издательская группа
Восточно-Сибирская правда

Сейсмическая устойчивость

Российские власти отреагировали на события 11 марта в Японии, уже спустя три дня собрав совместно с МЧС России, представителями Росатома, Института безопасности развития атомной энергии РАН, Роспотребнадзора, Росгидромета и регионов Дальнего Востока командно-штабную тренировку, во время которой моделировались различные нештатные ситуации на АЭС.

В Иркутской области атомных станций нет в силу сейсмоопасности территории, но в зоне риска находятся Иркутская ГЭС, Ангарский электролизный химический комбинат, ряд нефтеперерабатывающих и химических производств. «Сибирский энергетик» выяснил, что подавляющее большинство из потенциально опасных объектов землетрясение выдержат. 

В государственном реестре опасных производственных объектов зарегистрированы 67 предприятий химической и 159 предприятий нефтеперерабатывающей промышленности из Иркутской области. Как сообщил заместитель руководителя Прибайкальского  управления Федеральной службы по экологическому, технологическому и атомному надзору Владимир Прокопьев, они (по крайней мере те, что находятся в сейсмоопасной зоне) устойчивы к толчкам силой до восьми баллов, что подтверждает не только теория – многочисленные экспертизы, но и практика – землетрясение 27 августа 2008 года. Кроме перечисленных заводов, на сейсмоопасном юге Прибайкалья находятся Иркутская ГЭС и золоотвалы нескольких ТЭЦ, а также Ангарский электролизный химический комбинат, занимающийся обогащением урана. 

«Фукусима» невозможна

Памятуя о взрыве на японской АЭС «Фукусима-1» и последовавшей за ним утечке радиации, правительство Иркутской области пригласило представителей АЭХК на заседание комиссии по чрезвычайным ситуациям. Ведь на базе размещённого на комбинате Международного центра по обогащению урана в прошлом году был создан резервный запас урана, что вызвало опасения экологов. Впрочем, главный инженер АЭХК Виктор Вандышев сразу рассеял все страхи, заявив: «Такой опасности, как в Японии, нет, потому что у нас нет высокоактивных источников радиации». На предприятии работают с низкообогащённым ураном, а гексафторид урана, который складируется по соглашению с МАГАТЭ,  размещается в специальных контейнерах, рассчитанных на транспортировку по железной дороге и, соответственно, приспособленных к толчкам. Сами помещения комбината рассчитаны на землетрясение силой восемь баллов. «Раньше сейсмостойкость была семь баллов, но потом она была повышена до восьми, и мы все новые здания строим исходя из этого, а старые укрепляем», – отметил Вандышев. Вдобавок на АЭХК действует собственная сейсмостанция, а сам комбинат постоянно сотрудничает с Институтом земной коры СО РАН в области мониторинга. 

На другом предприятии Ангарска – Ангарской нефтехимической компании – помещения также рассчитаны на то, чтобы устоять в случае земле-трясения интенсивностью до восьми баллов. По информации специалистов АНХК, присутствовавших на заседании комиссии по чрезвычайным ситуациям, это подтверждается перерасчётами 2010 года, проведёнными после того, как требования по сейсмобезопасности в городе нефтехимиков были повышены. Подтвердилась устойчивость не только двух сотен зданий, но и трёх десятков труб, находящихся на предприятии. 

Балл за капитальность

Плотина Иркутской ГЭС, прорывом которой «сарафанное радио» пугает горожан после каждого значительного землетрясения, устойчивее и АЭХК, и АНХК. Заместитель главного инженера по гидротехнической части ОАО «Иркутскэнерго» Александр Огнев рассказал, что расчёт сейсмо-

стойкости сооружений Иркутской ГЭС ещё при проектировании в пятидесятых годах был выполнен на девять баллов. Позднее, после спитакского землетрясения в 1988 году и нефте-горского в 1995 году, вышли в свет федеральные законы «О защите населения и территорий от чрезвычайных ситуаций природного и техногенного характера» и «О безопасности гидротехнических сооружений». В правилах технической эксплуатации электрических станций и сетей появился ряд пунктов, обязывающих предусмотреть организацию инженерно-сейсмометрического контроля и регулярного режимного мониторинга на ГЭС, расположенных в сейсмоактивных зонах. 

Проработка вопросов  по созданию сейсмометрического мониторинга началась на Иркутской ГЭС ещё в 1993 году. Для Иркутского гидроузла были рассмотрены предложения от ведущих научно-исследовательских институтов: Всероссийского научно-исследовательского института гидротехники им. Б.Е. Веденеева (ВНИИГ), Института физики Земли и Центра службы геодинамических наблюдений (ЦСГНЭО). Для консультации привлекли и сейсмологов Института земной коры, которые до сих пор оказывают Иркутской ГЭС методическую и практическую помощь в регулярных сейсмометрических наблюдениях. Из всех предложений заслуживала внимания разработка ВНИИГ – опытная модель комплекса инженерно-сейсмометрических наблюдений (КИСН). Но смущало одно обстоятельство: опробование системы на Саяно-Шушенской ГЭС прошло неудачно. «Поэтому мы проявили осторожность и остановились на самом простом и надёжном варианте – установке в здании ГЭС регистрирующей сейсмостанции, созданной на базе персонального компьютера сотрудниками Института земной коры, – рассказывает Огнев. – Действующая сейсмостанция в 48-канальном исполнении была наглядно нам продемонстрирована на Ангарском электролизно-химическом комбинате».   

К выходу в мае 1996 года комплексной программы по повышению сейсмостойкости объектов энергетической отрасли, утверждённой РАО «ЕЭС России», на Иркутской ГЭС уже работала первая цифровая сейсмостанция «Байкал-1» в 12-канальном исполнении с тремя регистрирующими сейсмодатчиками, установленными на разных отметках здания ГЭС. Через год была установлена вторая сейсмостанция «Байкал-2» в 32-канальном исполнении. Аппаратура регистрирует подземные толчки (амплитуды колебаний смещения, скорости, ускорения), затем полученная информация обрабатывается и оперативно передаётся группе наблюдений гидротехнического цеха для своевременной организации осмотров зданий и сооружений. В 1998 году ЦСГНЭО по заказу «Иркутскэнерго» подготовил проект системы контроля динамической стойкости, а четыре года спустя Институт земной коры разработал карту микросейсморайонирования  площадки гидроузла по новым строительным нормам и правилам. Систему контроля динамической стойкости начали внедрять в 2001 году, через два года была завершена опытно-промышленная эксплуатация её первой очереди, а в 2004-2005 годах аппаратура, входящая в состав комплекса, была смонтирована на правобережной грунтовой плотине. По словам Огнева, сейчас система работает в дежурном режиме, обеспечивая регистрацию землетрясений и оперативное оповещение обслуживающего персонала Иркутской ГЭС по локальной сети, а сотрудников Института земной коры и ВНИИГ –  по электронной почте. 

Программное обеспечение высшего уровня позволяет оценить реакцию сооружений гидроузла на произошедшее сейсмособытие, рассчитать напряжённо-деформированное состояние, сравнить с предельно допустимыми значениями напряжений, показать коэффициент запаса прочности. 

 Оборудование показало, что на Иркутской ГЭС не было каких-либо деформаций или повреждений оборудования после землетрясения 27 августа 2008 года, когда в Иркутске ощущались толчки в 6–7 баллов. «Не было каких-то изменений параметров, которые могли бы нас насторожить», – заключил Огнев. 

Никаких повреждений не было и на золоотвалах ТЭЦ, расположенных в сейсмоопасных районах: на Ново-Иркутской ТЭЦ и её Шелеховском участке (бывшей ТЭЦ-5), ТЭЦ-1, ТЭЦ-9 и ТЭЦ-10 в Ангарске. Хотя такого оборудования, как на ГЭС, там не установлено, да и требования к безопасности отвалов несколько другие, проверки их состояния также проводятся. И если изначально они проектировались на основе материалов геологических изысканий, то при их реконструкции учитываются все работы по уточнению сейсморайонирования. 

«Задачи любой ценой удержать оборудование нет»  

Землетрясение 2008 года не вызвало и отказов оборудования. Как сообщил заместитель главного инженера по электротехнической части ОАО «Иркутскэнерго» Александр Комаров, микротрещины обнаружили на нескольких опорных изоляторах на сетях в Слюдянском районе, ближе к эпицентру. «Но каких-то аварийных отключений не было», – подчеркнул наш собеседник. 

При этом он добавил, что требования сейсмобезопасности в первую очередь распространяются на сооружения, а не на оборудование: если здание ТЭЦ или ГЭС уцелело, то агрегаты станции уж точно с места не сдвинутся. Однако после спитакского землетрясения требования к технике были изменены. Скажем, если раньше трансформаторы на специальных катках монтировались на рельсах, то теперь они должны оснащаться сейсмобезопасными креплениями, а аккумуляторные батареи должны поставляться в специальных стеллажах. 

Тем не менее генерирующее оборудование в Иркутской области применяется типовое, такое же, как и в тех регионах, где нет угрозы землетрясений. Но на нём установлены системы технической защиты, срабатывающие в том числе при вибрации. Они очень просты – это электромеханические реле, которые замыкают контакты в случае толчков, эквивалентных землетрясению в семь баллов. «Есть ещё набор вспомогательных защит, – заметил Комаров. – Они срабатывают, и автоматически происходит остановка, потому что задачи любой ценой удержать оборудование нет. Лучше отключить и разобраться, нужно ли кому-то немедленно подавать энергию». 

Усиление ГЭС

Помимо уже принятых мер, все проекты по реконструкции объектов «Иркутскэнерго» проводятся с учётом результатов работ по микросейсморайонированию, в соответствии с новыми требованиями и правилами, будь то дымовая труба либо дамба золоотвала. Например, в настоящее время завершена актуализация проекта реконструкции перекрытия машинного зала Иркутской ГЭС. Проект проходит государственную экспертизу. К работам приступят после того, как будут сданы развязки к новому мосту через Ангару (это должно произойти в конце 2012 года), поскольку движение по плотине ГЭС придётся либо существенно ограничивать, либо перекрывать. 

Читайте также

Подпишитесь на свежие новости

Мнение
Проекты и партнеры
  все
Свежий номер