издательская группа
Восточно-Сибирская правда

Вера, одежда, любовь

Образ жизни современной российской женщины попал в поле зрения Русской православной церкви ещё несколько недель назад. И всё не даёт покоя. В середине января глава синодального отдела по взаимоотношениям церкви и общества Всеволод Чаплин высказался в публичном обращении в стиле «Не могу молчать»: мол, надо бы установить дресс-код в стране. Иерарх РПЦ акцентировал своё внимание на женщинах и их «развязном внешнем виде», который, по его мнению, приводит к «любвям на один раз», «краткосрочным бракам» и «крысиным разводам». «Благодарю тебя, отец Всеволод!» – отозвался в своём блоге руководитель миссионерского отдела Иркутской епархии Вячеслав Пушкарёв. Отстаивать эту позицию ему пришлось в обществе психолога, участницы шоу красоты, хозяйки модного бутика, муфтия и дизайнера одежды на «круглом столе», прошедшем 2 февраля в редакции «Комсомольской правды».

Спор о том, что хочет сказать женщина, надевая на себя то, в чём общество застаёт её в публичных местах, было предложено начать Кристине Мищенко, иркутской модели,  участнице реалити-шоу «Офис». 

– Вы предлагаете что? Надеть что-то очень скромное, что не вызывает желания у мужчин? – поинтересовалась в первую очередь Кристина и кокетливо хохотнула. – Как победительница многих конкурсов красоты, хочу сказать, что каждая девушка должна одеваться в зависимости от настроения. Если у меня хорошее настроение, я надеваю что-то открытое, короткие юбки. Мне очень сложно одеться скромно, – предупредила она.  

В этот день настроение Кристины было выражено тёмными обтягивающими джинсами, чёрным топом и короткой кожаной жилеткой. «Я  решила, что сегодня должна быть молодёжной, но стильной», – пояснила она свой выбор одежды. 

Драматургия встречи наверняка предполагала, что главным её соперником в дискуссии станет сидящий напротив девушки в традиционном одеянии священника протоиерей Вячеслав Пушкарёв. Тот, вероятно, решил изучить соперника получше и поинтересовался у Кристины: 

– А встать можете? 

Девушка с готовностью поднялась со своего места и продемонстрировала собравшимся обтянутый джинсами таз и стройные ноги на шпильках. 

– Ну, нормально человек одет. Прилично, – оценил отец Всеволод. 

Отец следит за тобой 

К концу дискуссии Кристина Мищенко и протоирей Вячеслав Пушкарёв нашли много точек соприкосновения

У протоиерея глаз намётан: в своём блоге священник описывал, как ходит по страничкам друзей в социальной сети «Одноклассники» и просит их убрать фото, которые кажутся ему неуместными. 

– Я не помню, сколько  у меня там друзей, – нахмурился отец Вячеслав (зрители в это время захихикали, что после таких просьб количество может и уменьшиться. – Авт.) – Ну, наверное, под 400 контактов будет. И они позволяют  себе выставлять достаточно безобидные, на взгляд современной общественности, фото, например, топлесс или на пляже. 

Такие фото можно показывать только самому любимому и близкому человеку, считает отец Вячеслав. А показывают ему. Впрочем, по словам протоиерея, он «никого не осуждает, тихонечко ставит всем «5», а тем, которые ему не нравятся, не ставит и пишет: «У вас прекрасные фото, но такие-то лишние». «И ни один не отказал, все убирают эти фотки!» – заявил священник.   

– Подождите! – вмешалась тут же Кристина Мищенко. – У меня тоже есть страница в «Одноклассниках», и там достаточно откровенные фото. И я хочу, чтобы мои фото смотрели, чтобы кто-то их заметил, я хочу сниматься в кино! 

– Не родись красивой, а родись счастливой! – тут же «в пику Кристине» заметил отец Вячеслав. – Великими актёрами становятся не красивые, а удачливые люди. А красивых используют и выбрасывают! – пригрозил он. 

– Дайте мне микрофон, – заволновалась Кристина. – Талантливые становятся актёрами! 

– Но в женщине редко совпадает красота с талантом, – категорично заявил протоиерей. Потом опомнился и добавил: – Хотя, конечно, бывает и такое.  

Кристина успокоилась, а священник, глядя ей в глаза, стал проникновенно убеждать: 

– Но бывает так только тогда, когда есть мощный внутренний стержень. Я имею в виду религиозный стержень, потому что ничего так крепко в землю не втыкается и не идёт так далеко в небо. Всё остальное стоит недолго и ломается быстро! 

– Мама?.. – неуверенно промолвила девушка, завороженно глядя на священника. 

– Я согласна с вами, но не забывайте, что мы живём в светском государстве, – охладила пыл протоиерея Марина Кузнецова, владелица бутика модной одежды и по совместительству мама Кристины.

– А вы не думаете, что это только пока? – спровоцировал новую дискуссию священник. 

– Я бы не хотела этого, – женщина была непреклонна. – Россия слишком свободолюбива и слишком многоконфессиональна. Давайте в этих вопросах ориентироваться на Европу, на Францию. 

– Но во Франции недавно запретили паранджу, – напомнил отец Вячеслав. 

– Вот, и я о том же, – кивнула Марина Кузнецова, видимо, забыв о соседстве с муфтием. Муфтий промолчал. 

От «Одноклассников» до изнасилования 

– Очень часто изнасилования происходят после того, как девушки в социальных сетях выкладывают откровенные фото, – попытались вернуть дискуссию в основное русло ведущие. Получилось несколько противоречиво: – Это не голословная информация. По статистике следственного комитета, в Иркутской области с каждым годом изнасилований всё меньше. Причины изнасилований следователи связывают с Интернетом и развязным поведением женщин. Девушка приходит в бар, ночной клуб, начинает фривольно себя вести, выпивать и этим провоцирует мужчин. Какое мнение у наших гостей по этому поводу? Действительно ли одежда не имеет значения, когда идёт речь об изнасиловании?

Реплика о том, что в изнасиловании «мужчина тоже как-то виноват», утонула незамеченной. А подробно на вопрос как художник-модельер и человек, «влюблённый в одежду» вызвалась ответить Светлана Бекарева, которая заявила, что «конечно, очень большое количество преступлений провоцирует эта самая одежда». 

 – Другое дело, что в нашей стране вековых традиций дресс-кода не существует и вопрос, как правильно одеться, это вопрос воспитания и присутствия вкуса, – заметила она. – Было бы замечательно, наверное, сделать указ, чтобы с  первого числа у всех появились воспитание и вкус и все правильно одевались. Но это невозможно сделать быстро, и невозможно сделать конкретными шагами или указом.  Я, кстати, согласна с Чаплиным, – несколько парадоксально завершила она. 

– Он озвучил то, что накипело, – подхватил тут же протоиерей Вячеслав Пушкарёв. –  Простейшая вещь: ты заходишь в мастерскую, чтобы распечатать кандидатскую, там девушка, нормально одетая, ну, спереди, начинает нагибаться – и у неё, извините, полпопы голой. Ну это что? Ну кому интересны эти её полпопы на рабочем месте? Это неприятно, некрасиво. 

 – Джинсы, наверное, неправильно подобраны по размеру были, – вступилась за девушку Кристина. 

– Но даже в церковь женщины приходят с непокрытой головой, в джинсах, в шортах и в майках, можно ли говорить о всероссийском дресс-коде? – поинтересовалась ведущая «круглого стола» у священника. 

– Сегодняшнее состояние церкви – это момент поднятия с колен, – возразил протоиерей. – Мы не можем гнать людей, которые ничего не соображают. Приведу пример: лет шесть назад я стою после службы, жара, август. Заходит девушка: юбка только плавки прикрывает. Купила свечку и начала бить земные поклоны! И что, я должен был подойти и треснуть её по голове? Нет, я промолчал, но когда она выходила, сказал: «Девушка, у вас всё красиво, но показывать в церкви это не нужно». 

– А у нас определённый порядок есть: мужчины стоят впереди, женщины – позади, – заметил муфтий Иркутской области Фарид-хазрат Мингалеев.

Резюмировал вопрос психолог Иван Глебец, который заметил, что в России давно существуют дресс-коды: в церкви, в спортзале, в театре, в офисе уместен различный стиль одежды. 

– Другое дело, как эти дресс-коды соблюдаются, – сказал Иван Глебец. – Допустим, я точно знаю, что в ночной клуб меня в кроссовках не пустят. А вот сегодня услышал, что из церкви в мини-юбке человека могут и не вывести. 

Битва за женихов

Ожидаемого многими наблюдателями холивара на «круглом столе» так и не случилось. Напротив, участники дискуссии под конец её стали находить всё больше точек соприкосновения. 

Отец Вячеслав цитировал по памяти Коран, утверждая, что «женщина как камень: правильно положил – правильно лежать будет, неправильно положил – будет норовить упасть».  

– Если мужчины будут мужчинами, – начал рассуждать священник, – а не тряпками, не размазнёй, не альфонсами…

– Да, да, да, пожалуйста! – выкрикнула с места Кристина Мищенко, сложив руки в молитвенном жесте. 

– Тогда и женщины будут нормальными, послушными, причинно одетыми, – продолжил отец Вячеслав, который даже проникся состраданием к женщинам. – Сейчас я понимаю женщин, почему они так неприлично одеваются, – сказал он. –  У нас у оставшихся к 40 годам в живых мужчин из 85 только 60 способны быть семьянинами, а остальные либо больные, либо наркоманы, либо то да сё. А женщины почти все нормальные. В смысле – способные к семье. Им не с кем строить свою семью, и, конечно, они как волчицы шныряют, чтобы кого-то выловить и съесть. А в этой борьбе, особенно за богатых и красивых, все средства хороши. 

Читайте также

Подпишитесь на свежие новости

Мнение
Проекты и партнеры
  все
Свежий номер
Важное