издательская группа
Восточно-Сибирская правда

Фейхоа тебе, дорогая

А не розы

Стремительно приближается Международный женский день, и мужики начинают судорожно носиться по городу в поисках букетов. Обычные мужики едут в цветочные ряды на Центральный рынок. Мужики с выдумкой идут составлять свою икебану в специализированные цветочные салоны, где изводят девушек-флористов своей неуёмной фантазией. Самые ленивые, то есть абсолютное большинство, тянут до последнего и утром Восьмого марта лениво бредут в ближайший павильон на остановку, на котором видны кривые разноцветные буквы из клейкой ленты: «Цветы. Круглосуточно. Без выходных», а за стеклом амбразуры трепещет пожелтевшая бумажка «Перерыв 15 мин.». Но всё же хочется избежать банального отчёта о росте продаж роз и тюльпанов, поэтому «Иркутский репортёр» решил выяснить, какие необычные цветы распускаются в Иркутске в этот праздничный день. И в поисках экзотики отправился в оранжерею СИФИБРа.

Подарок, выпить и закусить

В оранжерее царствовало лето. Оранжереей гордо называется обычного вида теплица, но за её неказистым обликом скрывается принадлежность к сложной структуре «фитотрон» – станции искусственного климата, частью которой является оранжерея. Станция была создана сорок лет назад, вскоре после того, как СИФИБР обосновался в Академгородке, на месте современного ИНЦ – Иркутского научного центра. Смысл существования фитотрона – создание в замкнутом пространстве помещения природных условий разных уголков планеты. Собственно фитотрон сегодня восстанавливается в отдельном здании – там Африка и Азия, пустыни и джунгли будут существовать в отдельных лабораториях-полигонах.

В оранжерее изначально хотели воссоздать всю планету под одним тепличным стеклом: в дальнем углу цветёт и пахнет Средняя Азия, слева от входа заканчивается осень в Индии, – но постепенно растения выкапывались, пересаживались, перемешивались, так что наконец установился полный ботанический интернационал и индийская камея роняет лепестки в маленький бассейн с водяными лилиями. 

Хотя считается, что в теплице должно быть тепло и влажно, вокруг стояла сухая жара и терпко пахло травами – нормальный иркутский июль. Сегодня оранжерея выполняет больше популяризационные, экскурсионные цели. 

– Какие растения начинают цвести к женскому празднику? – торжественно спрашивает «Иркутский репортёр» и неожиданно получает весьма приземлённый ответ:

– Так весна началась. Всё цветёт! – улыбается старший лаборант Татьяна Кулакова. 

– А какие необычные? – находится «Иркутский репортёр».

– У нас тут всё необычное. Пойдёмте. – Татьяна Николаевна углубляется в буйные дебри, и дорожка, огибая бассейн, приводит к горшкам с высокими красными цветами, на неискушённый взгляд «Иркутского репортёра» мало отличающимися от герани на школьных окнах.

– Вот, это индийская камея. – Татьяна Николаевна ласково проводит рукой над бутонами, а заметив недоумевающий взгляд, бросается на защиту: – Между прочим, это родственница китайской камеи, из которой делают очень хороший чай.

– А заварить вашу камею можно?

– Нет, индийскую не заваривают, но выглядит она примерно так же.

– С чаем облом, – печально вздохнул «Иркутский репортёр».

– У нас кофе плодоносит! Правда, вам он не подойдёт, он уже отцвёл. – Татьяна Николаевна подводит к невысоким зелёным кустам, ветки которых густо облеплены у самых веточек тёмно-бордовыми продолговатыми плодами размером с виноградины «дамских пальчиков». – Можете съесть ягодку, она сладкая и оказывает тонизирующее действие. Можете посадить семечку, и у вас вырастет кофейное дерево. Можете, наконец, пожарить и размолоть – будет настоящий натуральный кофе. 

– Тоже к Восьмому марта подарок – бразильский кофе, выросший в Иркутске, – задумывается «Иркутский репортёр» о насущном. – И необычно, и в хозяйстве полезно. 

– К кофе могу предложить вам лимон – он как раз в это время цветёт. – Татьяна Николаевна проходит в другой конец оранжереи, где под потолком висят огромные и бугристые плоды бледно-жёлтого цвета.

– Чего это они такие большие? Мутанты? – подозрительно прищуривается «Иркутский репортёр».

– Нет, это наш сорт, иркутский, гибрид с грейпфрутом. У него толстая кожица и очень высокое содержание витамина С. И это не самые крупные плоды – бывают размером с голову маленького ребёнка, самый большой, который мы снимали в оранжерее, весил 1300 граммов. А цветочки – вон они, – показывает на спрятанные в листве мелкие белые соцветия. – Набрать девушке букет из них будет сложно. Но к концу недели они раскроются, и аромат будет стоять по всей оранжерее. Аромат изумительный… На самом деле лимон зреет от цветка до плода девять месяцев – столько женщина вынашивает ребёнка. Поэтому на одном дереве вы видите и цветы, и созревшие плоды.

– Иркутский кофе и местный эксклюзивный местный лимон к нему, – размышляет «Иркутский репортёр». – Чего-то не хватает. Коньяк у вас не растёт? 

– Нет, коньяк не растёт, – смеётся старший лаборант. – Но есть мексиканская агава, из которой делают текилу, и винная пальма. Текилу мы, правда, не делали – не знаем как. А вот из ягод винной пальмы вино настаивали. – Татьяна Николаевна раздвигает на привычного вида пальме густые длинные листья и показывает густо усеявшие ствол мелкие рубиновые ягоды. – Только мы, как оказалось, неправильно сделали. Вино получают при сбраживании  сока пальмы, для чего либо надрезают ветку и собирают сок со ствола, либо кладут всю ветку с листьями в воду и настаивают брагу. А мы настаивали только ягоды. Но вино получилось ароматное. 

– Праздник в самом разгаре, – резюмирует «Иркутский репортёр». – А ягоду с дерева попробовать можно? 

– Не стоит. У неё внутри множество мелких острых семечек, вы можете поранить язык. 

– Чем же закусить?

– А у нас сейчас цветёт фейхоа. У него очень вкусные и полезные плоды – в них большое количество йода, и если бы он рос у нас в садах, то у людей не было бы проблем со щитовидной железой. Сейчас он только зацвёл – вам же цветочки нужны? Вон они – под самым потолком в листве прячутся маленькие, но очень красивые фиолетовые с жёлтым цветочки, похожие на птичек колибри. Плодоносит он в начале лета.  

Бася, родственница бегемотов, охотник на гиацинты 

Старший лаборант Татьяна Кулакова:
«Кофе уже отцвёл, а вот ягоды можно попробовать…»

И всё-таки хотелось набрать букет из экзотичных цветов. На что Татьяна Кулакова напела из Анны Герман:

– «Дурманом сладким веяло от слова твоего…»  У нас цветёт дурман. 

По соседству с лимоном обнаружились длинные белые бутоны. 

– Это африканский дурман, он большой и красивый. Интересно, что его плоды представляют собой подобие маленьких «ёжиков» – они взрываются и разбрасывают вокруг семена. Называется так цветок за аромат, который действительно сильно дурманит: от него настолько кружится и потом болит голова, что мы опасаемся долго работать рядом.

– То есть девушке на Восьмое марта их можно дарить только с далеко идущими коварными планами, – размышляет «Иркутский репортёр». – Ну, а экзотика в чистом виде?

– Пожалуйста, вот цветёт индийская азалия, цветок капризный и требующий повышенного внимания, как каждая девушка. – Татьяна Николаевна подходит к пышным белым цветам. – Она ещё красивее, только у нас последнее время болела. Обычно в это время азалия вся покрыта цветами. 

– А вот любопытно, к мужскому дню, 23 февраля, что-нибудь цветёт? – вдруг меняет направление праздничной мысли «Иркутский репортёр».

– К концу зимы у нас цветёт папайя. – Татьяна Николаевна показывает на невысокое дерево с голым стволом и шапкой длинных листьев, как на пальме. – Она уже отцвела и сейчас созревает – видите плоды?

Под листьями, тесно прижавшись к стволу на манер кокосов, прячутся тёмно-зелёные плоды, похожие на крупные груши. В этот момент на ствол прыгает чёрно-белая кошка и начинает позировать.

Оранжерейная кошка Бася показывает плоды папайи

– Это дынное дерево, – продолжает Татьяна Николаевна. – На самом деле это трава, как банан. Она, когда зрелая, очень вкусная, плоды ярко-оранжевого цвета. Её добавляют в йогурты, и ещё в ней очень хорошо мариновать мясо – в папайе содержится фермент, как у человека в желудочном соке, он помогает быстро переваривать. По вкусу что-то среднее между тыквой и кабачком. 

Кошка тем временем переходит по стволу туда, куда показывает лаборант. 

– Что это за местная любимица? 

– Басю в подарок девушке я вам не отдам! – строго предупреждает Татьяна Николаевна. – Бася – местная знаменитость. Она ходит со всеми экскурсиями и в конце исполняет коронный номер – вскакивает кому-нибудь на плечи. Она у нас охотница: таскает в оранжерее мышей, зимой приволокла из леса белку, но мы увидели только шкурку. Ещё недавно поймала у нас в аквариуме золотую рыбку – не уследили мы. И благодаря ей вы не увидите водяных лилий. Они цветут всего несколько дней, а Бася обязательно лезет к бассейну и обдирает их. Лилии обычно зарастают по всему пруду в природе, и тогда в него запускают бегемотов, чтобы они их выели. У нас Бася, видимо, родственница бегемотов…

Уходил из оранжереи «Иркутский репортёр» в убеждении, что экзотичные цветы любимой девушке в Иркутске можно найти в любое время года. Любимый буддистами лотос зацветает в начале осени. Эстетские орхидеи цветут глубокой зимой – забавно, что в оранжерее они растут сверху вниз: горшки висят над головой, в дне проделаны отверстия для веток-цветоносов. И не надо ждать Восьмого марта, чтобы удивить и порадовать своих женщин.

Читайте также

Подпишитесь на свежие новости

Мнение
Проекты и партнеры
  все
Свежий номер
Важное
Adblock
detector