издательская группа
Восточно-Сибирская правда

Нестандартное мышление

В конце марта в Интернете появилось «И наше обращение к призиденту!» от российских детишек дошкольного возраста. Дети, апеллируя к «дорогому дяде Дмитрию Анатольевичу и правительству», рассуждают об образовании в стране, спрашивают о необходимости платить за школьные уроки, изучать в обязательном порядке ОБЖ и «Россию в мире» и о последствиях этого. «Не лучше ли вообще не учиться?» – интересуются они. «Я занимаюсь на фортепьяно, у меня очень ловкие пальцы. Я могу быть карманником», – сообщает одна девочка. Корреспондент «Конкурента» побывал в школе, где уже год как внедрены новые образовательные стандарты, чтобы узнать, что же лучше – учиться или воровать.

– Па-дни-мает ру-ки класс! Это раз. Па-верну-лась га-ла-ва! Это два! – 22 ребёнка из 1«Б» класса из МОУ Белая СОШ   посёлка Среднего, что в Усольском районе, старательно выговаривая слова разминки, поднимают ручки и вертят головами. 

У них начинается урок русского языка, который уже больше полугода, как и остальные предметы, ведётся в соответствии с новыми стандартами для начальной школы. С сентября 2011-го по ним будут учиться все первоклашки России, а пока только некоторые школы, ставшие пилотными площадками, пробуют нововведения у себя. В Иркутской области таких передовиков образования 25, среди них и средняя школа из Среднего. 

Я сижу за последней партой. Учитель начальных классов Елена Юрьевна Мякишева – одна из тех, кому первой пришлось нести правительственные идеи в народ, – включает интерактивную доску. На доске шесть картинок: медведь, апельсин, стулья, мальчик, обезьяна и платье. 

– Найдите в картинках что-то общее, – обращается она к детишкам, и некоторые из них тут же поднимают руки. – Вадик, ты как считаешь? 

Мальчишка поднимается со своего места:

– Надо объединить медведя и мальчика, который в шубе, – объявляет он. (А мальчик на картинке действительно в зимней одежде. – «Конкурент».) И объясняет: – Потому что они в мехе. 

– Тепло одеты? Правильно, – не растерялась учительница. На протяжении всего урока она старается внушить детям, что любая точка зрения имеет право на жизнь, если доказана. – Но ведь это объединяет только два слова? 

– Мне кажется, что во всех словах есть мягкий знак, – предполагает другая первоклашка.

– Давайте проверим, – кивает Елена Юрьевна, и на доске появляются слова, обозначающие картинки. Мягкий знак дети действительно обнаруживают, после чего учительница просит подумать, а как можно разделить слова на две группы. 

Видимо, деление основано на разных функциях мягкого знака – разделительной и смягчающей, предполагаю я про себя. То есть в одном столбике надо оставить медведя, мальчика и апельсин, а в другой – остальные три слова. 

У детей вариантов гораздо больше. Можно поделить «на живые предметы и неживые», говорят они, и на те, у которых мягкий знак внутри слова или в конце. «Правильно», – кивает учительница. Одна девчонка выскакивает к доске и ставит в один столбик медведя, обезьяну и стулья, а в другой –  мальчика, платье и апельсин. «В первой группе все коричневого цвета, а в другой – разноцветного», – объясняет она. «И так можно, – соглашается Елена Юрьевна. – Но есть и другой способ». Так учительница добивается желаемого: кто-то из ребятишек делит слова по принципу разных функций мягкого знака. 

– Это называется «проблемно-диалогическая технология», – шёпотом объясняет мне руководитель пилотной площадки Елена Брагина, сидящая рядом. – Раньше учитель просто сообщал детям сведения, а сейчас ставит проблему и вместе ищет решение. Ребятишки учатся регулировать свою работу и прогнозировать результаты. И не боятся высказывать свою точку зрения, потому что у них нет установки на то, чтобы угадать мнение учителя. 

Устами младенца 

У школы посёлка Средний нет денег
даже на ремонт: один её корпус в аварийном состоянии. А теперь надо искать средства на модернизацию

Что-что, а высказывать точку зрения дети точно не боятся. После урока несколько первоклашек обступили меня и затрещали: 

– А мне нравится физкультура и математика! 

– А вы знаете, что у меня две двоюродные сестры и одна троюродная? 

– А я хочу зверей лечить. Или режиссёром быть. 

– А я забыла, кем хочу стать. У него просто очень много денег. Президентом! 

– Простите, а вас как зовут? Ксюша, а мне оригами нравится делать. Мы ведь учимся по-другому, чем все школы, у нас кроме уроков есть кружки! 

Это ещё одно нововведение стандартов: помимо привычных уроков добавилось 10 курсов внеурочной деятельности, например психология или оригами. Связано это с тем, что по новым требованиям главное – не «дать ребёнку сумму компетенций, а подготовить к умению овладевать любой информацией». 

Хотя вообще-то внеурочная деятельность в том или ином виде была во всех школах и раньше. Но теперь она внесена в учебный план, то есть учителя получают за неё деньги. 

«Папа сказал: меньше 100% не приноси»

Вот так, по новым стандартам, должны стоять парты. Правда, парты тоже должны быть новыми.
Но пока на это нет денег

Школьную систему оценивания результатов тоже модернизировали. Теперь детки сами ставят себе оценки: на линеечке, нарисованной в их тетрадях, отмечают ручкой свой результат. Это развивает умение ребёнка контролировать себя, а также представлять собственные ошибки. Учитель потом ставит свою отметку и помечает, насколько его мнение отличается от мнения ребёнка, сообщила Елена Брагина. По её словам, в начале года большинство детей себя или переоценивали, или недооценивали, но сейчас процесс выравнивается. 

В школьном дневнике вместо оценок баллы. Например, на уроке математики дети учились «соотносить количество и цифру», «продолжать логический ряд» и «обозначать количество точками». За каждое из этих умений ученик получает отдельные баллы, которые потом складываются в общий результат по стобалльной системе. 

– Конечно, к этому надо было подготовить родителей, – призналась Елена Мякишева. – Когда они впервые увидели баллы, быстренько перевели их в оценки и сказали ребёнку: «Поздравляю, сходил два раза в школу, и уже тройка» (тройке в данном случае будет эквивалентно от 50 до 74 баллов). Дети в слёзы, весь следующий день кричали про проценты. Я говорю: «Вы хоть знаете, что это такое?» А они: «Нет, но папа сказал: меньше 100% не приноси!» А сейчас родители привыкли. Уже не подходят ко мне с вопросом «А как мой ребёнок развивается?», потому что сами видят, что вначале, например, у ребёнка было 60%, а теперь 70%, и знают, что ему надо подучить. 

Уроки экономии

Елена Брагина призналась, что ещё год назад сама бы не поверила, что будет отзываться о стандартах положительно, однако теперь не может нарадоваться результатам. Единственное, чего боятся учителя начальных классов, – что их скрупулёзная работа будет «похоронена» в средней и старшей школе, где к стандартам большинство относятся крайне отрицательно. 

Однако методист комитета по образованию Усольского района Евгения Воскресенская полагает: больше всего сторонникам реформ стоит опасаться того, что на их воплощение просто не хватит денег. Введение стандартов предполагает значительные финансовые вливания со стороны государства: требуется и переквалификация учителей, и улучшение материальной базы. 

Малыши должны будут уметь печатать текст на клавиатуре и выступать с аудио-, видео- и графическим сопровождением. То есть каждой школе нужно вменяемое количество компьютеров, видеокамер, интерактивных досок и остальных атрибутов модернизации. Если по-честному, интерактивная доска или проектор должны быть в каждом кабинете. Однако пока в пилотной школе лишь одна такая доска, её используют на уроках во всех одиннадцати параллелях. 

– Финансирование – самый больной вопрос для нас, – сказала Евгения Воскресенская. – Школа в Среднем переходом на новый формат обучения занималась за счёт собственных и спонсорских средств. А дальше с деньгами будет ещё сложнее, потому что пока 10 часов внеурочных занятий, прописанных в стандарте, оплачиваются учителям из областной субвенции, но на будущий год это переложат на плечи муниципалитетов. Учитывая, что ежегодно количество классов будет расти, муниципалитетам придётся нелегко. 

Впрочем, по мнению одного из авторов госстандарта, Александра Кондакова, «та материальная база, которая задана в стандартах, не столь пугающая, как её пытаются представить журналисты и некоторые эксперты». С ним согласен министр образования Иркутской области Виктор Басюк, который успокоил корреспондента «Конкурента»: мол, «мультимедийные проекторы сегодня нередки для образовательных учреждений», а если техники не будет хватать, «есть у нас более упрощённый вариант, когда ребята не работают на компьютерах, а изучают теорию». 

Обучение на расстоянии 

Понятно, что хуже всего с деньгами и материальной базой обстоят дела в удалённых от центра сельских школах, которых в Иркутской области сотни. И у наблюдателей складывается мнение, что по мере внедрения стандартов государство собирается не помогать этим заведениям, а пойти по принципу «нет школы – нет проблемы». 

Выступая на образовательном форуме в Иркутске, директор департамента общего образования Минобрнауки России Елена Низиенко прямо заявила: «Новый стандарт говорит нам, что старшая школа должна быть большой, многокомплектной». Потому что только там можно осуществить все заложенные в новых стандартах правила: нормальную базу, правильное расположение мебели в классах, возможность детей по мере взросления формировать свою учебную программу самостоятельно. 

– В определённой степени чиновники видят замену малокомплектным школам в виде дистанционного образования, – пояснил «Конкуренту» завкафедрой управления качества Иркутского института развития образования Виктор Донской. – Государству проще поставить компьютер в деревне, чтобы с сельским ребёнком работали преподаватели, например, из Иркутска. Но насколько это будет качественно? По-моему, в стандартах не учтена география нашей страны. Например, Иркутская область очень большая, здесь есть отдалённые территории. Бывает, три-четыре избы стоит – но там же тоже дети. Мы провозглашаем равенство образования, а как оно будет реализовываться? Мне кажется, наша экономика не готова к таким затратам. 

Более того, Иркутская область не работала в рамках проектов модернизации образования, которые проводились в течение прошлых лет Минобром с целью повысить уровень условий обучения в школах. А потому относится к числу регионов, в которых материальная база не готова к обновлённым стандартам совсем. На новую форму оплаты труда, предусмотренную в образовательных госстандартах, Приангарье тоже пока не перешло. Впрочем, в этом году области придётся как-то выполнять все эти требования скопом, ведь государство сказало «надо».

Читайте также

Подпишитесь на свежие новости

Мнение
Проекты и партнеры
  все
Свежий номер
Важное