издательская группа
Восточно-Сибирская правда

Диета для коррупционера

В конце недели иркутские, а затем и центральные информационные агентства взорвала сенсация – арестован мэр Братска, который, как утверждается, с лета вымогал взятку в 15 миллионов рублей у местного предпринимателя. Сенсацией эту в общем-то обычную новость (а то у нас другие мэры взяток не берут, и с этим не случается коррупционных скандалов, да?) делали обстоятельства задержания, напоминающие сценарий для комедии Леонида Гайдая: мэр ушёл от погони, захлопнув дверь «перед носом милиции» (почему-то именно эта подробность с носом настолько поразила моих коллег, что до сих пор бродит по информационным полосам Интернета именно в такой формулировке), после чего стал делать совершенно бредовые вещи – жечь деньги и выкидывать их в окно. Мне жалко не мэра, а деньги…

В этой новости сам мэр, честно говоря, не очень интересен. Хочется отметить только одно обстоятельство – товарищ (обращение по партийной принадлежности: мэр Братска, как известно, был выдвинут на пост мэра коммунистами) Серов был одним из нескольких героев последних областных выборов в муниципальную власть, когда коммунисты сумели «опрокинуть» «Единую Россию» в нескольких крупных городах области. Напомню, что очень скоро после выборов от КПРФ к  партии власти ушёл мэр Иркутска Виктор Кондрашов. Теперь из мэров уходит не отказавшийся от компартии Серов. Можно легко прогнозировать, что теперь разразится лёгкий «межконфессиональный» конфликт.

В нём «красные» будут утверждать, что мэра-коммуниста подставила стоящая у руля страны «кровавая гэбня», не простившая ему верности алому стягу, а поборники современных либеральных ценностей в ответ станут настаивать на том, что ВКП(б) давно является политическим трупом и в лице тов. Серова мы видим типичный образчик окончательно деградировавшей совковой партократии. Вмешиваться в этот местечковый междусобойчик, поддерживая одну из сторон, – то же самое, что выбегать на мини-футболе с трибун на поле, чтобы помочь забить любимой команде, – они и сами разберутся.   

Но собственно обстоятельства пленения мэра ещё и ещё раз заставляют задуматься о мистической природе денег. То, что взятки «слуги народа» брали, берут и будут брать, это неизменно, ибо один умный и подлый литературный герой метко заметил, что «с тех пор, как эти паршивцы финикяне придумали монеты, все остальные виды благодарности сильно обесценились». То, что достойным благодарности «слуги народа» считают самоё своё существованиё, – такая же данность, как заморозки летом в нашем суровом климате: спорить и возмущаться глупо и с точки зрения футурологии бесперспективно. 

И в данном контексте забавна и вызывает живейший интерес у широких масс населения такая необычная проблема коррупционеров – куда девать нажитые неправедным трудом купюры, когда они из ценностей внезапно превращаются в вещественные доказательства. Ведь, несмотря на широкое вхождение в практику пластиковых карт и банковских счетов в оффшорных зонах, оказывается, что ни один коррумпированный чиновник, от рядового гибэдэдэшника до правительственных топ-менеджеров, не может побороть в себе потребности хранить пучки и вязанки купюр под рукой – в матрасе, в рабочем кабинете, в запаске служебной машины с мигалкой. 

Поэтому, когда чиновник попадает в цепкие когтистые лапы правопорядка, возникает насущная необходимость избавляться от этого плохо поддающегося уничтожению материала. Мой друг Саша Шумилов, президент ангарского фонда «Город без наркотиков», рассказал мне смешную историю. Они с Госнаркоконтролем проводили операцию по задержанию торговцев героином. Несколько часов сидели в засаде и ждали, когда на условленное место подъедет машина с барыгами. Машина уже приближалась, и тут её остановили не вовремя оказавшиеся поблизости сотрудники ГИБДД. 

Барыги подошли к милицейскому «бобону» и быстро решили вопрос, вручив стражам дорог несколько купюр. Понимая, что наркоторговцы не будут проворачивать свои дела на глазах у поста ГИБДД, наркоборцы решили действовать «здесь и сейчас», выскочили из засады и бросились на задержание. И тут их глазам предстала совершенно сюрреалистическая картина: решившие, что операцию проводит служба собственной безопасности милиции, гаишники заблокировали в своём «бобоне» двери, разделили деньги поровну между собой и принялись их торопливо есть. В смысле – кушать, жевать и глотать. 

Единственный рациональный способ уничтожить деньги в качестве улик мне рассказывали в иркутском НИИ МВД, и придумали его, как ни парадоксально, цыганские барыги. Как известно, чтобы задержать наркоторговцев, сначала надо провести контрольную закупку героина, расплатившись мечеными купюрами. Деньги при этом метят не видимым глазу спецвеществом, которое проступает только в свете ультрафиолетового фонарика. Торгаш получает «заряженную» купюру – и краска остаётся у него на руках, не отвертишься. Ну как же, не отвертишься! Вы не знаете этих ушлых барыг!

Врываются наркоборцы «на адрес», а там огромная цыганская семья, четыре пятых которой составляют маленькие дети,  чумазые и горластые. И инфракрасная краска – у всех на руках, включая кошку. Поди докажи, кто тут героин продавал!

Есть деньги, как и жечь их и выбрасывать в окно, – это святотатство и плохая примета. Государству при этом можно посоветовать не разрабатывать новые степени защиты купюр, а в рамках антикоррупционной программы делать деньги из негорючих, нервущихся материалов. Как известно, слоган «Деньги не пахнут!» ввёл император Веспасиан, додумавшийся взимать налоги с уличных сортиров. Интересно, а как они, деньги, на вкус?

Читайте также

Подпишитесь на свежие новости

Мнение
Проекты и партнеры
  все
Свежий номер