издательская группа
Восточно-Сибирская правда

Когда говорят пушки, музы молчать не могут!

  • Автор: Мария МОЖЕНКОВА, искусствовед, для «Восточно-Сибирской правды»

В этом году исполняется 200 лет со дня Бородинского сражения. Событиям 1812 года принадлежит особое место в нашей истории. Художники не раз обращались к этой теме, создав множество батальных полотен, портретов военных и карикатур на неприятеля. Но поговорить хочется о другой картине, персонаж которой имеет пусть не прямое, но непосредственное отношение к событиям двухвековой давности...

В экспозиции Иркутского художественного музея висит портрет крупнейшего поэта и государственного деятеля конца XVIII – начала XIX века Гавриила Державина кисти Сальватора Тончи. Огромное полотно имеет свою уникальную и драматическую судьбу. Отправленное в дар иркутскому купцу, оно пережило многое: и переписывание фона картины под вкус владельца, и акт вандализма во время гражданской войны, и долгую реставрацию в столице. Сейчас картина украшает зал русского искусства XVIII века. Но мало кто задумывается, проходя мимо, что известный русский поэт имеет отношение к войне 1812 года.

Нет, он не был в рядах сражающихся солдат, но на своём поэтическом поприще внёс огромный вклад в победу России. Отечественная война 1812 года – одна из самых героических страниц истории нашей Родины. Победа русского народа над завоевателем, который считался величайшим военным гением мира и к моменту нападения на Россию был словно увенчан ореолом всемогущества и непобедимости, поразила воображение современников и поныне волнует потомков. Победа зависела не только от вооружения и численности войска, но и от морального духа солдат. Кому как не поэтам было под силу поднять военный дух страны?!

В творчестве Державина нашла замечательное выражение героика его времени. Подобно Ломоносову, Державин был пылким патриотом; патриотизм, по словам Белинского, был его «господствующим чувством». Он первый, кто откликнулся на Бородинское сражение. 31 августа 1812 года Гавриил Романович написал «Оду по случаю парения орла над российскою армиею под предводительством князя Кутузова при селе Бородине, 1812 года, в августе».

Сразу после выхода в свет оды «На парение орла» Кутузов и Державин вступили в переписку. 7 декабря 1812 года фельдмаршал пишет Державину: «Приношу вам, милостивый государь мой, за всё лестное в оном мне сказанное чувствительную благодарность и за того орла, который, слышу я, при Бородино, воскрылённый великим бардом нашим, парил над главою россиянина, придавая блеск скромным его заслугам» (дело в том, что, по сообщению санкт-петербургской газеты «Северная почта», в самый первый день, когда главнокомандующий ездил для осмотра местоположения, орёл появился парящим над его головой. Князь Михайло Ларионович снял шляпу, и все воскликнули тогда: «Ура!» Этот эпизод и послужил причиной появления оды «На парение орла»). Вот несколько строк из оды: 

…Мужайся, бодрствуй, князь Кутузов!
Коль над тобой был зрим орёл,
Ты, верно, победишь французов
И, россов защитя предел,
Спасёшь от уз и всю вселенну,
Толь славой участь озаренну
Давно тебе судил сам рок;
Смерть сквозь главу твою промчалась,
Но жизнь твоя цела осталась,
На подвиг сей тебя блюл Бог!

Ещё одно произведение Гавриила Державина – «Гимн лироэпический на прогнание французов из отечества». Эпопею борьбы с наполеоновским нашествием он изображает как гигантское, поистине вселенское противоборство мировых сил, масштабы которого можно представить, лишь обратившись к исполинским фантасмагориям Апокалипсиса. 

Открылась тайн священных дверь! 
Исшёл из бездн огромный зверь,
Дракон иль демон змеевидный;
Вокруг его ехидны
Со крыльев смерть и смрад трясут,
Рогами солнце прут;
Отенетяя вкруг всю ошибами сферу,
Горящу в воздух прыщут серу,
Холмят дыханьем понт,
Льют ночь на горизонт
И движут ось всея вселенны.
Бегут все смертные смятенны
От князя тьмы и крокодильных стад.
Они ревут, свистят и всех страшат…

Мощь творческого воображения, блеск и смелость живописи, величественная красота старинного поэтического «глагола» – всё это делает «Гимн» одним из самых значительных произведений того времени. Есть в нём и такое, в чём Державин превзошёл всех писавших одновременно с ним о событиях 1812 года. Никто из них не показал роль народа в Отечественной войне так, как это сделал Державин.

Патриарх русских поэтов дал в «Гимне лироэпическом» непревзойдённую и непреходящую характеристику русского народа. Он увидел и прославил те качества русского национального характера, которые с такой силой, с такой бесспорностью были подтверждены на протяжении последующих эпох:

О росс! О добльственный народ,
Единственный, великодушный,
Великий, сильный, славой звучный,
Изящностью своих доброт!
По мышцам ты неутомимый,
По духу ты непобедимый,
По сердцу прост, по чувству добр,
Ты в счастьи тих, в несчастьи бодр,
Царю радушен, благороден,
В терпеньи лишь себе подобен.

1812 год явился не только важнейшей страницей истории России, но и важной вехой в истории русской литературы и поэзии. Никогда прежде художественное слово не становилось таким мощным выразителем чувств, охвативших общество, как это произошло после вторжения Наполеона. Поэтическая летопись Отечественной войны потому так богата и выразительна, что каждый, кто писал стихи о 1812 годе, вложил в них лучшее, что было в нём как в художнике.

Спустя два столетия нам остаётся лишь остановиться перед портретом великого русского поэта Гавриила Державина, воскресить в памяти несколько его строк, посвящённых войне с Наполеоном, и постараться не забывать подвиг русских воинов. Ибо забвение прошлого грозит его повторением.

Читайте также

Подпишитесь на свежие новости

Мнение
Проекты и партнеры
  все
Свежий номер