издательская группа
Восточно-Сибирская правда

Эволюция экспорта

Восточная энергетическая компания намерена в 2012 году поставить в Китай 2,6 млрд. кВт-ч электричества, в планах на 2013 год значится цифра в 3,6 млрд. кВт-ч. Рост экспорта предполагается и в дальнейшем, однако существующие ограничения позволяют с трудом превысить лимит в 4 млрд. кВт-ч. Для организации широкомасштабного экспорта ВЭК предлагает реализовать амбициозный проект, предполагающий строительство ряда мощных электростанций в регионах Дальнего Востока и Восточной Сибири. Родился он, как и предшествовавшие ему подобные замыслы, из когда-то обсуждавшейся в Иркутской области возможности поставок излишков электроэнергии в КНР.

Идея экспорта электричества в Поднебесную обсуждается как минимум не первое десятилетие. Так, в первой половине девяностых, когда электропотребление в Иркутской области сократилось на треть, возникло предложение поставлять излишки энергии в сопредельное государство. Ещё в 1998 году в ОАО «Иркутскэнерго» было подготовлено ТЭО проекта, предполагавшего строительство ЛЭП от Братска до Пекина протяжённостью 2,6 тыс. км, по которой предполагалось экспортировать до 18 млрд. кВт-ч электроэнергии в год. По существовавшим в то время ценам реализация этого замысла обошлась бы в 2 млрд. долларов, но эти затраты окупились бы в течение пяти лет: ежегодная прибыль от поставок излишков электроэнергии оценивалась в 400 млн. долларов. Однако из-за дефолта о проекте пришлось на время забыть, к тому же в Китае началась реформа крупных энергоёмких производств. 

От сезонного перетока к новым мощностям

«Потом избытков электроэнергии не стало, и проект был реанимирован в 2005 году в несколько ином виде: рассматривался обмен сезонными перетоками между ОЭС Сибири и энергосистемой Северного Китая», – напомнил заведующий лабораторией перспективных энергетических источников и систем Института систем энергетики имени Л.А. Мелентьева СО РАН Сергей Подковальников, выступая на восьмой по счёту международной конференции «Энергетическая кооперация в Азии: риски и барьеры». Если точнее, в Иркутской энергосистеме, равно как и во всей объединённой энергосистеме Сибири, наблюдается зимний максимум нагрузки, тогда как летом значительная часть генерирующих мощностей оказывается незагруженной. В Северном Китае дела обстоят с точностью до наоборот: пик нагрузки приходится на лето. «Предполагалось, что сезонные перетоки могут осуществляться по линии Иркутск – Пекин, эту идею одобрили на семинаре в «Иркутскэнерго», на который приезжала китайская делегация», – рассказал Подковальников. Кроме того, существовали планы по использованию электроэнергии Богучанской ГЭС – в этом случае на экспорт уходило бы до 14 млрд. кВт-ч. Однако и на сей раз до стадии реализации проект не дошёл. 

Вспомнили о нём, опять же в несколько ином виде, на шестом Байкальском экономическом форуме в 2010 году. Как сообщил на одном из «круглых столов» БЭФа управляющий директор по энергетике En+ Group Александр Сергеев, холдинг вместе с Государственной электросетевой корпорацией Китая и ОАО «Интер РАО ЕЭС» запустил совместный проект, предполагающий «проработку возможности строительства энергомоста из объединённой энергетической системы Сибири в энергосистему Северо-Восточного Китая». Тогда же ОАО «ЕвроСибЭнерго» подписало соглашение о сотрудничестве с монгольской Just Group. В нём, в частности, говорилось о возможности проработки совместных проектов в сфере энергетики, в том числе и в области поставки электроэнергии через Монголию в Китай. 

Экспортный ориентир для генерации 

Между тем экспортировать электричество КНР начали со стороны Дальнего Востока. Как сообщил заместитель генерального директора, руководитель департамента торговой деятельности ОАО «Восточная энергетическая компания» Виталий Смирнов, в 2009 году в Китай было поставлено 660 млн. кВт-ч, в 2010-м объём поставок увеличился до 980 млн. кВт-ч, а в прошлом году превысил миллиардную планку и составил 1,2 млрд. кВт-ч. В планах на 2012 год – удвоить объём перетока и довести его до 2,6 млрд. кВт-ч, в дальнейшем предполагается увеличение до 4–4,5 млрд. кВт-ч. Инфраструктуру под это начали готовить загодя: в 2010 году в дополнение к существующими линиям электропередачи 110 кВ «Благовещенская – Хэйхэ» и 220 кВ «Благовещенская – Айгунь» начали строить ЛЭП 500 кВ из Амурской области в Китай. ВЭК за свой счёт возвела переход через Амур, Федеральная сетевая компания построила саму линию до границы с КНР, за оставшуюся часть взялась Государственная электросетевая корпорация Китая. ЛЭП достроили ещё в прошлом году, а в 2012-м начались её испытания, необходимые для ввода в эксплуатацию. «После сдачи линии переток может достигать шести миллиардов киловатт-часов, – отметил Смирнов. – Но эта цифра утопическая, потому что возможности нашей энергосистемы позволяют поставлять не более четырёх миллиардов». 

Между тем в межправительственных соглашениях с Китаем говорится о поставке до 60 млрд. кВт-ч электроэнергии в год, да и подписанный Восточной энергетической компанией с китайской стороной контракт предусматривает увеличение перетоков.  Выход один – строительство ориентированных на экспорт объектов генерации. Так, в 2010 году ВЭК приступила к строительству Хабаровской ПГУ ТЭЦ электрической мощностью 400–500 МВт. Срок работ по проекту составляет 2,5 года. Ещё одним экспортно ориентированным энергоисточником должна стать Ерковецкая ТЭС, работающая на углях одноимённого месторождения в Амурской области. По проекту, представленному три года назад, первый её блок должен быть запущен в 2014 году, второй – в 2015-м. По словам заместителя гендиректора ВЭК, возможности месторождения позволяют построить энергоисточник мощностью 1,6 ГВт, что обеспечит 18 млрд. кВт-ч выработки в год. «Если провести дополнительные исследования месторождения, то можно увеличить мощность до семи – семи с половиной гигаватт, то есть 38 миллиардов киловатт-часов выработки», – добавил Смирнов. 

Такой же объём генерации должны дать станции, расположенные западнее. В частности, речь о  ТЭС на базе Татауровского и Олонь-Шибирского угольных месторождений, находящихся, соответственно, в Забайкальском крае и Республике Бурятия. Впрочем, старший научный сотрудник отдела региональных экономических исследований Бурятского научного центра СО РАН Геннадий Борисов считает, что целесообразнее было бы расширять имеющиеся энергоисточники, а не строить новые. «У той же Харанорской ГРЭС конечная мощность 2,1 ГВт, надо и такой вариант смотреть, – заметил он. – Уголь будет тот же самый, но длина ЛЭП другая, если мы говорим про Китай». 

Заведующая лабораторией энергетической безопасности ИСЭМ СО РАН Наталья Пяткова, в свою очередь, обратила внимание на то, что строительство сверхмощных пылеугольных электростанций повлечёт за собой увеличение и без того немалой нагрузки на окружающую среду. Применение современных технологий очистки приведёт к удорожанию проекта и, как следствие, повышению стоимости электричества, поставляемого на экспорт. По этой причине директор ИСЭМ СО РАН Николай Воропай поинтересовался, согласована ли с китайской стороной цена электроэнергии. По словам Смирнова, пока договорённость не достигнута, к тому же «конечная цена – это вопрос технико-экономического обоснования строительства» новых энергообъектов. Впрочем, об их запуске речь не может идти как минимум до 2020 года. «Тепловую станцию нужно строить порядка пяти лет, поэтому сроки сдвигаются к двадцатым годам, – заключил заместитель гендиректора ВЭК. – Пока, конечно, никакого конкретного решения нет и мы находимся лишь в начальной точке пути».

Читайте также

Подпишитесь на свежие новости

Мнение
Проекты и партнеры
  все
Свежий номер
Важное