издательская группа
Восточно-Сибирская правда

Вторичное и первичное жульё

«Конкурент» раскрывает популярные в Иркутске схемы мошенничества при продаже квартир

«Если б я знал, разве ж деньги им отдал?» – передо мной сидит дедушка и чуть не плачет. Два года отдавал деньги за квартиру, а она досталась другому владельцу. Истории «обломов» при покупке жилья похожи одна на другую, но каждый покупатель несчастен по-своему. Сделки разыгрываются по сценарию: «купил, очнулся – на улице». И уже мало кого удивляют. В своей беде люди винят риэлторов и застройщиков. «Конкурент» решил выяснить, насколько велики шансы того, что обидчика могут привлечь к уголовной ответственности и посадить за решётку.

Касса взаимопомощи 

Пенсионеру Валерию Стерхову пять лет назад понадобилось переехать в Иркутск. «Я тогда работал в милиции охранником, а жили в посёлке Майск. На работу рано вставать было, поэтому решили с сыном покупать квартиру», – рассказал Стерхов. В газете он нашёл объявление о некоммерческом партнёрстве «Союз взаимной поддержки», которое продавало квартиры в кредит. Чем это отличалось от банковской ипотеки, Стерхов толком не знал, но документов в партнёрстве требовали меньше. Пенсионер подыскал подходящую квартиру – пристройку к дому вблизи Ушаковки, на улице Береговой. После чего объект выкупило партнёрство. Пенсионер сразу отдал «Союзу взаимной поддержки» треть стоимости квартиры – 110 тыс. рублей. А потом два с половиной года выплачивал оставшуюся сумму плюс около 18% от стоимости жилья за предоставление кредита. 

Проблемы начались, когда дело дошло до передачи квартиры Стерхову в собственность. Вдруг оказалось, что она уже не принадлежит партнёрству. Объект успешно переписали на третье лицо, пока пенсионер выплачивал деньги. «Меня предупредили, мол, вы живёте в чужой квартире, вас в любой момент могут выкинуть», – вспоминает Стерхов. Продолжая жить на чужой площади и платить за коммунальные услуги, пенсионер написал заявление в милицию. 

Сила убеждения 

Заявление Стерхова в течение нескольких месяцев 2010 года ходило по структурам ГУВД и прокуратуры. В ходе проверок выяснилось, что НП «Союз взаимной поддержки» было создано в 2004 году «для оказания финансовой помощи членам и кандидатам в члены партнёрства в форме предоставления займов». «Первоначального капитала у партнёрства не было. Он составлял ноль рублей, – говорится в материалах проверки. – Членские и вступительные взносы шли на содержание аппарата, оплату аренды, рекламу. Паевые – в накопительный фонд, из которого покупались квартиры и автомобили». По данным ГУВД, в 2004 году партнёрство приобрело 12 квартир, в 2005-м – 25 квартир и 12 автомобилей, в 2006-м – 21 квартиру. «В 2007 году начались задержки в приобретении квартир», – отмечается в материалах. Как утверждает Стерхов, партнёрство работало с клиентами в Иркутске, Ангарске и Усолье-Сибирском. 

Дом на Бородина, 45 – единственный объект долевого строительства, по которому заведено уголовное дело

Объяснение того, что жильё оказалось в собственности третьих лиц, в результатах милицейских  проверок тоже есть. Согласно им, председатель НП «Союз взаимной поддержки» познакомился с человеком, который мог дать денег на приобретение квартир очередникам. Как рассказал следователям глава партнёрства, заимодавец предложил схему, по которой можно было отнять у членов НП все квартиры. Схема была следующей: он будто бы кредитует партнёрство, но фактически денег не перечисляет. В этом случае формально долги росли бы, а жильё – переоформлялось на кредитора. Однако председатель НП не согласился на это,  утверждается в материалах доследственной проверки. Тогда неудавшийся кредитор «стал запугивать председателя, угрожать ему и родственникам физическим насилием». В общем, после «угроз и психологического давления» глава НП согласился и переписал как минимум квартиру на улице Береговой. 

Отказ в возбуждении уголовного дела пенсионеру Стерхову написали на восьми листах. В них говорится, что прокуратура Свердловского района Иркутска несколько раз пыталась отменить это решение и направляла материалы на дополнительные проверки. Да, они выявили признаки состава преступления по ст. 159 «Мошенничество»,  но «в связи с тем, что сроки проверки истекли»,  решено «отказать в возбуждении уголовного дела». В постановлении добавлено, что «в деянии отсутствует состав преступления». Стерхов признаёт, что на этом этапе проиграл. И собирается в суд, чтобы пытаться установить право собственности на квартиру, за которую заплатил. 

Ни лает, ни кусает 

Риэлторы, на которых заводят уголовные дела, обычно пользуются поддельными документами, подтверждающими право собственности, рассказал оперуполномоченный по борьбе с экономическими преступлениями УБЭП ГУВД Максим Сидоров. Как правило, в качестве жертв выбирают одиноких стариков и неблагополучные семьи, которых выселяют, а их квартиры продают по два-три раза. Хотя пострадать могут и состоятельные люди. По словам Сидорова, сейчас расследуется дело риэлтора, который успевал менять замки на коттеджах и оформлять поддельные документы на них, пока настоящие хозяева были в отпусках. На чужую загородную недвижимость находились покупатели. «Они отдавали риэлтору иногда 100 тыс., а то и 500 тыс. рублей в качестве задатка. Продавец благополучно исчезал с деньгами», – отметил оперуполномоченный. Он добавил, что предприимчивый продавец сейчас находится на свободе. Обвинение ему пока не предъявлено. 

В прокуратуре Иркутска припомнили ещё одно дело «чёрного риэлтора», уже осуждённого.  Это глава агентства  недвижимости «XXI век» по фамилии Сафаров. Он выбирал клиентов из числа неблагополучных горожан. Затем агентство обменивало или покупало квартиры по цене существенно ниже рыночных. А его клиенты оказывались на улице либо переезжали жить в другие районы области. Там в одной квартире могли оказаться вместе сразу несколько клиентов. В итоге Сафарова обвинили в мошенничестве и самоуправстве, рассказал  заместитель прокурора Иркутска Алексей Золотухин. Правда, осудили риэлтора лишь по двум из 14 эпизодов. Сафарову дали два с половиной года в колонии общего режима и обязали выплатить 35 тыс. рублей штрафа. 

Непривлекательные застройщики 

Список процессов в отношении застройщиков, которые тоже часто нарушают закон при продаже квартир, ещё скромнее. «Конфликтов много – уголовных дел мало», – описывают общую ситуацию в правоохранительных органах. Хотя схемы нарушений им хорошо известны. По словам Максима Сидорова, самая распространённая такова: фирма заключает договоры «долёвки», не имея на то законных оснований (проектно-сметной документации, разрешения на строительство и прочего). Или, к примеру, имея не совсем те основания. «Сейчас проводится проверка по факту того, что фирма в нарушение документации надстроила несколько этажей и продавала там квартиры. В этом случае жильё может не отвечать требованиям и вообще быть опасным для жизни, – пояснил Сидоров. – Вероятно, здесь выявят признаки мошеннических действий. Хотя не факт. Могут и самоуправство вменить. Но это уже не наша компетенция, а милиции общественной безопасности и центра по борьбе с правонарушениями в сфере потребительского рынка». 

В УБЭПе сообщают, что в 2010 году в сфере строительства в Иркутской области было возбуждено 120 дел. Это почти вдвое больше, чем в 2009-м. Впрочем, лишь единицы дел касаются долевого строительства. Остальные связаны с самыми разными сегментами – строительством гаражей, внутренней отделкой, коммуникациями. В УБЭПе признают, что мошенничество при долевом строительстве сложно доказать. На это есть «субъективные и объективные причины». И если в первом случае речь идёт о «слабой судебной практике», то во втором – о бессилии закона. «У преступлений средней тяжести, в том числе мошенничества, срок давности – три года. Скажем, начала компания стройку три года назад, заключила договоры, нарушила закон. Но руководство уже не привлекут к уголовной ответственности. И даже если дело заведут до истечения срока, всё равно следствие прекратится, как только пройдёт срок давности. Так что в основном всё решается в рамках гражданско-правовых отношений», – пояснил Максим Сидоров. 

Привлечь к уголовной ответственности руководство строительной фирмы было проще до прошлого года, когда отменили лицензии в этой отрасли. «Строили без лицензии, получали выгоду более миллиона рублей – можно было обвинить в незаконном предпринимательстве. Но сначала размер выгоды повысили до 6 млн. рублей, а потом и сами лицензии отменили», – сказал Сидоров. Помощник прокурора Иркутска Александр Цариев добавил, что фактически любая компания, не имеющая отношения к отрасли, теперь может построить здание без документов, продать его и избежать уголовной ответственности. «Тем не менее люди надеются до последнего, ждут, пока пройдут все сроки, рассчитывая получить квартиру», – уверен Цариев. К тому же далеко не все проверяют документы, прежде чем заплатить. По словам Сидорова, некоторые отдают деньги даже без расписок.

Такой единственный Кузнецов 

В ситуации, когда к уголовной ответственности почти никто из иркутских застройщиков и риэлторов не привлекается, поистине эксклюзивным можно считать случай знаменитого предпринимателя Евгения Кузнецова. В разных случаях он является либо учредителем, либо директором компаний ООО «СибРоссо», ООО «РоссДСМ», ООО «МетРоссо»,  ООО «МолдРосс». По неофициальным данным, на сегодня этими компаниями не достроено или не введено в эксплуатацию порядка 20 многоквартирных домов в Иркутске. Первое уголовное дело на Кузнецова завели пару лет назад, рассказал Алексей Золотухин. Тогда расследование шло по двум домам на улицах  Румянцева и Багратиона, которые построило ООО «РоссДСМ». «Но тогда не был выявлен состав преступления. Всё упиралось в то, что у Кузнецова имелось разрешение на строительство. Сам факт мошенничества не был доказан, дело закрыли», – пояснил зампрокурора. 

На днях стало известно о новом уголовном деле, в котором фигурирует Кузнецов. Его подозревают в мошенничестве при строительстве многоэтажки на Бородина, 45, подтвердил заместитель прокурора Свердловского района Иркутска Юрий Доценко. По его словам, речь идёт о нашумевшем доме, где более 40 человек почти год живут без коммуникаций. Доценко отказался сообщить детали, сославшись на то, что «дело очень непростое» и «много обстоятельств, которые ещё предстоит выяснить». «Расследование длится уже два месяца, но ещё не завершено. Звоните через месяц», – отрезал Доценко. Как сообщил другой собеседник «Конкурента», не исключено, что в отношении пред-

принимателя Кузнецова вскоре будет возбуждено ещё одно дело. Сейчас, по словам источника, проводятся доследственные проверки. Но, разумеется, никто не берётся гарантировать, что это дело появится, а существующее – дойдёт до суда.

Читайте также

Подпишитесь на свежие новости

Мнение
Проекты и партнеры
  все
Свежий номер