прописана в стандарте. Остальные 50% учебное заведение может наполнять, исходя из своих представлений об учёбе, особенностей преподавательского состава и так далее. В магистратуре обязаловки и того меньше – только 30%. В новых стандартах акцент сместился с процесса на результат: что выпускник вуза должен знать на выходе – это, кстати, тоже из принципов Болонской системы образования. 

Невесёлые перспективы 

В большинстве вузов грядущий учебный год ожидают без воодушевления. Причём не только преподаватели: образованию, которое обещают давать бакалаврам, не верят и сами потенциальные студенты. 

– В ноябре-декабре у нас был дурдом: куча взрослых людей бежала сдавать документы на второе высшее ускоренное, чтобы, отучившись, стать специалистами, – заметила к.э.н., доцент Байкальского государственного университета экономики и права Ирина Жижко. –  Все сожалеют о прежнем образовании. 

– У нас уже второй год примерно четверть мест отдано бакалавриату, но это нисколько не востребованно, – согласился проректор по учебной работе Иркутского госуниверситета Игорь Гутник.  – Те, кто шли на бакалавров, в процессе учёбы просто переводились на специалистов. Но теперь такой вариант невозможен. 

Игорь Гутник понимает своих студентов. «Наше образование изменится не в лучшую сторону», – заявил он. Профессор считает, что условия, в которые будет поставлена система высшего образования в России, приведут к его расслоению. 

– Раньше наша образовательная система строилась на почти типовых учебных планах, – напомнил он. – Образовательный уровень с поправкой на компетенцию преподавателей был одинаков для всех вузов: как в Иркутске, так и в Москве. Введение стандартов может привести к тому, что выпускники разных вузов будут иметь результаты, отличающиеся друг от друга как минимум наполовину. 

По мнению Гутника, возможность творческого подхода к обучению позволит некоторым вузам снизить образовательную нагрузку для привлечения студентов. А это приведёт к тому, что Россия может потерять единое образовательное пространство. И, например, переход из одного университета в другой будет связан с огромными сложностями, ведь неизвестно, насколько в этих вузах будут отличаться внутренние стандарты. Гутник считает, что могут возникнуть проблемы и с трудоустройством, ведь работодатель не будет знать, какого именно уровня ему достанутся молодые специалисты.  

– Да, нам говорят, что для вузов будут единые требования по результативности обучения, – сказал Игорь Гутник. – Но как можно требовать результатов, не дав методов сопровождения? Перед введением глобальных изменений нужно провести большую методическую работу, чего сделано не было. Сейчас вообще не очень понятно, чего хочет от нас Министерство образования. 

«Это конец образования»

– Чёткой программы перехода на новую систему из Министерства образования до сих пор не пришло, – под-твердила Ирина Жижко. –  Как теперь обучать бакалавров и магистров, нам не сказали, хотя должны были сделать это ещё до нового года. По новым стандартам пока тоже никаких пояснений нет. Не хочу выглядеть консерватором, но всё слишком стихийно. Полгода до приёма в вузы, а мы не знаем, как преподавать. Разве можно ломать систему образования и делать это так быстро?   

Пока что вузовскому сообществу остаётся довольствоваться общими пояснениями о том, какие дисциплины должны быть на первом курсе у бакалавров, какие на втором  и так далее. Но объём знаний, который, вероятно, будет сокращён за счёт ушедшего года образования, ещё не известен. 

– Я преподаю на последнем курсе, с меня университет требует рабочую программу, а я не знаю, что писать, потому что неизвестно, какой уровень знаний получат ребята на предыдущих курсах, – пожаловалась Ирина Жижко. 

Филологи из ИГУ вообще бьют тревогу. 

– Спустили сверху образовательные планы на следующий год, и нам стало страшно: будет огромное сокращение часов предметов по специальности, – рассказала старший преподаватель кафедры русского языка и общего языкознания ИГУ Людмила Рябинина. – Первые два года будут вестись «общественные предметы»: менеджмент, история, философия. История – это прекрасно, но как учитель русского языка может не изучать русского? Когда эти изменения обсуждались на всероссийском уровне, декан филфака МГУ сказала, что это конец образования. 

По информации Людмилы Рябининой, количество часов русского языка сокращается не только у филологов, а по множеству специальностей. 

– У меня  треть нагрузки – это русский на геофаке. Со следующего года её не будет, – сообщила преподаватель. – Понятно, что это не профильный для геологов предмет, но после того, как с ними повоюешь, им становится интересно, они хотя бы «дОбыча», «средствА» и «рУдник» не говорят. 

Знание – сила 

Гораздо более позитивно ситуацию восприняли в технических вузах. 

– Отличия от схемы и уровня образования прошлых лет в нынешней системе будут, однако, по сути, обучение останется таким же, – считает проректор по учебной работе Иркут-ского госуниверситета путей сообщения Виктор Макаров. 

Его логика объяснима: по информации Макарова, в вузе остаётся до 80% прежних специальностей и только 20% направлений подготовки будет осуществляться в рамках бакалавриата.  

Без страха смотрят в будущее и в Иркутском государственном техническом университете: его проректор по учебной работе Николай Буглов вообще не увидел смысла обсуждения грядущих перемен: «Что об этом говорить? – спросил он. – Всё как обычно». 

Возможно, дело в том, что Болон-скую систему и стандарты третьего поколения «догоняет» новый закон об образовании, который включит в себя и упорядочит нововведённые принципы образования. Есть мнение, что проект закона об образовании писался под столичные вузы. От его принятия действительно существенно выиграют крупные университеты, но не только столичные, а все федеральные и научно-исследовательские. Они, по замыслу российских властей, должны стать ядром новой российской системы высшего образования. Именно к числу научно-исследовательских и принадлежит ИрГТУ. 

Преподаватели, которым не посчастливилось быть сотрудниками подобных вузов, язвят, что в приоритетных университетах понятны правила игры, а потому перемен там ждут спокойно. Возможно, так же флегматично относилось бы к нововведениям и остальное вузовское сообщество, если бы ему было больше известно о планах Министерства образования и методах их воплощения. Пока же в условиях отсутствия информации преподаватели продолжают делать догадки и ждать худшего. 

Читайте также

Подпишитесь на свежие новости

Мнение
Проекты и партнеры
  все
Свежий номер
Важное