издательская группа
Восточно-Сибирская правда

Всех «агентов» в один реестр

«Иностранный агент» – так в скором времени публично будет именоваться всякая некоммерческая организация (НКО), получающая деньги из-за рубежа и занимающаяся политикой. «Единая Россия» намерена до конца июля провести такие поправки в федеральный закон об НКО. Единороссы предлагают считать политикой даже поход членов НКО на митинг любой тематики, который «формирует общественное мнение». Столь широкое понимание вопроса позволит записать в «иностранные агенты» любую организацию с иностранным участием, считают эксперты «Конкурента».

Авторы законопроекта единороссы Ирина Яровая и Александр Сидякин ссылаются на американский закон 1938 года «О регистрации иностранных агентов» (FARA). Дескать, именно так США в своё время обезопасили себя от вторжения чужих интересов во внутреннюю политику. Изменения в Законы «О некоммерческих организациях» и «Об общественных объединениях» предусматривают следующее. Все НКО с иностранным участием, занимающиеся политикой, теперь должны быть занесены в специальный реестр и именоваться в официальных бумагах некоммерческими организациями, «выполняющими функции иностранного агента». Причём иностранное участие – это не только наличие в составе учредителей организаций или лиц иностранного подданства или лиц без гражданства, но и поступление любых денег из-за рубежа. Не важно – постоянных или разовых по гранту. Не важно – от иностранной или международной организации. Что значит заниматься политикой? Что бы ни было написано в уставах НКО, если члены такой организации идут на митинг, который призван как-то воздействовать на органы госвласти или мнение населения, они уже «занимаются политикой», считает «Единая Россия». То есть, к примеру, митинг против БЦБК – это тоже политика, ибо на нём формируется мнение населения. А значит, повод объявить всех членов НКО с иностранным участием, которым случится на нём появиться, «иностранными агентами». 

Если такой организации захочется рассказать что-то через СМИ или Интернет, надо будет указать, что пресс-релиз пришёл от НКО, выполняющей «функции иностранного агента». Кроме того, такая НКО раз в год должна будет проводить бухгалтерский аудит, а раз в полгода публиковать полный отчёт о своей деятельности, тоже с пометкой «Отчёт от иностранного агента». Текста закона в Сети нет, но СМИ цитируют самые разные выдержки. К закону прилагается новое положение: «О противодействии легализации (отмыванию) доходов, полученных преступным путём, и финансированию терроризма». В этом случае любые денежные средства, поступающие в российскую НКО, если они равны 200 тысячам рублей или превышают эту сумму, подлежат обязательному контролю.

«Есть все основания к тому, чтобы предлагаемые «Единой Россией» изменения в закон о некоммерческих организациях были рассмотрены до конца весенней сессии», – заявила Ирина Яровая. Если закон будет принят, он начнёт действовать с 1 января 2013 года. Тогда в течение 90 дней все организации, подпадающие под статус «иностранного агента», должны будут подать в Минюст документы о включении в спецреестр. Если документы будут поданы в «несоответствующем виде» или не вовремя, деятельность организации будет приостановлена. Понятно, что некоторые организации вообще не пройдут новую регистрацию. Одни – по воле Минюста, другие сами заходят свернуть работу в России. Те же, кто откажется выполнять закон, могут быть привлечены к уголовной ответственности сроком до четырёх лет, получить штрафы, исправительные и обязательные работы. Так, за непредоставление документов в спецреестр предусмотрены двухлетние исправительные работы или заключение на такой же срок, цитируют «Ведомости». Руководители организаций, «посягающих на личность и права граждан, если деятельность НКО связана с насилием над гражданами или иным причинением вреда их здоровью», поплатятся четырьмя годами уголовного наказания. Три года и крупные штрафы грозят участникам тех НКО, за которыми признают факты призыва граждан «к невыполнению своих гражданских обязанностей или к совершению иных противоправных деяний».     

«А что станут называть политикой? – спрашивает председатель «Байкальской экологической волны» Марина Рихванова. – Наша деятельность, к примеру, направлена на развитие местного сообщества». Интересно будет узнать, как, к примеру, теперь поступят с  международным экологическим проектом «Тахо – Байкал», который в своё время инициировали президенты США и России, сказала Рихванова. Проект, поддержанный со стороны России высшим политическим лицом страны, – это политика или экология? «Мне очень не нравится расплывчатость формулировки «политическая деятельность», – говорит она. – Мы уже имеем солидный опыт отчётности перед Минюстом. Теперь тем, кого признают «ино-странным агентом», нужно будет делать это чаще, нанимать специальный штат для проведения бухгалтерского аудита, составления отчётов. Это огромная, тяжёлая работа. Я очень надеюсь, что «Единая Россия» найдёт себе более достойный объект приложения сил, чем экологи».  

Среди организаций, против которых направлен закон, в первую очередь называют ассоциацию «Голос». «Мы предполагали, что правительство предпримет ответные меры после выборов, так что ничего неожиданного нет, – сказал «Конкуренту» координатор иркутского отделения «Голоса» Алексей Петров. – У организации чистая бухгалтерия, мы уже привыкли к плотному общению с Минюстом. Просто сейчас все эти отчёты нужно будет делать чаще. Я думаю, что в итоге имиджевые потери понесём не мы, а как раз государство, поскольку фискальные органы получили команду «фас» и они не сильно разбираются, кто тут от Госдепа, а кто просто творческий коллектив. Всех под одну гребёнку сгребут. В итоге могут пострадать гуманитарные, творческие организации, которым до политики как до Луны. К примеру, ассоциация «Ноосфера» некоторое время назад делала проект, деньги на который были получены по гранту из Голландии. Теперь этим ребятам, занимающимся чистым творчеством, очевидно, придётся доказывать, что они не подрывают государственность на иностранные денежки».

«Мы политикой не занимаемся, с политическими партиями не работаем», – говорит научный директор Центра независимых социальных исследований и образования (ЦНСИО) Михаил Рожанский. Но и он опасается, что закон может коснуться таких организаций, как ЦНСИО. «Введены два условия: иностранное финансирование, в том числе и международных фондов, и политическая деятельность вне зависимости от того, говорится ли о ней в уставе, – рассуждает учёный. –  Скажем, мы ведём исследование коррупционного процесса. Это наука или это политика? Мы уверены: наука, но кто поручится, что эта работа не получит иной трактовки? В нынешнем варианте закон можно использовать очень вольно. Причём не в интересах государства, а в интересах третьих лиц». Рожанский напомнил историю с противостоянием «Байкальской экологической волны» и ЮКОСа, когда лоббировались интересы частной компании, а обыски в офисе велись руками государственных служб. И как несколькими годами позже на телеканале НТВ пытались продвинуть мысль, что многотысячный митинг в Иркутске против строительства «Транснефтью» трубы у Байкала организован на зарубежные деньги. В 2008 году в Санкт-Петербурге была приостановлена лицензия Европейского университета, на базе которого должны были по гранту Еврокомиссии готовить наблюдателей на выборах. «Кто укрепляет государственность: те, кто организует наблюдение на выборах, или те, кто противодействует прозрачности избирательного процесса? – задаётся вопросом Рожанский. – Речь идёт даже не о шпиономании как таковой, а о спекуляции на шпиономании, выгодной вполне конкретным силам.  На мой взгляд, новый закон делает легитимными инструменты, которые при желании помогут закрыть любую НКО». 

«На средства Международного фонда Форда мы издали два первых выпуска альманаха «Байкальская Сибирь», все результаты нашей работы не ушли какому-то тайному заказчику за границу, они остались здесь и были открыто опубликованы, – говорит Рожанский. – Так кто действует в интересах  страны  – исследователи, искренне работающие на родине, или некие люди, которые закрывают возможность исследований или общественного контроля? Если я, например, начну исследовать, каковы правила и механизмы, благодаря которым в партийные списки, гарантирующие место в Госдуме, попадают люди, предлагающие подобные законопроекты, я буду заниматься политикой или нет? Эти люди существуют на наши налоги, но они  хотят уйти от контроля со стороны общества. Так кто из нас укрепляет государственность, а кто подрывает общественную и государственную безопасность?» – задал он риторический вопрос. 

Депутаты Госдумы от Иркутской области тоже законопроект видели лишь в СМИ. «Определённый порядок в деятельности НКО с иностранным участием нужно навести, – заявил «Конкуренту» депутат Госдумы Евгений Рульков. – Я за введение прозрачной системы их финансирования. Это исключит периодически возникающие скандалы вокруг этих организаций, выгодные в том числе и власти. Но, конечно, нельзя вводить в публичное обращение термин «иностранный агент», поскольку в сознании нашего народа это словосочетание вызывает явный негатив». Единоросс Сергей Тен на заданный ему в «Твиттере» вопрос об НКО предпочёл отмолчаться, зато сообщил читателям, что его пересадили в зале Госдумы «поближе к трибуне и руководству» партии власти.

Комментарий Антона Романова получить не удалось, поскольку  он был занят на пленарном заседании Госдумы. Председатель реготделения «Справедливой России» Иван Грачёв заявил, что против инициативы «ЕР», поскольку вообще не понимает, чего та добивается. «Они что, таким образом шпионов собрались ловить? Государственность надо спасать не так, – заметил Грачёв. – Если искать влияние Запада, надо смотреть весь финансово-экономический блок законов, которые принимались под давлением «ЕР» в прошлые годы. Большинство из них для «Единой России» разрабатывались организациями, живущими на иностранные гранты». 

Читайте также

Подпишитесь на свежие новости

Мнение
Проекты и партнеры
  все
Свежий номер