издательская группа
Восточно-Сибирская правда

Шутка с огнём

Одиннадцать лет строгого режима назначил Иркутский областной суд жителю Эхирит-Булагатского района Владимиру Юндунову, который прошлым летом заживо сжёг свою жену, отстаивая право «спокойно посидеть с товарищем». В этом месяце приговор вступил в законную силу.

Врач-реаниматолог на суде рассказала, что женщину привезли в больницу на «скорой» вечером 9 августа прошлого года. Ей был поставлен диагноз: термический ожог третьей степени на площади 95% тела. Пострадавшая находилась в сознании и рассказала, что её облил бензином и поджёг собственный муж. 

Супружеская пара приехала в деревню навестить родственников. Владимир Юндунов душевно проводил время в летней кухне тёщи – под водочку и деревенскую закуску плавно текла незатейливая беседа с приятелем. Сельскую идиллию нарушила, как всегда, жена: велела прекращать пьянку, поскольку собутыльники уже были, по её мнению, в кондиции. Глава семьи пригрозил, что подожжёт дом, если его не оставят в покое. Жена его пьяным угрозам не очень-то поверила, заявив: «Уж лучше меня сожги, чем родительский дом». Гость не стал гневить хозяйскую дочку – сел на коня и поехал до дома. А рассерженный таким исходом посиделок Юндунов сделал то, что в шутку предложила жена. Он поднял валявшуюся во дворе 10-литровую канистру с бензином, облил свою половину и чиркнул спичкой. 

Всё произошло очень быстро, как рассказали соседи, наблюдавшие эту картину со своего двора. Они кинулись тушить объятую огнём женщину, но было поздно. «Пламя возвышалось над ней на метр. Горело всё: голова, спина, руки. Слышно было, как от огня трещат волосы», – рассказывал на суде один из соседей.

Очевидцы этой страшной трагедии были поражены не только тем, как буквально на ровном месте на их глазах искра ссоры превратилась в убийственное пламя. Удивительно вели себя и участники трагедии. Потерпевшая горела заживо, но не кричала, а спокойно отвечала на вопросы соседей. В то же время поджигатель даже и не подумал принять участие в тушении живого факела, в который превратилась его супруга. Вместо этого он пытался договориться с умирающей на его глазах женой, чтобы она не выдавала его в милиции, а сказала, что подожгла себя сама. Последней просьбой женщины было обращение к присутствующим, чтобы они убрали супруга с её глаз. 

На следствии и в суде Владимир Юндунов вину вроде бы признал, но постарался представить драму как несчастный случай. Убивать жену, дескать, не хотел, просто швырнул в неё канистрой во время ссоры, бензин расплескался, попал ей на одежду. А когда он прикурил сигарету и выбросил использованную спичку, загорелась трава, огонь перекинулся на супругу. Однако комплексная пожаро-технико-химическая экспертиза такое развитие событий признала  невозможным.  

Смерть потерпевшей наступила через трое суток, которые она провела в коме. В медикаментозный сон находившуюся в шоке женщину погрузили врачи, подключив её к аппарату искусственной вентиляции лёгких. Такая травма, пояснили они, однозначно несовместима с жизнью. 

Врачи же рассказали, что подсудимый приходил в больницу и плакал, глядя на дело своих рук. Он также сходил в милицию и написал явку с повинной. Правда, вину при этом со своих плеч переложил на судьбу, поскольку всё якобы «вышло случайно». До суда обвиняемый находился на подписке о невыезде и надлежащем поведении.  

Однако областной суд версии со слепым роком не поверил. Владимира Юндунова признали виновным в умышленном убийстве жены, совершённом с особой жестокостью. Преступление по ст. 105 ч. 2 п. «д» наказывается лишением свободы вплоть до пожизненного. Но у «шутника», который заживо спалил собственную жену, находясь в полном сознании и здравом уме (психолого-психиатрическая экспертиза признала его вменяемым и способным руководить своими действиями), нашлись смягчающие обстоятельства. К ним были отнесены явка с повинной, частичное признание вины и раскаяние. Наличие двух малолетних детей, которых отец-убийца сам сделал сиротами, тоже вошло в этот список. В результате в колонии строгого режима осуждённому предстоит провести 11 лет. А при хорошем поведении уже через семь лет он сможет освободиться условно-досрочно. 

Читайте также

Подпишитесь на свежие новости

Мнение
Проекты и партнеры
  все
Свежий номер
Важное