издательская группа
Восточно-Сибирская правда

Защитите мой стишок

В любом сознательном человеке одно из самых сильных чувств – чувство собственности. Хотя учёные утверждают, что первобытный человек впервые взял в руки дубину, чтобы добыть своей первобытной женщине мамонта, мы-то, обыватели, знаем, что он взял в руки дубину, чтобы защищать от других пещерных человеков и своего мамонта, и свою женщину. С тех пор прошло много веков и даже несколько тысячелетий, но это чувство практически не изменилось – слегка изменился и существенно пополнился список вещей, которые теперь необходимо защищать. Неоспоримым свидетельством развития цивилизации является то, что теперь в этом списке находятся и нематериальные ценности. По большей части это произведения искусства – стихи, музыка, картины, а в последнее время, отдавая дань техническому прогрессу, – фотографии и компьютерные программы. «Иркутский репортёр» решил выяснить, как в Иркутске обстоит дело с таким актуальным вопросом, как защита авторских прав на интеллектуальную собственность. Тем более что выдался подходящий повод.

Дата-подпись как знак авторского права

У учёных есть такая профессиональная шутка: «Наука – это способ удовлетворять собственное любопытство за государственный счёт». Журналистам проще: им за удовлетворение любопытства платят зарплату и гонорары. Как известно, корыстный интерес – самый острый. И вот не так давно корреспондент «Иркутского репортёра» написал песенку. Хотя в обществе и считают, что журналистом может работать любой идиот, на самом деле такие в профессии долго  не задерживаются, а вот разнообразно одарённых и  талантливых людей хватает.

Поэтому к патентному поверенному Татьяне Шестаковой в бюро патентов и товарных знаков «Иртелла» «Иркутский репортёр» шёл не только с профессиональным, но и с личным интересом. Но на его месте мог бы оказаться каждый.

– Я написал песенку. Ужасно боюсь, что похитят её пронырливые акулы шоу-бизнеса. Что делать?! – начал он причитать, даже не поздоровавшись. 

– Для начала сесть и успокоиться! – Татьяна Александровна приветливо указала на стул и, понимая, что клиент по-прежнему находится в состоянии аффекта, развернула свою мысль. – Раз вы песенку написали, то вы уже находитесь под защитой закона об авторском праве. 

– Как это? – удивился «Иркутский репортёр», настроенный на долгую волокиту с документами и значительные денежные расходы.

Оказалось, что беспокойство за свою интеллектуальную собственность в обществе несколько преувеличено. Четвёртая часть Гражданского кодекса всеобъемлюще защищает любые произведения, созданные, что называется, своей кровью и соками мозга. И кроме патентов на изобретения и прав на «средства индивидуализации» ( то есть  торговые марки и уникальные логотипы)  защищает и авторские права на достижения в сфере искусства. 

– Для начала вам следует усвоить одну простую мысль, – с кротостью и терпением психиатра втолковывала патентный поверенный Шестакова. – Авторские права в вашем случае возникают по факту создания произведения искусства в любой объективной форме, – последние три слова и предлог она подчеркнула интонацией особо. 

– Как это? 

– Это значит, что когда вы написали стихотворение, нарисовали картину, записали текст и ноты песни на бумаге или записали песню или стихи на какой-нибудь электронный носитель – фото, видео, флэш-память, – то уже являетесь их законным правообладателем. В идеале нужно поставить подпись, дату создания и знак охраны авторского права – букву «с» в кружочке. 

Всё оказывалось как-то слишком просто. И «Иркутский репортёр» углубился в конспирологию:

– Вы не знаете этих ушлых акул шоу-бизнеса! Они ведь тоже напишут мою песенку на бумажке, а дату поставят более раннюю! Как же быть?

– Тогда вам придётся обращаться в суд. Я не знаю точной процедуры, но предполагаю, что в таких случаях назначают специальные экспертизы – графологические, лингвистические, психологические, консультации со специалистами по этому виду искусства. Они должны будут доказать, что именно вам, а не оппоненту свойственен выбор этих слов, это ваш словарный запас и стиль выражения мыслей, если это музыка, то именно подобный стиль характерен для вашего творчества. 

Единственная серьёзная проблема состоит в том, что авторство в суде нужно будет доказывать за свои деньги. И, чтобы не попасть в такую ситуацию, достаточно побороть в себе естественную страсть к хвастовству. То есть, перед тем как исполнять, декламировать или петь свои бессмертные творения на публике, нужно их где-то зафиксировать под своей подписью, с указанием своего авторства и «даты изготовления». 

Раньше это была публикация стихов в газете, выпуск нот – даже если и за свой счёт, то с датой на книжке, которую ставит издательство. Сейчас и того проще: достаточно выложить своё произведение в Интернете – и с установлением приоритетной даты не будет проблем, благо, в сети всё автоматически регистрируется и изготовить фальшивку с опережающей датой нереально. «Иркутский репортёр» специально проконсультировался у знакомых специалистов-компьютерщиков, и они его заверили, что «пользователи не имеют доступа к управлению контентом, поэтому изменить дату в системных лог-файлах на сервере на бытовом уровне практически не представляется возможным».  

Кстати, забавный факт: чаще требуют зарегистрировать авторские права не сами авторы, а издательства – от них. Всё потому, что в свидетельстве РАО есть магическая фраза: «Автор (имярек) свидетельствует, что при создании вышеназванного результата интеллектуальной деятельности им не были нарушены права третьих лиц». Это значит, что если автор похитил чьё-то произведение и зарегистрировал на него авторские права, то все претензии за коммерческое использование будут обращены не на издательство, а на плагиатора. 

«Подать сюда автора!»

При этом нужно точно разграничить, кто является автором чего-либо, уточнила Татьяна Александровна. В её практике был случай, когда девушка – дизайнер журнала «Оптовик» судилась с его владельцем из-за, как ей казалось, нарушения авторских прав. Она придумывала макеты и верстала по заказу журнала рекламные блоки. Через некоторое время она уволилась, но, в соответствии с договорами рекламодателей, блоки продолжали выходить. Девушка посчитала их своей интеллектуальной собственностью и подала в Октябрьский суд Иркутска исковое заявление. Причём обставлено это дело было очень шумно: девушка пригласила на заседание множество  местных журналистов, пообещав им шумный процесс, первый в Иркутске по установлению авторских прав. 

Владелец журнала в отчаянье обратился в патентное бюро «Иртелла», и Татьяну Шестакову вызвали в суд в качестве консультанта:

– Честно говоря, мне было страшновато. Кругом водят каких-то уголовников в наручниках. Нужно было установить авторство двух блоков: на одном был бородатый мужик с кружкой пива, на другом – реклама женских колготок, я и сама такие ношу, там красивые женские ноги на картинке. Мужчина был взял из журнала «Космополитен», а девушка – с упаковки колготок. Дизайнер просто подверстала к ним названия фирм, которые их продают в Иркутске, и адреса магазинов. Я её спросила: «А эта  красивая девушка или этот бородатый мужик сами вам позировали, это вы изготовили фотографии?» Она ответила, что, конечно же, нет, она только использовала картинки для своих макетов. Я тогда удивилась: «А в чём же вы видите ущемление своих авторских прав? Мне кажется, что ущемляются авторские права этого мужика и этой девушки!» Суд дизайнер проиграла, хотя её адвокаты пытались сделать отвод меня как консультанта, заявив, что у меня нет юридического образования. 

Мораль этой частной истории в том, что человек может получить авторские права на то, в чём усматривается его новое, индивидуальное и творческое проявление. Какие, например, могут быть авторские права на изображение ангарского моста? Тем не менее несколько лет назад один известный в Иркутске фотограф подал в суд на рекламное агентство, которое использовало для изготовления уличного баннера его фотографию этого стратегического объекта. Жаловался на нарушение авторских прав и требовал за это авторских отчислений и компенсации морального ущерба своему раздутому профессиональному самолюбию. 

Тогда его иск удовлетворили, хотя, по мнению Татьяны Шестаковой, его можно было отклонить очень простым способом: найти фотографии моста, сделанные с того же ракурса, благо, его фотографировали часто и охотно со всех сторон. В этом случае сам фотограф мог быть признан нарушающим авторские права – по его же логике. 

– В подобных случаях всегда стоит один сложный вопрос: а что признавать объектом авторского права? – объясняет Татьяна Александровна. – Ведь в простой фотографии моста нет никакой индивидуальности, творческих проявлений, особенностей мышления автора. Интеллектуальная собственность может проявляться в том, что он подкараулил какой-то особый момент – на рассвете, в каком-то отражении, при особых погодных условиях или при уникальных событиях на мосту. 

Ещё один спорный прецедентный случай был с известным иркутским художником, который делал картины из бересты. Он пришёл зарегистрировать на них своё авторское право и был очень  разочарован, когда ему объяснили: нельзя зарегистрировать авторское право на изделия из бересты как метод: его может использовать любой человек; нельзя зарегистрировать авторские права на сюжеты: их можно нарисовать, например, акварелью. Он может зарегистрировать права только на свои сделанные картины, но даже их можно воспроизвести из бересты, немного изменив сюжет. Так что получение свидетельства Российского авторского общества никаких преимуществ ему не даёт, ибо вряд ли какому-то художнику захочется тщательно воспроизводить то, что уже сделано до него. 

Авторские права на шум Байкала

«Сумасшедшие учёные», которые каждую неделю приходят в патентное бюро получать свидетельство об изобретении вечного двигателя, уже стали устойчивым образом для фильмов и анекдотов, но у нас в городе не менее творчески одарённые и представители самодеятельного искусства. Например, зарегистрированы права на настольную игру «Кругосветное путешествие»: автор хотел её производить в промышленных масштабах и позаботился о сохранении авторства.  

Свидетельства о регистрации результата интеллектуальной деятельности были получены на сборник инструментальных произведений без текста «Детский театр» и методическое пособие «Сказочный английский». Последний случай Татьяна Шестакова прокомментировала:

– Следует помнить, что мы регистрируем только форму, но не содержание. То есть, если кто-то тоже захочет обучать английскому через сказочные образы – имеет право. Нельзя только использовать рисунки из этой методики или цитаты из неё в других методиках. Но если возьмут идею и перепишут своими словами – это уже другое произведение, самостоятельно охраняемое по закону об авторском праве. 

Некоторое время назад один креативный товарищ попытался зарегистрировать авторские права на диск с записанным на нём шумом Байкала, утверждая, что он обладает лечебным и успокаивающим действием на слушателя. Ему отказали, с трудом сдерживая смех, объяснили, что шум озера не является объектом авторского права, так как, с одной стороны, нельзя установить объективного автора шума, а с другой – Байкал не автор, а производитель записанных на диске звуков, а это всё-таки не одно и то же. 

Читайте также

Подпишитесь на свежие новости

Мнение
Проекты и партнеры
  все
Свежий номер
Важное
Adblock
detector