издательская группа
Восточно-Сибирская правда

Китай: от перегрева к охлаждению и…

  • Автор: Олег Воронин

Очередной семинар комиссии Московской Торгово-промышленной палаты по торгово-экономическому сотрудничеству с КНР (КТЭС) состоялся 26 января в Московской международной высшей школе бизнеса («МИРБИС»). В её состав входят наиболее активные и заинтересованные в работе на китайском направлении члены МТПП. В комиссии концентрируется вся информация о мероприятиях палаты и других институтов российско-китайского сотрудничества. В рамках семинара был проведён круглый стол с интригующим названием «Сможет ли Китай совершить «мягкую посадку»?». Именно так поставил вопрос «отец» БРИК, президент компании «Голдман Сакс» Джим О’Нил в интервью газете «Файненшэл Таймс», характеризуя «Главный экономический вопрос 2012 года». Группа видных китайских экономистов попыталась ответить на него. Действительно, в настоящее время влияние Китая на мировую экономику чрезвычайно важно. В 2011 году объём китайского ВВП увеличился примерно на триллион долларов. В предстоящем году при уменьшении объёма экспорта и сокращении правительственного инвестирования Китай будет пытаться сохранить экономический рост на уровне не менее 8%.

Производство – всему голова!

Заместитель главы Китайского научного общества по изучению макроэкономики доктор Ван Цзянь, опираясь на результаты декабрьского Центрального рабочего совещания по проблемам экономики (это нечто вроде аналога Высшего Совета народного хозяйства в СССР), привёл следующие цифры: «Несмотря на то что за 2011 год в городах и посёлках городского типа объём инвестиций в основные фонды увеличился на 24,9%, на самом деле только инвестиции в строительство отражают реальную картину». Опираясь на данные Государственного статистического управления КНР, он оценил общий рост объёма инвестиций всего в 19,8%, что, очевидно, свидетельствует о значительном замедлении темпов роста. Согласно его же подсчётам, в 2011 году объём экспорта Китая увеличился на 22%, однако, за вычетом индекса роста цен (9,9%) и индекса ревальвации валютного курса «жэньминьби» (4,6%), реальный рост экспорта составил всего 6%, что значительно ниже роста ВВП за первые три квартала 2011 года (9,3%), т.е. экспорт уже больше не вносит значимый вклад в экономический рост. Эти выводы подтвердил и ведущий финансовый аналитик фондовой компании «Ецунь» Чжан Чживэй. Он привёл данные, что с октября по декабрь ежемесячный рост прибыли промышленных предприятий составил соответственно 21%, 6,5% и 2,5%, что говорит о значительном снижении их доходности. В последние годы строительство высокоскоростных железных дорог стало важной областью, которая поддерживала и стимулировала быстрое развитие инвестиций в инфраструктуру. Однако в августе 2011 года на заседании Постоянного комитета Госсовета Китая было принято решение о масштабной проверке безопасности высокоскоростных железных дорог и соответствующих проектов строительства. Кроме того, было решено провести новую оценку безопасности проектов на стадии планирования. В результате этого инвестиции в строительство железных дорог в прошлом году снизились на 21,9%. На рынке это было воспринято как «охлаждение» бума инвестиций в проекты высокоскоростных железных дорог.

Глава китайской делегации, сопредседатель КТЭС академик АОН Чен Цзягуй объяснил это следующей совокупностью финансово-экономических факторов: «Чтобы противодействовать глобальному финансовому кризису, китайское правительство в течение двух лет, начиная с 2008 года, осуществляло свободную монетарную и активную финансовую политику. На самом же деле «свободная монетарная политика» в процессе реализации неожиданно превратилась в «чрезмерно свободную», а план стимулирования внутреннего потребления на общую сумму 4 триллиона юаней 

и крупномасштабное кредитование в астрономических размерах (на общую сумму 10 триллионов юаней) дали толчок к резкому всплеску инфляции; причём в середине 2011 года инфляция поставила рекорд, достигнув 6,5%. Начиная с октября 2010 года Центробанк Китая пять раз увеличивал процентные ставки и девять раз поднимал ставку резервного депозита, в результате чего во главу угла было поставлено именно «ужесточение». В силу ужесточения кредитно-денежной политики рост инвестиций в производство и недвижимость замедлился. А в Китае именно эти сферы экономики всегда были главными двигателями экономического роста. Традиционные же отрасли производства, охватывающие многочисленные трудоёмкие предприятия с низкой добавленной стоимостью в провинциях Гуандун, Чжэцзян, Фуцзянь и других прибрежных районах Китая, столкнулись с серьёзными проблемами. Из-за повышения расходов на оплату труда, экологических издержек и роста цен на сырьё прибыль от инвестиций в производство значительно сократилась. Кроме того, в результате изменения обменного курса, ревальвации «жэньминьби» и снижения экспорта у инвесторов остаётся всё меньше поводов для оптимизма, поэтому они становятся более осторожными и предусмотрительными. С января прошлого года, чтобы обуздать чрезмерный рост цен на рынке недвижимости, в Циндао, Пекине, Шанхае и других городах были введены «ограничения на покупку жилья». С середины августа данная политика начала распространяться на города второго и третьего уровней, и рынок недвижимости стал демонстрировать быстрое «охлаждение». На этом фоне общий рост инвестиций в сферу недвижимости составил 31,1%, это самые низкие темпы прироста с января 2011 года. В обозримом будущем ситуация вряд ли кардинально изменится. Одновременно с этим обострился создаваемый инфляцией прессинг на потребителей. А так как в индексе потребительских цен доля продуктов питания занимает доминирующее положение, наметился риск снижения доходов крестьян. Во втором полугодии 2011 года наблюдался значительный спад многих макроэкономических показателей, в том числе индекса деловой активности, рентабельности промышленных предприятий, темпов роста капиталовложений и роста экспорта. Всё это говорит о том, что в 2012 году экономика Китая окажется перед риском существенного спада.

Будущее «фабрики мира» 

Доклад профессора Мэй Синьюя, ведущего специалиста Министерства коммерции КНР, был посвящён проблемам и перспективам внешней торговли Поднебесной: «На протяжении последних 20 лет именно динамика внешней торговли определяла основную тенденцию развития экономики Китая. Китай  и сейчас крупнейшая в мире торговая держава (свыше 10% объёма мировой торговли), крупнейший в мире экспортёр и второй по величине импортёр. Однако в ближайшем будущем внешней торговле Китая предстоит испытать большой прессинг. Он имеет следующие источники:

1. Значительный спад спроса на мировом рынке из-за вялости международной экономики. В 2012 году ситуация с замедлением темпов роста мировой экономики вряд ли улучшится. Именно новые экономические субъекты с быстро развивающимися рынками могут стать колыбелью нового финансового кризиса. Дело в том, что «бычий рынок» с его большим спросом на первичную продукцию сходит постепенно на нет, а в новых экономических субъектах с быстро развивающимися рынками непрерывно «накапливаются» макрориски. Среди членов блока БРИКС, за исключением Китая, прозванного «мировой фабрикой», экономика Индии, Бразилии, России и ЮАР в значительной степени зависит от производства и экспорта первичной продукции… вполне возможно, что эти страны окажутся в ситуации экономического застоя… Бесспорно, именно новые экономические субъекты с быстро развивающимися рынками выступают главным двигателем сверхбыстрого развития внешней торговли Китая. Отсюда напрашивается логичный вывод: если двигатель «выйдет из строя», то это непременно окажет разрушительное влияние на развитие внешней торговли Китая.

2. Неконтролируемая тенденция роста себестоимости внутри страны становится вторым источником прессинга для внешней торговли Китая. Ревальвация валютного курса «жэньминьби», рост себестоимости сырья, энергетических ресурсов, рабочей силы и земельных участков, трудности на рынке трудоустройства и сложности малых и средних предприятий. На сегодняшний день трудоёмкие отрасли Китая постепенно утрачивают былую конкурентоспособность в плане цены, в то время как ценовая конкурентоспособность Вьетнама, Индии и других стран с быстро развивающимися рынками «второй волны» возрастает день ото дня. Так, например, если ранее крупнейшей в мире базой по производству и экспорту обуви марки Nike являлся Китай, то теперь это Вьетнам».

Но далее докладчик отметил, что макроэкономика Китая отличается стабильностью. В минувшем году, не-смотря на достаточно высокий инфляционный прессинг, уровень инфляции в стране был на несколько процентных пунктов ниже аналогичного показателя в Индии. На мировом валютном рынке ревальвация валютного курса «жэньминьби» в общей сложности чуть превысила 3%, в то время как курсы национальных валют к доллару США других четырёх членов блока БРИКС всесторонне подверглись существенной девальвации, в частности российский рубль девальвировался на 4,06%, бразильский реал – на 8,01%, индийская рупия – на 8,5%, а южноафриканский ранд – на 15,7%. Достаточно высокая макроэкономическая стабильность добавляет «баллов» китайским производителям, благодаря этому риски отечественных предприятий значительно ниже, чем у предприятий других упомянутых стран.

Деловые круги Китая значительно усилили своё право голоса на мировом рынке, что наглядно проиллюстрировал значительный рост цен на китайский экспорт. За 2011 год экспортные цены Китая в среднем выросли на 10,3%, что выше показателя за 2010-й. Экспортные цены на китайский текстиль в среднем выросли на 24,7%. И хотя Китай поднял цены на свою экспортную продукцию, доля китайских товаров на международном рынке не снизилась. Всё это свидетельствует о том, что в международной цепочке создания стоимости доходы отечественной экспортной отрасли существенно увеличились.

Китай постепенно перестаёт делать ставку на ценовую конкурентоспособность, уделяя большее внимание развитию своих преимуществ в плане трудовых ресурсов – таким образом страна сможет облегчить прессинг посредством перемещения отечественных производственных отраслей. Как известно, Китай является державой, которая характеризуется несбалансированностью межрегионального развития. Так, себестоимость рабочей силы и земельных участков в Центральном и Западном Китае намного ниже аналогичных показателей в восточных районах. Например, в 2009 году среднедушевой ВВП в Шанхае составил 78989 юаней, а ВВП на душу населения в провинции Хубэй (Центральный Китай) – всего 22677 юаней. В последние годы в Китае перенос производственных отраслей проходит с большим успехом: в 2006–2010 годах темпы роста экспорта провинций, городов и автономных районов Центрального и Западного Китая были выше среднего уровня по всей стране. 

Продолжительный рост внешней торговли Китая благоприятен не только для всей международной торговой системы, но даже для государств и предприятий, которые конкурируют и соперничают с Поднебесной. Дело в том, что темпы роста импорта Китая опережают аналогичные показатели в других странах мира, в 2010 году рост импорта КНР составил 38,7%, а в 2011 году увеличился на 26,4%.  На фоне «мягкой посадки» экономики Китай будет в дальнейшем расширять импорт. Поэтому у торговых партнёров Поднебесной, которые стремятся к освоению китайского рынка, в новом году появятся дополнительные шансы для расширения экспорта в страну.

Русский с китайцем: как торговать будем?

Переговоры о приёме России в ВТО, длившиеся почти 18 лет, наконец-то завершились: конференция ВТО 16 декабря в Женеве провозгласила РФ полноправным членом организации. С какими изменениями придётся столкнуться китайско-российской торговле в рамках ВТО? Как встретят эти перемены предприятия двух стран? На эти вопросы нам любезно согласился ответить доктор Ван Цю, ведущий научный сотрудник Китайской академии современных международных отношений.

За 20 лет, прошедшие с 90-х годов прошлого века, когда восстановилась китайско-российская приграничная торговля, общий объём двусторонней торговли достиг 55,5 млрд. долларов в 2010 году (по статистике китайской таможни). На сегодняшний день Китай является для России крупнейшим импортёром и третьим по величине экспортёром. 

В области китайско-российской торговли издавна существует проблема отсутствия общепринятых норм международной торговли, в результате чего китайские и российские бизнесмены ранее нередко действовали в соответствии с прагматичными «правилами игры», известными под общим названием «серая растаможка». На  деле она в самом начале имела своё рациональное зерно: она «упрощала» сложные и многоступенчатые формальности российской таможни и в определённой степени вносила вклад в дело расширения и стимулирования  приграничной торговли. Однако подобные «правила игры» характеризовались большой самопроизвольностью и значительной ограниченностью, поэтому в конце концов изжили себя, оказавшись в условиях погони за максимальной прибылью. С одной стороны, на российский рынок хлынули низкокачественные товары, что нанесло серьёзный урон имиджу и репутации товаров китайского производства, а с другой – себестоимость «серой растаможки» для китайских бизнесменов непрерывно росла и оказалась в конечном счёте даже выше тарифа официального таможенного оформления товаров. На сегодняшний день в отношении импортируемых из Китая товаров российская сторона временно осуществляет «особую растаможку»: было уменьшено количество КПП, осуществляющих таможенное оформление китайского импорта, китайские товары дополнительно облагаются пошлинами в размере 30%, а на все импортируемые из Китая товары взимаются пошлины, которые рассчитывают по весу (в размере 3,5 доллара за  килограмм). В ближайшем будущем Китаю и России предстоит совместно соблюдать общепринятые нормы международной торговли, строящиеся на принципах недискриминации и открытости рынка, благодаря чему будет окончательно снята проблема «серой растаможки».

В настоящее время средняя ставка импортных пошлин в России составляет около 10%, в частности ставка импортных пошлин на овощи и фрукты – 36%, а максимальная ставка импортных пошлин на зерно достигает 100%, максимальная ставка импортных пошлин на текстиль и одежду – 42% и 29% соответственно, максимальная ставка таможенных пошлин на импортируемую дублёную кожу и обувь – 50%, импортные пошлины на электронику взимаются в размере 28%. Примечательно, что вышеперечисленная продукция как раз составляет костяк китайского экспорта в Россию. После вступления в ВТО Россия отменит высокие протекционистские пошлины, благодаря чему себестоимость импорта вышеперечисленных товаров значительно снизится, что, как следствие, позволит Китаю увеличить объёмы своего экспорта в Россию. 

С точки зрения экономики снижение цен на потребительские товары – это самый эффективный способ сдерживания инфляции. После присоединения России к ВТО потребительские товары китайского производства, включая бытовую технику, одежду и сельхозпродукцию, будут вывозиться в Россию в больших количествах, что послужит лучшему удовлетворению спроса российских потребителей. Что касается качества товаров китайского производства, то после вступления России в ВТО стороны смогут решить эту проблему, придерживаясь общепринятых норм международной торговли. К сожалению, в прошлом в российско-китайской торговле очень редко применялись защитные меры, направленные на охрану безопасности отечественной торговли. Как известно, в 2010 году в отношении импортируемых из Китая товаров российская сторона 19 раз прибегала к защитным мерам, в частности 4 раза вводила антидемпинговые меры. После вступления в ВТО Россия сможет чаще применять антидемпинговые, компенсационные и специальные защитные меры в целях решения проблем, связанных с импортируемой из Китая продукцией. В рамках ВТО ЕС и США предоставили России статус страны с рыночной экономикой, чего они до сих пор так и не сделали в отношении китайской экономики, в результате этого Россия в своём новом статусе будет обладать рядом сравнительных преимуществ в области охраны безопасности отечественной торговли.

Долгосрочная тенденция продолжительного роста экспорта Китая в Россию будет сохраняться. По статистике российской таможни, в 2011 году в китайско-российской торговле активное сальдо торгового баланса Китая составило 7,6 млрд. долларов, что на 36% больше по сравнению с предыдущим  годом. В плане экспорта энергоносителей российская сторона будет и далее сохранять свои преимущества, к тому же Россия сможет расширить и увеличить экспорт в Китай высокотехнологичной продукции и продукции с высокой добавленной стоимостью, сокращая тем самым торговый дефицит в двусторонней торговле. Безусловно, всё это будет способствовать скорейшему достижению стратегической цели – реализации объёма двусторонней торговли на уровне 200 млрд. долларов в год.

После вступления России в ВТО те сферы двустороннего экономического сотрудничества, которые пока демонстрируют свою слабость и неразвитость, непременно получат импульс и возможности для значительного развития. Например, ныне объём инвестиций значительно уступает объёму торговли, расширение взаимного инвестирования становится всё более актуальной проблемой, поэтому в данной сфере у сторон существует большое пространство для дальнейшего взаимодействия. 

Как известно, на протяжении длительного времени проблема значительной нехватки прямых инвестиций в Россию стоит особенно остро. Несмотря на то что Китай владеет достаточным количеством валютных запасов и неправительственных капиталов, инвестиционная деятельность китайских бизнесменов в России до сих пор находится всего лишь на первоначальном этапе развития. По статистике Центробанка России, на начало 2011 года совокупный стоимостный объём привлечённых в Россию прямых иностранных инвестиций достиг 500 млрд. долларов, из которых китайские инвестиции составили всего 2 млрд. 

По мере стремительного развития в Китай стекается огромное количество иностранного капитала. Иностранные инвесторы «слетаются» в Китай ради получения «дивидендов», которые приносит быстрый рост экономики. К сожалению, роль России среди многочисленных иностранных инвесторов оставляет желать лучшего. В 2010 году после получения разрешения Министерства коммерции КНР российская сторона приступила к реализации 59 инвестиционных проектов на территории Поднебесной, и суммарный объём инвестиций составил 34,97 млн.  долларов. После присоединения к ВТО в соответствии с режимом наибольшего благоприятствования энергетические предприятия и банковские учреждения России обретут право на эмиссию ценных бумаг в китайской валюте «жэньминьби», а также аккумулирование капиталов на фондовых рынках на территории Сянгана (КНР) и континентальной части Китая. Первая зарубежная акция, которая в будущем станет котироваться на фондовой бирже материковой части Китая, вполне возможно, будет именно российской. 

Китайские коллеги поделились с участниками семинара ещё одной важной информацией. В конце 2011 года Народный банк Китая официально объявил о снижении ставки резервного депозита на 0,5% (за последние три года до этого он 13 раз эту ставку поднимал, в результате чего она достигла самого высокого в истории показателя – 21,5%). Поэтому данное решение сразу же привлекло пристальное внимание бизнеса и аналитиков. Все принимаемые до этого правительством меры были направлены на ужесточение контроля за избыточными оборотными средствами и сдерживание инфляции. Данный же шаг свидетельствует о том, что обеспечение и поддержание экономического роста вновь стало занимать центральное место в разрабатываемых китайским правительством макроэкономических политиках. В 2012 году после смены руководства Китаю предстоит более сложная задача. Он должен достичь своих целей устойчивого развития с помощью сохранения гармоничной обстановки и принятия самостоятельных решений.

Автор благодарит китайских участников семинара за предоставленные презентации докладов.

Читайте также

Подпишитесь на свежие новости

Мнение
Проекты и партнеры
  все
Свежий номер