издательская группа
Восточно-Сибирская правда

Татьяна Устинова: «Книжки читать – это так прекрасно!»

  • Автор: Светлана МАЗУРОВА, Санкт-Петербург, специально для «иркутского репортёра»

В год она выпускает одну-две книги. Её детективы переводят в Германии, Польше, Болгарии, Латвии, Эстонии. По выходным дням телевидение показывает фильмы, снятые по её произведениям: «Подруга особого назначения», «Первое правило королевы», «Большое зло и мелкие пакости», «Одна тень на двоих», «Персональный ангел». Она ведёт передачи на «Радио России», радио «Шансон» и на «Маяке». Наконец, когда едешь в Петербурге в метро или отдыхаешь в Турции на пляже, то видишь у соотечественников в руках книгу Устиновой.

Новый роман «Неразрезанные страницы» писатель Татьяна Устинова представила на встрече с читателями в петербургском книжном магазине.

– Я очень люблю питерские книжные магазины, мне нравится атмосфера в них, – с этого и начала общение. – Помните, в «Завтраке у Тиффани» Холли Голайтли чувствовала себя счастливой, разглядывая бриллианты в ювелирном магазине? Вот и я так, только магазин книжный. Со всех сторон слышу рассуждения по поводу того, что книжный рынок умер. Издатели, книготорговцы говорят нам, что скоро книг в бумажном варианте не будет. А мы, писатели, вроде как защищаемся. Как без книг-то? Совсем грустно! Мы должны развивать и упражнять мозги, а никакого другого способа для этого, кроме чтения, человечество не придумало. Только дурачок может сказать: «Книга – очень малоэффективный способ получения информации». А при чём здесь получение информации? Информацию можно получить где угодно. И литература действительно никому не была бы нужна, «кабы в самом повествовании не было пользы и удовольствия». На книжной ярмарке в Москве было очень много народу. Люди говорили, что надо запасаться книгами (как гречкой!). Меня такой ажиотаж радует, я постоянно читающий человек.

– Татьяна, очень интересно было послушать сегодня, какие вопросы задают ваши читатели. Я долго пережидала очередь, которая выстроилась к вам за автографом.

– Это хорошо, что очередь. Значит, люди читают. А какие интересные, неожиданные, порой сложные вопросы бывают на встречах!

Вот и в Петербурге Устинову о чём только не спрашивали…

– Вы стараетесь сделать мир лучше, когда пишете?

– Да, стараюсь. И искренне верю в то, что это можно сделать.

– Когда пишете книгу, идёте с героем, зная, чем начнёте и как закончите? Видите картинками? Составляете план?

– С героем не иду. Вижу картинками, как законченный шизофреник. Сказать, что я точно знаю, чем закончится роман,  не могу никогда. Я всегда писала подробные планы. Не было ни одного случая, чтобы они соответствовали тому, что я сочинила. И вот этому Алексу Шан-Гирею, главному герою «Неразрезанных страниц», вовсе не предназначалась Маня Поливанова, тоже героиня романа. Но он пошёл к ней в гости и выяснилось, что та барышня, которая ему предназначена, его больше интересовать не может. И всё поменялось. В конце концов я перестала составлять планы.

– Какие сказки вы читали детям?

– На самом деле таких книг немного, ничего не изменилось с тех пор, как мы выросли, и даже с тех ещё, когда росла моя мама. «Буратино», «Аленький цветочек», «Малахитовая шкатулка» – всё читано-перечитано. У нашего поколения добавились Успенский и Туве Янсон с муми-троллями, у детей – Григорий Остер с его «Вредными советами», Клайв Льюис с «Хрониками Нарнии», Джоан Роулинг с «Гарри Поттером», Толкиен с «Властелином колец». И всё. Проблема с детской литературой существует. Она очень серьёзная. Что читать детям – непонятно. Надо что-то делать со школьной программой. Между третьим классом, условно, когда были прочитаны «Сказка о попе и о работнике его Балде» и «Конёк-горбунок», и восьмым классом, когда начинается чтение «Вечеров на хуторе близ Диканьки» – просто провал, чёрная дыра! И моя 14-летняя племянница, с одной стороны, «проходит» по программе образ Чацкого в «Горе от ума», а с другой – охватывает  хоббитов  Толкиена, на сон грядущий читает «Сагу о Форсайтах»,  потому что мы заставляем, а восхищается «Вином из одуванчиков» Брэдбери.  Представляете, что у них в голове после этого.

– Невозможно заставить ребёнка читать. Многие родители жалуются на это. Что вы посоветуете?

– А что можно посоветовать? Надо себя заставлять! В первую очередь именно себя. Мы же заставляем себя и детей заниматься спортом, например. Встаём с дивана и идём в спортзал, в бассейн, на лыжню, в конце концов. Мы все понимаем, что это необходимо, нужно заботиться о здоровье, развивать мышцы, быть в хорошей форме и так далее. А разве не понятно, что нужно ещё развивать мозги, голову нужно развивать и «укреплять»? А это требует усилий. Надо выключить телевизор, игровые приставки, выйти из Интернета и начать читать. Объясняйте детям, что читать модно, быть умным круто, а стать успешным не читая – невозможно! Книжки читать – это так прекрасно. Люди, которые читают, они совсем другие! А читающие мужики какие интересные!

– Какое кино вы любите смотреть?

– Кустурицу очень люблю. И старое советское кино. С удовольствием посмотрела недавно «Почти смешную историю» Петра Фоменко с Михаилом Глузским. И потрясающий «Монолог» Ильи Авербаха с тем же Глузским. Люблю Гая Риччи. И вообще что-то странное, быстро меняющееся, скачущее, интересное. Концептуальное кино не люблю, ничего в нём не понимаю и уже через три минуты засыпаю. Если это какая-нибудь гадость, тогда я просто заболеваю. 

Недавно разговаривала с Владимиром Меньшовым. Великий режиссёр. Если в нашей державе праздник, то по телевизору показывают «Москва слезам не верит», или «Любовь и голуби», или «Ширли-мырли». И всё тут ясно. Как «Иронию судьбы» на Новый год. И Владимир Валентинович, будучи человеком «оскароносным», абсолютно реализовавшимся в профессии, на мой вопрос «Режиссёр имеет право на самовыражение?» ответил: «Нет. Никакого». «А зачем же он снимает кино?» – спросила я. «Режиссёр снимает кино исключительно для зрителя. Есть режиссёры, которые снимают кино для профессионалов. Например, Феллини. Режиссёры могут пользоваться его приёмами. К зрителю режиссёр должен относиться уважительно. Если зритель чего-то не понял в фильме знаменитого режиссёра, значит, тот ему не растолковал. А если режиссёр хочет самовыражаться, то он должен сначала заработать денег (не взять их в долг у банкира, в государственном бюджете, Союзе кинематографистов), а потом снять кино для самого себя». Получится эдакое домашнее видео для себя и нескольких друзей, быть может. Не для зрителя. Я об этом задумалась. Считаю, что он прав.

– Вы снялись в фильме Станислава Говорухина «В стиле jazz». Какой актёрский опыт приобрели?

– Мой актёрский опыт заключается в следующем. Приходит на площадку Станислав Сергеевич и говорит актёрам: «Давайте репетировать». Все радостно: «Да! Да!» Он тыкает пальцем в героиню: «Плачь!» Она плачет. Он: «Хорошо плачешь». И снимает сцену, как плачет женщина, когда от неё муж ушёл. Какие у актрисы детали, подробности в голове, я не знаю. Такая работа не для меня. Я люблю свою работу. Сочиняя мир, в котором живут герои, придумываю детали, «упаковываю» их. Какая красота происходит вокруг нас ежедневно – только наблюдай!

– Наверное, ведёте дневник наблюдений, чтобы многое сохранить в памяти?

– «Дневник наблюдений» вёл в четвёртом классе мой сын Тимофей. А я веду «Записки сумасшедшего».

– О чём чаще всего вас спрашивают журналисты?

– Самые любимые вопросы – как вы начали писать и где берёте сюжеты? Второй вопрос – не хотите ли написать книгу в другом жанре (для детей или роман-эпопею)? И третий вопрос – как вы относитесь к экранизациям ваших произведений? Три кита, на которых стоит мир (смеётся).

– Вы постоянно работаете?

– Не работаю, когда уезжаю в отпуск. Но я всё равно тащу компьютер, пишу колонку в мой любимый журнал STORY. Отвечаю на вопросы журналистов Питера, Саранска, Украины. Нет хуже состояния, чем невыполненные обязательства.

– О чём ваша новая книга?

– Снова, как и в предыдущем романе «С небес на землю», продолжаются приключения писателей в стенах издательства «Алфавит» и за его пределами. Впервые у моей книги появилось продолжение. Неожиданно для себя я придумала сквозного героя – писателя Алекса Шан-Гирея – и написала роман о мужской свободе, о том, как мужик решил освободиться от обязательств, которые его задавили со всех сторон. Мне позвонил директор радио «Культура», человек молодой, много читающий, режиссёр. Он прочитал «Неразрезанные страницы» и сказал: «Устинова, ты написала прекрасную книгу о жизни с элементами детектива. Не знаю, комплимент я тебе сейчас сказал или нет, ты ведь считаешь себя детективным автором». 

Читайте также

Подпишитесь на свежие новости

Мнение
Проекты и партнеры
  все
Свежий номер