издательская группа
Восточно-Сибирская правда

Борис Говорин

Персоной июня мы выбрали Почётного гражданина Иркутска и Иркутской области

27 июня Борису Говорину исполняется 65 лет. Круглую дату многолетний мэр областного центра, впоследствии – губернатор региона, Чрезвычайный и Полномочный посол Российской Федерации, встречает в отличной форме во главе Совета Почётных граждан своего родного Иркутска.

Градоначальник

Борис Говорин руководил Иркутском семь лет. Семь лет во времена перемен – это целая эпоха. В 1990 году, когда Говорин стал председателем иркутского горисполкома, ещё существовали СССР и КПСС, но уже началась декларация суверенитетов, уже работал Съезд народных депутатов. Россия в митинговом угаре выбирала, как жить «после социализма». Выбор был сделан, и ещё через четыре года, когда Борис Говорин стал первым избранным мэром Иркутска, страна изменилась до неузнаваемости. Бывшие государственные предприятия получили самостоятельность и были брошены на произвол судьбы. Начавшийся процесс приватизации в условиях отсутствия работающих механизмов защиты собственности приводит к тому, что новые владельцы лакомых кусков городской экономики становятся объектами охоты криминальных группировок. И лишь на рынке мелкой розницы настоящий бум предпринимательской деятельности. Совсем скоро из среды коммерсантов выйдут акулы мелкого и среднего бизнеса, а пока – пока всё зыбко, ненадёжно, обманчиво…

В это время администрация города остаётся территорией внятных подходов и чёткой организации. Достигается это жёсткими методами: всем подразделениям администрации навязана жёсткая дисциплина, задачи ставятся по-армейски конкретно, а исполнение поручений сурово контролируется.

Сегодня во многих документах встречается термин «улучшение качества жизни». Для Бориса Говорина стремление к внедрению в городе новых стандартов качества было приоритетным. Несмотря на бурную эпоху перемен, в 1990-е годы Иркутск заметно обновляется: по инициативе Бориса Говорина проведена реконструкция комплекса зданий Центрального рынка, построен выставочный комплекс «Сибэкспоцентр» – самая большая презентационная площадка Восточной Сибири, появился первый деловой центр международного уровня – «Байкал Бизнес Центр». Чтобы восполнить дефицит современных технологий диагностики заболеваний в сети лечебных учреждений Иркутска, начинается строительство диагностического центра, оснащённого новейшим медицинским оборудованием (начат в 1994-м, сдан в эксплуатацию в 1999-м).

Активно развивается городская транспортная сеть: в 1991 году запущен троллейбусный маршрут в микрорайон Первомайский, ещё через четыре года начали ходить троллейбусы до Синюшиной горы.

Все эти годы администрация Иркутска придерживается принципа «один год – одна школа», то есть старается каждый год сдавать в эксплуатацию школьное здание – или построенное, или прошедшее капитальный ремонт.

Битва за область

Борис Говорин принял бразды правления Иркутской областью в 1997 году. В экономике России царил хаос: советская структура промышленности разрушена, контуры новых финансово-экономических конгломератов только-только намечены. Градообразующие предприятия Усолья, Черемхова, Саянска, Усть-Кута в глубоком кризисе, разорён Тайшет. Нестабильно работает Ангарская нефтехимическая компания, неясно будущее Братского и Усть-Илимского лесоперерабатывающих комплексов, идёт ожесточённый спор с федеральным центром за 40-процентный госпакет акций ОАО «Иркутскэнерго».

В условиях экономической неразберихи новые собственники предприятий игнорируют бюджет региона, всеми способами стараясь «оптимизировать» налоговые отчисления, массово избавляются от «непрофильных активов», и в первую очередь – от социальной сферы. Понимание социальной ответственности придёт к ним гораздо позже, а в 1997 году исполнение регионального бюджета было практически провалено. Задолженность в областной бюджетной сфере составляла 600 млрд. рублей, по детским компенсациям – 150 млрд. рублей.

С первых дней губернаторства Борис Говорин работал в режиме «начальника пожарной команды». Предшественник, дипломатичный интеллигент Юрий Ножиков, предпочитал действовать через своих заместителей. Говорин брал ответственность на себя: решительно вмешивался, диктовал, нажимал, порой ломал через колено. Цель была одна: выкинуть вон рейдеров, занимающихся распродажей в розницу работоспособных ещё предприятий, поддержать тех, кто готов наладить стабильную работу, добиться, чтобы они стабильно выплачивали зарплату работникам, платили в региональный и местный бюджеты.

Показательна история оздоровления «Химпрома» в Саянске. Зиминский химический комбинат был пущен в 1982 году. Его технологическая цепочка, по замыслу Госплана СССР, была завязана на «Ангарскнефтеоргсинтез», который поставлял этилен и хлор, а также на дешёвую электроэнергию.

В 1990-е годы производственное объединение «Саянскхимпром», как и многие предприятия области, оказалось в сложной ситуации. Ангарская нефтехимическая компания с одной стороны и энергетики с другой зажали Саянск в тиски. Дефицит оборотных средств заставил перейти на давальческое сырьё, схему, когда предприятие выступает лишь переработчиком, а выпущенная продукция принадлежит компании – собственнику сырья. При этом вся прибыль остаётся давальцу, а предприятие лишь может сводить концы с концами. «Саянскхимпром» пытался вырваться из порочной практики, но безуспешно. Не помог и кредит, взятый в Восточно-Сибирском коммерческом банке. Накопленные долги энергетикам – около 320 млн. рублей – тянули на дно. «Иркутскэнерго» в любой момент могло настоять на банкротстве компании. Оказавшись в сложной ситуации, руководство «Химпрома» задерживало платежи в местный бюджет, не полностью выплачивало заработную плату рабочим.

Ситуация ставила губернатора перед сложным моральным выбором. С одной стороны, наиболее логичный выход из неё – банкротство должника со всеми вытекающими последствиями, с другой – область от банкротства СХП только проигрывала. Так уже погибли Тайшетский комбинат строительной индустрии, Тулунский гидролизный завод и сотни предприятий помельче, а конец «Саянскхимпрома» означал социальную катастрофу в Саянске.

Руководство предприятия предложило свою схему: реструктуризация. Активы предприятия выводились в дочерние компании, а трупик материнской компании оставался на растерзания кредиторам. В том, что руководство предприятия, избавившись от гнёта долгов и давальческой схемы, выведет предприятие из кризиса, у губернатора сомнений не было. Со своей стороны область принимала решение о приватизации госпакета  38,5% акций «Саянскхимпрома» и брала на себя участие в переговорах с поставщиками сырья, не давая им «задавить» предприятие.

Итог этой истории известен: «Саянскхимпласт» сегодня один из лидеров промышленности Иркутской области, исправный плательщик налогов в бюджеты всех уровней, а Саянск – один из самых благополучных городов региона.

Таких историй – не счесть, свои «скелеты в шкафу» есть у каждого предприятия, пережившего 1990-е годы. Время «большого хапка» не баловало простыми решениями, и рафинированное чистоплюйство по форматам магистерской степени бизнес-администрирования тогда вело в тупик. Часто, следуя букве закона, порой можно было  провалиться в пропасть, зияющую посередине правового поля. Приоритетом Бориса Говорина было сохранение экономического потенциала Иркутской области в целом, и в этом он преуспел.

Беспощадная борьба с разрухой в экономике Приангарья начала давать результаты к 2000 году. Войны за соб-ственность закончились, а сформировавшаяся структура территориального размещения финансово-промышленных групп актуальна и сегодня. Экономику страны и региона подстегнул экономический кризис 1998 года: падение курса рубля примерно в три раза создало комфортные условия для экспорта и преференции для местного производителя. Базовые отрасли – угледобывающая, лесная, целлюлозно-бумажная промышленность, цветная металлургия, электроэнергетика – начали увеличивать объёмы производства.

Непобеждённый проигравший

Ельцинское законодательство оставляло за губернатором куда больше полномочий, чем путинская «вертикаль», и его позиция была весомым аргументом в споре с новыми русскими капиталистами. Борис Говорин считал, что губернатор принимает решения, несёт личную ответственность за ситуацию в области и не вправе перекладывать свою ношу на какое-то «областное правительство». Для него руководство края всегда оставалось «администрацией», безликим органом исполнителей, реализующих стратегию губернатора. Именно поэтому Говорин не терпел у своих заместителей стремления быть политическими фигурами и беспощадно расставался со всеми, кто вдруг начинал себя чувствовать обитателями «политического Олимпа».

Удивительно, но в это неспокойное время губернатор постоянно держал в прицеле далёкую перспективу, думал о стратегии развития региона, о том, как будет выглядеть Иркутская область через десять, двадцать, пятьдесят лет. Эти поиски и искания вылились в программу развития Сибири, разработанную учёными Иркутского научного центра СО РАН и принятую в штыки сначала полпредом президента, а потом и Министерством экономического развития. Слишком неудобные вопросы в ней ставил регион перед федеральным центром: транспортные, демографические, сырьевые…

По мнению Бориса Говорина, локомотивом развития Иркутской области должны были стать крупные сырьевые проекты. Однако чем настойчивей звучали из Иркутска слова «Ковыкта», «Сухой Лог» и «Верхняя Чона», тем резче становился тон московских чиновников. С улучшением экономической ситуации в России и началом нефтяного ралли сильные губернаторы стали неугодны Кремлю. Искать лицензиатов на сырьевые богатства Иркутской области было выгоднее без участия чрезмерно энергичного губернатора.

Понимал ли Говорин, что его политика ложится поперёк нынешней вертикали? И да, и нет. Он не питал иллюзий относительно настроений, которые царят в Москве. На протяжении всей своей работы на посту губернатора он отчаянно боролся с аппетитами бюрократии федерального центра. Боролся за пакет акций «Иркутскэнерго», за распределение налоговых доходов, за право проводить самостоятельную экономическую политику. Оставаясь убеждённым государственником и патриотом, Борис Говорин считал (да и, наверное, считает сейчас), что сильная Россия может существовать только при сильных регионах. Об этом он говорил с трибуны ассоциации «Сибирское соглашение» в 1990-е, неоднократно подчёркивал эту мысль на выступлениях в Совете Федерации. Как многие сильные и цельные фигуры, Борис Говорин не смог – или не захотел? – встать на четвереньки, когда пришла мода на ручных губернаторов.

Уже после отставки Бориса Говорина была опубликована фотография. Наверное, это 2001 год, на снимке Владимир Путин и Борис Говорин. Фотограф случайно – или, наоборот, сознательно – поймал момент, когда огромный губернатор Иркутской области что-то азартно рассказывает, сутулясь и жестикулируя обеими руками. И взгляд президента – снизу вверх, удивлённый, а в уголках плотно сжатых губ недобрые морщинки. Такие фотографии лучше любого политического прогноза.

Читайте также

Подпишитесь на свежие новости

Мнение
Проекты и партнеры
  все
Свежий номер