издательская группа
Восточно-Сибирская правда

«Помогите, чтоб наша команда приносила всем радость побед…»

В 1960-е годы не существовало барьеров между спортсменами, болельщиками и журналистами

  • Автор: Владимир ХОДИЙ, сотрудник «Восточки» в 1960–1980-е гг.

Первый раз порог «Восточно-Сибирской правды» я переступил в начале августа 1962 года. Воодушевлённый успешной сдачей вступительных экзаменов, предстоящим зачислением на отделение журналистики Иркутского государственного университета и увольнением из армии (была тогда такая льгота для срочников третьего года службы), я принёс в редакцию заметку о спортивной жизни Ангарска.

В «городе юности», как в те времена его называли, я проходил службу в строительных частях Министерства среднего машиностроения, ответственного за реализацию атомного проекта в СССР, и наш полк квартировался на окраине города, в несуществующем теперь Шестом посёлке, на задах «Десятки» – так в обиходе именовалась площадка  строящегося электролизного химического комбината. 

Последние год-полтора занимал должность физрука полка, имел возможность с футбольной  и другими командами выезжать на городские соревнования, поэтому был в курсе местной спортивной жизни. Печатался в газетах «Знамя коммунизма», «Ангарский строитель», «На боевом посту» Забайкальского военного округа. А вот «Восточка» являлась для меня «терра инкогнито».

Помню, ту заметку передал сидевшему в отделе информации Виктору Маккавееву, популярному в те времена фельетонисту, подписывавшемуся псевдонимом Вик Мак. Заметка увидела свет в День физкультурника, 11 августа 1962 года.

«Золотые времена»

Надо сказать, спорт тогда в газетах Иркутска освещался скупо, бессистемно, за редким исключением хроникально (прошли соревнования, победил тот-то, результат такой-то). Хотя сама спортивная жизнь в области набирала обороты, особенно в игровых видах. На республиканских, а затем всесоюзных турнирах успешно выступала женская волейбольная команда «Спартак» во главе с тренером Ольгой Ивановой. Тысячи болельщиков приходили на футбольные матчи первенства страны среди команд класса «Б» с участием иркутской «Ангары». Усилиями хозяина «Десятки» Виктора Новокшёнова в Юго-Западном районе Ангарска был построен каток с искусственным льдом и трибунами, правда, под открытым небом, и начал бурно развиваться хоккей с шайбой. В элиту отечественного хоккея с мячом ворвался иркутский «Локомотив»…

Поначалу «лёд тронулся» на страницах «Советской молодёжи». Редакция, густо населённая писателями и поэтами (тогда там работали Александр Вампилов, Альберт Гурулёв, Владимир Жемчужников, Сергей Иоффе, Евгений Суворов), охотно публиковала мои, а  впоследствии других авторов репортажи с  различных спортивных арен.  Дело дошло до того, что однажды сами сотрудники «Молодёжки», назвав себя командой «Матрица», вызвали на футбольный поединок нас – студентов отделения журналистики. Он прошёл на газоне стадиона «Труд» при немалом стечении зрителей. После игры, завершившейся разгромным счётом  для команды писателей, ко мне подошёл Слава Шугаев, сотрудник «Восточки» и ещё один яркий представитель иркутской «литературной стенки», сказал: «Старик, мне поручили в отделе информации вести спорт. Признаться, я плохо в нём разбираюсь. Приходи, будешь печататься у нас». 

Конечно, я принял это предложение. Тем более что уже тогда меня занимал не только спорт, о чём ещё расскажу. Но он на тот момент был моим увлечением, «коньком» и шансом войти в профессиональную журналистику.

Примечательно и то, что начало 1960-х годов явилось золотым временем в развитии спорта и повышенного внимания к нему в Прибайкалье. 

Перво-наперво это относится к хоккею с мячом. Дружина локомотивного депо станции Иркутск-Сортировочный не только закрепилась в высшей лиге, но и стала бороться за достаточно высокие места в чемпионате СССР. Надо было видеть, какой ажиотаж даже среди далёких от спорта людей вызывали её победы дома в трёх сезонах подряд над неоднократным чемпионом страны свердловским СКА! 

Были и спады в игре любимой команды. И тогда болельщики (фаны по-нынешнему) писали в газету. Храню одно из таких обращений.

«Уважаемый товарищ Ходий! Посылаем Вам письмо – советы игрокам «Локомотива». Поговорите с ними по этому поводу, поднимите резко свой голос в газете. Помогите, чтоб наша команда приносила всем радость побед». И дальше следовали эти самые советы: «Больше коллективизма в игре. Прекратить баловство с мячом у своих ворот, тренировать точность передач  и ударов по воротам противника…».

Надо сказать, в то время не существовало барьеров между спортсменами и зрителями. Все тренировки команд были открытыми. И тем не менее слово в «Восточке» считалось весомым, и оценки болельщиков, не говоря уже о специалистах, учитывались при анализе  выступлений команд.

Отсутствовали формальности и в общении журналистов с игроками и тренерами. Когда «Локомотив» оказывался в кризисной ситуации, я приходил на предматчевые тренерские установки и  о том, что там происходило, рассказывал читателям. Случались также поездки с командой на игры в другие города. В 1966 году по инициативе старшего тренера Григория Израильского и при поддержке управления Восточно-Сибирской железной дороги мною был подготовлен и издан 20-тысячным тиражом первый в истории Иркутска справочник для любителей этого искромётного вида спорта.

Команда Веденеева

В атаке полузащитник «Локомотива» Игорь Хандаев. На заднем плане капитан команды Иннокентий Протасов. Сезон 1963–1964 гг.

Популяризировала газета и хоккей с шайбой. Электричкой и другими способами приходилось часто выезжать в Ангарск на выступления созданной по благословению директора «Десятки» Новокшёнова команды вначале под названием «Труд», а затем «Ермак». Коллектив, усиленный рядом игроков из московского «Локомотива» во главе с играющим тренером Александром Афанасьевым, пробился во вторую группу класса «А» и на равных соперничал с командами Уфы, Перми, Свердловска, Челябинска, Омска, Новосибирска, Новокузнецка. «Второй поход ‘‘Ермака’’», «Шайба выкатывается за ‘‘Енисей’’», «Ангарские ‘‘канадцы’’ на марше», «26 шайб Вацлава Лоската» – репортажи и обзоры под такими заголовками не сходили со страниц «Восточки».

А однажды после моей командировки в газете появился материал «Нашествие алтарикских  «‘‘канадцев’’». Алтарик – село в Аларском районе, и там хлопотами заведующего местным клубом и управляющего отделением «Сельхозтехники» залили коробку для хоккея с шайбой, закупили коньки и клюшки, изготовили самодельную форму – и появилась своя команда, составленная из школьников старших классов и молодых рабочих. Вначале они выезжали на игры в шахтёрский посёлок Забитуй, а затем объявились в Иркутске, на корте вблизи моста через Ангару, на месте которого теперь воздвигнуто нелепое, закрывающее вид на реку многоэтажное офисное здание. А между тем корт был построен силами преподавателей, учащихся и шефов 17-й городской школы. На нём окрестные ребята круглый год тренировались и играли, наведывались сюда и их ровесники из других мест. 

Конечно,  не сходил со страниц «Восточки» и самый народный вид спорта – футбол. С тех пор как иркутская «Ангара» (более ранние названия – «Энергия» и «Машиностроитель») стала выступать в первенстве страны среди коллективов класса «Б», болельщики лелеяли мечту, что она когда-нибудь поднимется до более значительных высот. Надежду дал всё тот же 1963 год, когда под руководством тренера Абрама Левитина команда заняла шестое место в сибирско-дальневосточной зоне, а юноши Иркутска завоевали третье место в стране. Но уже в следующем сезоне случился полный провал «Ангары» – восемнадцатое место.

В итоговом обозрении того сезона газета назвала причины хронических неудач иркутского футбола. Первая и главная – город ежегодно покидали многие яркие, перспективные игроки (Степанов выступал за алма-атинский «Кайрат», Зубков – за  ярославский «Шинник», Охремчук – за свердловский «Уралмаш», Гильдеев – за  новосибирский СКА, Выборов и Яковлев – за улан-удинский «Армеец»). Вторая причина – футболисты с берегов «Ангары» стремились переиграть соперников  неторопливой распасовкой мяча, продвигаясь вперёд за счёт лишь обводок, коротких и средних передач. В результате ажурная, нескоростная «Ангара»  уступала менее искусным, но более подвижным, физически выносливым командам.

Попытку создать боевой коллектив предпринял приглашённый из Москвы вратарь «Локомотива» и сборной СССР 1950-х годов Вадим Кублицкий. Он проработал у нас два сезона, и его сменил Александр Веденеев, до этого воспитавший целую плеяду способных, техничных футболистов. Он разослал ряду бывших игроков команды приглашения вернуться в Иркутск. Откликнулись Валерий Выборов, Юрий Бутырин, Валерий Яковлев,  но отказались Санников, Могилев, Серов. Вошли в основной состав молодые Виталий Махов, Олег Гордеев. Усилил игру Геннадий Вязовцев, выступавший за любительскую команду Черемхова. Сезон под руководством Веденеева был, можно сказать, победным для «Ангары», ставшей финалистом первенства Российской Федерации и в результате получившей наконец право под другим названием – «Аэрофлот» – дебютировать во второй группе класса «А».

Запас улыбок

Я уже упомянул о том, что в те годы на республиканской и всесоюзной аренах успешно выступала иркутская женская волейбольная команда «Спартак», ведомая Ольгой Григорьевной Ивановой (ОГ, как звали её сами волейболистки).

«У нас уже нет сил улыбаться, но для родных иркутян мы оставили маленький запас улыбок» – эти слова тренер спартаковок произнесла вчера, когда команда сошла по трапу самолёта на сибирскую землю, оказавшись в могучих объятиях земляков… Гомель, Волгоград, Одесса, Иркутск, Саратов…  Три месяца продолжались Всесоюзные зимние соревнования волейболисток класса «А». И вот наконец снова Иркутск, теперь уже надолго. Теперь уже с победой», – писала «Восточка» на первой полосе, что было тогда чрезвычайной редкостью, поскольку спорту всегда отводилась последняя, четвёртая страница.

Имена Раисы Семинкевич, Людмилы Марковой, Галины Малинович, Ольги Поправко, Зои Трубачёвой, Людмилы Улыбиной, Галины Шишкиной не сходили с уст любителей волейбола. А Нелли Абрамова, студентка института иностранных языков, была включена в состав сборной страны, завоевавшей серебряные медали на Олимпийских играх в октябре 1964 года в Токио. И вот за два месяца до этого по пути со студенческих каникул в Иркутск мне удалось в московских «Лужниках» увидеть предолимпийский тренировочный матч наших спортсменок со сборной Японии, которая неожиданно со своей «планирующей» подачей и цепкой игрой в защите взошла на вершину мирового волейбола. Связующая Абрамова достойно смотрелась рядом с легендарной Инной Рыскаль, Антониной Рыжовой, Татьяной Рощиной, Тамарой Тихониной, удачно играла на приёме мяча, когда тот у самой точки приземления вдруг менял направление полёта и буквально срезался с рук. 

Свой репортаж в «Восточке» я назвал «Кто остановит ‘‘тайфун’’» и заканчивал так: «Нелли Абрамова последней покидала площадку. Она тяжело переживала поражение команды. Что ж, такие неудачи за три месяца до токийских поединков могут принести только пользу. Это хорошая школа игровой закалки. Советские спортсменки должны наконец остановить японский волейбольный «тайфун». И среди тех, кто остановит победное шествие «Ничибо», а мы в этом не сомневаемся, будет иркутская спартаковка Нелли Абрамова».

Когда же большой волейбол приходил на берега Ангары, это выливалось в настоящий праздник. В 1965 году отдел информации в газете возглавил перешедший из сельхозотдела Борис Новгородов, сам умелый волейболист. И как раз тогда вслед за женским «Спартаком» на вершину отечественного волейбола начала восходить мужская команда «Динамо». В течение девяти дней в спортзале политехнического института проходил чемпионат России, по итогам которого наши парни, тренируемые старшим преподавателем института иностранных языков Олегом Поспеловым, заняли третье место и завоевали право выступать в классе «А» всесоюзного первенства. И все эти девять дней мы со старшим коллегой подробно рассказывали о перипетиях напряжённой турнирной борьбы. 

Финал в час ночи

По инициативе Бориса Новгородова отдел стал называться отделом информации и спорта, и в газете пошли на «ура» подборки и даже полосы со спортивными материалами под «шапкой» «Гонг». А однажды вышло отдельное приложение на мелованной бумаге, посвящённое международным соревнованиям на треке велосипедистов Венгрии, Румынии и Российской Федерации. Иркутский деревянный трек на стадионе «Динамо» в предместье Рабочее, построенный ещё до Великой Отечественной войны, считался одним из лучших в стране. «За эти годы по его чуть-чуть гофрированной глади проносились «золотые», «серебряные» и «бронзовые» колёса. Десятки всесоюзных рекордов сменили здесь друг друга, но ещё никогда трек не принимал иностранных гонщиков», –  писала газета. А на мой вопрос «Как вам наш трек?» венгерский гонщик Янош Шоре ответил: «Очень хороший, как в итальянском Милане ‘‘Вигорелли’’».

Венгерская команда и доминировала в заездах. Из иркутян отличился Эдуард Одяков, занявший второе место в спринте. К сожалению, через не-сколько лет велотрек снесли, не возведя взамен новый, и уже больше местные любители спорта не восхищались мастерством таких отечественных гонщиков, как чемпион мира и серебряный призёр Олимпийских игр Омари Пхакадзе. 

Прибайкалье считалось базовым ещё в одном неигровом виде спорта – конькобежном. В отсутствие тогда в стране стадионов с искусственным льдом к нам уже в конце ноября – начале декабря съезжались на тренировочные сборы мастера скоростного бега из разных городов. А в канун зимних  Олимпийских игр того же 1964 года в австрийском Инсбруке на ранний лёд в Ангарск прибыли все звёзды сборной Советского Союза – Евгений Гришин, Лидия Скобликова, Валентина Стенина, Виктор Косичкин и другие. С согласия старшего тренера команды Константина Кудрявцева я беседовал с ними. Коллективное интервью было напечатано, и как было приятно через три месяца сообщить читателям «Восточки», что Лидия Скобликова завоевала на Олимпиаде четыре золотых медали, и напомнить её слова из того интервью: «Ангарск для меня всегда был везучим городом. В прошлом году я установила здесь всесоюзный рекорд на 1000 метров. Затем стала абсолютной чемпионкой мира. Хочется, чтобы успех повторился и на этот раз». 

В свою очередь, Иркутск, как открытый для иностранцев город, на стадионе «Труд» принимал матчевую встречу конькобежцев РСФСР и Швеции, причём команду гостей возглавлял знаменитый Йонни Нильсон. Это незабываемо, как из-за оттепели уже в первом (!) часу ночи несколько сотен зрителей, собравшихся на западной трибуне, наблюдали финальный забег на 10 тысяч метров с его участием.

А вот Ангарск был закрыт для иностранных гостей. Однажды на товарищеский матч с    «Ермаком» к нам прилетела команда по хоккею с шайбой из чехословацкого города Готвальдов (ныне – Злин), занимавшая восьмое место в первенстве своей страны. И её поселили не в местной комфортабельной по тем временам гостинице «Южная», а в иркутской «Сибири» и на игру в Ангарск повезли автобусом, показали из его окон наш «город юности», а после игры также погрузили в автобус и привезли обратно…

Интерактив с читателями

Бралась газета и за анализ общего состояния и проблем физкультуры и спорта. Ведь в те времена люди ещё так рассуждали: «Знаете, я почти всё свободное время сижу у радиоприёмника и жду вестей с Олимпийских игр, как в войну ждал сводок с фронта…» Или авторитетный руководитель промышленного предприятия прямо заявлял: «Спорт помогает мне в решении производственных задач». И поэтому нельзя было не писать в «Восточке» о явно слабой отдаче в работе профессиональных тренеров, которых в области насчитывалось более тысячи, о нехватке спортивных сооружений и их плохом использовании. И как результат этого, к большому сожалению, – всего один участник от Прибайкалья был включён в состав сборной СССР на две – летнюю и зимнюю – Олимпиады 1964 года. Поддержку в освещении достаточно острых тем в газете оказывал областной совет спортивных обществ и организаций во главе с мудрым и обаятельным Герольдом Александровичем Константиновым.

А как не вспомнить о традиционной легкоатлетической эстафете на призы «Восточки»! Хотя  я числился внештатником, но с удовольствием и даже азартом участвовал в её организации и проведении. Не буду вдаваться в подробности, скажу только, что эстафета, стартовавшая от здания редакции на Карла Маркса, 13, собирала до тысячи и более участников не только из Иркутска, но и Ангарска, Усолья-Сибирского, Усть-Ордынского и других населённых пунктов. Одна 7-я школа, что в Ново-Ленино, выставляла более 30 команд на 10 этапах.  А взрослые атлеты бежали 15 этапов по улицам Ленина, Рабочей, Декабрьских событий, 1-й Советской, Седова, Красного  восстания, бульвару Гагарина, финиш – на гаревой дорожке стадиона «Труд». Борьба всегда была жаркая, но за её перипетиями строго следила судейская бригада во главе с легендарным  хозяином центральной спортивной арены областного центра Степаном Васильевичем Гусевым. Большая помощь в проведении эстафеты тогда и впоследствии исходила от  многолетнего председателя Иркутского городского спорткомитета, который в молодые годы сам преуспевал в лёгкой атлетике, Ивана Никитича Ермолаева.

Наконец, было в ту пору и желание, как сейчас говорят, интерактивного общения с читателями. Однажды мы опубликовали предновогоднюю анкету для них. Предлагалось ответить на три вопроса. Первый: какое событие в спортивной жизни области стало сенсацией? Второй: назовите лучшего спортсмена года. Третий: кто из молодых проявил себя лучше всех? 

Большинство сошлись на том, что сенсацией стала третья подряд победа  хоккеистов «Локомотива» над свердловским СКА, лучший спортсмен года – мастер спорта международного класса по стипль-чезу (бегу с препятствиями) Анатолий Курьян, а лучший из молодых – волейболист Евгений Емельянов. Так вот, как сообщила в итоге газета, «наиболее точно выразил мнение большинства читателей» ученик 5-го класса 17-й школы Иркутска Николай Евтюхов, впоследствии сам ставший известным журналистом. 

Читайте также

Подпишитесь на свежие новости

Мнение
Проекты и партнеры
  все
Свежий номер