издательская группа
Восточно-Сибирская правда

Пирамида Кальмана

  • Автор: Арнольд БЕРКОВИЧ, для «Восточно-Сибирской правды»

Свой семьдесят первый театральный сезон Иркутский музыкальный театр имени Загурского завершил постановкой оперетты Имре Кальмана «Баядера». Следует отметить, что театр мужественно сохраняет оперетты в своём репертуаре, хотя в количественном отношении их число существенно уступает мюзиклам. Этот жанр прочно вошёл в репертуарные интересы многих театров, хотя справедливости ради необходимо заметить, что постановочно мюзиклы на российской сцене чаще напоминают музыкальную комедию.

По-видимому, перенеся американское изобретение на нашу сцену, необходимо найти и особое яркое драматическое решение, мощную балетную интерпретацию, в чём-то «убойную» сценографию и «бешеный» азарт актёров. В оперетте же, даже если сюжет не отвечает интересам современного зрителя, но есть лёгкая, изящная, запоминающаяся музыка, есть красивый герой и обольстительная героиня, значит, всё в порядке, успех постановке обеспечен. Особенно, если дело касается классики.

Имя Имре Кальмана в афише – это уже заявка на зрительское расположение, тем более когда мы имеем дело с его опереттой «Баядера». Замечательная музыка, которая несёт на себе шлейф Востока, любовная интрига, в которой есть место и принцу Раджами, и парижской диве Одетте. Эта оперетта с завидным постоянством возвращается на сцену Иркутского театра музыкальной комедии, а ныне музыкального театра, и теперь уже в пятый раз. Естественно, каждая постановка отличалась режиссёрским видением, актёрскими индивидуальностями, последние постановки ещё и отмечены  реконструктивными изменениями сюжета оперетты. Впрочем, сюжет всё-таки резко пока менять боятся, но «свежую струю» новатора не стесняются внедрять. 

Так, в нынешней премьерной постановке «Баядеры» значительная часть персонажей по воле авторов либретто втянута в поиски любителей пирамид (с большой натяжкой – намёк на существующие в нашем обществе финансовые пирамиды) и приверженцев «халявы». Со всей честностью отмечу, что это примитив, который даже не хочется оценивать. Несколько упростили авторы и драматический накал любовных отношений героев, но зато это позволило им убрать целый второй акт. Вся оперетта стала двухактной, и зрители вовремя пойдут домой. К великому счастью, музыка Имре Кальмана сохранена полностью и авторы либретто сумели её втиснуть в два акта.

Режиссёр-постановщик нынешней «Баядеры» лауреат национальной театральной премии «Золотая маска» Людмила Налетова стремилась сконцентрировать внимание зрителей на лирической теме оперетты, тем более что она превалирует в ней и это, безусловно, сценически удаётся. Достаточно искренен и любовно достоверен принц Раджами в исполнении артистов Александра Айдарова и Герарда Шабанова. И если Айдаров – актёр опытный, для него лирика на сцене – дело обычное, то мне особо хочется приветствовать появление в театре молодого артиста Шабанова, который обладает красивым бархатным баритоном. Теперь бы актёру добавить крепкой режиссёрской огранки, умения пользоваться гримом, выразительного сценического движения и владения танцем.

Образ Одетты – в руках опытных актрис театра Светланы Щерботкиной и Светланы Лунюшкиной, которые сильны в вокальном отношении, достаточно объективны в драматургии роли, хотя именно эта сторона по воле авторов либретто чрезвычайно поверхностна. Но ко всем актёрам, исполняющим лирическую «Баядеру», претензий нет, они не отличаются здесь творческим разнообразием (нет для этого литературного фундамента!), а любовь – она во всех спектаклях любовь, со своими чётко выверенными проявлениями.

Не могу не отметить некоторые режиссёрские странности: так, Людмила Налетова заставляет принца Раджами петь свою коронную арию, сидя не то в ложе, не то в индийской лодке-пироге в пол-оборота к зрителям, что смазывает актёрское воздействие на аудиторию. В течение всего спектакля используется висячая конструкция в виде конуса, который при огромном напряжении воображения можно рассматривать как символ обсуждаемой в спектакле пирамиды, но думается, не она основное действующее лицо оперетты.

Мягко выражаясь, в весьма странные костюмы одела оперетту художник-постановщик Татьяна Спасоломская: если можно согласиться на налёт восточности, то вряд ли он должен перекрыть парижский шарм и стать неизменяемым в течение всей оперетты.

Театр на мажорной ноте завершает свой театральный сезон, продемонстрировав своё неизменное при-страстие к жанровому разнообразию, стремление к совершенствованию художественного вкуса и сохранению тенденции поиска новых и качественно значимых музыкальных произведений.

Читайте также

Подпишитесь на свежие новости

Мнение
Проекты и партнеры
  все
Свежий номер
Важное