издательская группа
Восточно-Сибирская правда

«Я за Отчизну жизнь отдам свою…»

Содержание портретов Кипренского – внутренний мир человека

  • Автор: Мария МОЖЕНКОВА, искусствовед, для «Восточно-Сибирской правды»

В одном из залов русского искусства в Иркутском художественном музее имени Сукачёва экспонируется работа Ореста Кипренского «Портрет военного». Переданный в дар московским коллекционером Феликсом Евгеньевичем Вишневским, он много лет привлекает внимание зрителя мастерством исполнения, высокой техникой пастели, мягкостью и нежностью цвета.

Но более всего привлекает загадка: а кто этот человек?

Увы! История не оставила нам точных данных об этом персонаже. Более того, некоторые искусствоведы ставили под сомнение и авторство Кипренского. Тем не менее попробуем познакомиться с портретом поближе и понять, что побудило художника создать его, причём выбрав для своих целей одну из сложных техник графики.

Орест Адамович Кипренский создал целую галерею портретов современников Отечественной войны 1812 года. Он сумел увидеть и запечатлеть образ русского человека своего времени, сумел передать патриотический дух эпохи, найдя форму, вполне соответствующую содержанию. В начале XIX века в искусстве портрета наступает период романтизма. Внимание художников перемещается от внешности героев и деталей их костюмов к внутреннему миру человека. Но тут встаёт вопрос о выборе персоны для портрета. Кого желали увековечить на своих полотнах представители романтического течения?

Кипренский принадлежал к числу тех живописцев, которые из разрозненных черт моделей стремятся извлечь общий тип героя своего времени. Перед глазами таких художников постоянно стоят черты этого искомого идеала; принимаясь за каждый новый портрет, они всматриваются в лицо модели, словно надеются найти в нём новую чёрточку для воссоздания образа. Прежде всего, это изображение гармоничной личности.

Подобные черты присущи обширной серии образов героев Отечественной войны 1812 года. Особенно поучительно сравнение произведений Кипренского с портретами русских генералов, выполненными по заказу Александра I английским живописцем Джорджем Доу. Свою задачу Доу выполнил с большой ловкостью, порой с настоящим блеском. Словами Гоголя о нём можно сказать, что «своей привычной замашкой, бойкостью кисти и яркостью красок он произвёл всеобщий шум и скопил себе денежный капитал». Отсутствие вдумчивости и вдохновения он восполнял деланной аффектацией. Его генералы обычно бесстрашно заводят глаза, словно мимо них проносятся неприятельские снаряды. 

В зарисовках военных Кипренского вроде выполненных карандашом портретов генерала Чаплица, Оленина, Томилова или братьев Ланских главное – это не блеск погон и не военная выправка. Открыть, постигнуть и выразить внутренний мир человека – такова первостепенная задача мастера.

В «Портрете военного» нет порывистости или, наоборот, надменной холодности персонажа. Нежнейшая моделировка цвета передаёт трепетность юного лица. Во взгляде лёгкая грусть и мечтательность. Небрежно наброшен на плечи плащ. Задний фон максимально упрощён, да и сам мундир дан очень обобщённо, без указаний наград или хотя бы чина. Всё внимание зрителя автор сосредотачивает на лице молодого человека, которое прорабатывает с большим вниманием и особой тщательностью. Растушёвка мелков пастели тяготеет здесь к живописной манере. Внимательный зритель приметит и синеву выбритых щёк, и проблески седины на волосах. Техника пастели придаёт образу мягкость и лиричность, но не гасит основного значения портрета – изображения воина, защитника Отечества. Показ персонажа состоит именно в том, чтобы мы увидели человека с богатым внутренним миром, а не машину для убийства врагов.

Художник выбирает подачу личности не с точки зрения бравурности, а ставит в приоритет именно человеческую составляющую. Содержание портретов Кипренского – духовность, сложная внутренняя жизнь человека. Изображённый на портрете молодой человек как бы говорит нам: «Я за Отчизну жизнь отдам свою». Но сделает он это, несомненно, без пафоса и театральности, с присущим для аристократа чувством собственного достоинства.

На первый взгляд может показаться, что перед нами человек, совершенно далёкий от тягот военной службы, типичный представитель аристократии, этакий «мечтатель, не нюхавший пороху». Однако это суждение принадлежит нашему времени, потому как мы привыкли оценивать всё по своему образу и подобию. В сознании современных людей укоренился стереотип о том, что должности покупаются за деньги либо их получают через полезные знакомства. А уж уклонение от военной службы стало едва ли не обыденным явлением! Было бы такое допустимым в XIX веке? Едва ли! Подобное поведение расценивалось бы как позор для всего рода. Понятие патриотизма не являлось показным. Оно прививалось с детства с нормами морали, понятиями долга и чести. Как наглядно показала кампания 1812 года, представители аристократии не чурались участия в боевых действиях, они наравне с простым народом отдавали свои жизни за отчизну.

Следует заметить, что отношение к смерти в те времена было несколько иным. Чего стоила человеческая жизнь в эпоху дуэлей? Смертельные исходы были не так уж редки. Русские стрелялись обычно с восьми – десяти шагов. Бывали случаи – и с трёх (это называлось «приставить пистолет ко лбу»)! И стрелялись, как правило, «до результата». А результатом признавалось либо тяжёлое ранение, либо смерть. Привычка жить в ощущении, что смерть всегда рядом, накладывает на психику человека определённый отпечаток. Вечность перестаёт страшить и не кажется такой уж далёкой. Так, если считалось вполне обыденным для мужчины отдать жизнь за свою честь, то чего уж говорить о поле брани? Они и отдавали. Без сожаления. Без упрёка.

Так было двести лет назад. И мы замираем перед портретами этих людей. Мы смотрим. Мы помним. Мы чтим. Вопрос в том, какие портреты и образы оставит для будущего двадцать первый век.

Читайте также

Подпишитесь на свежие новости

Мнение
Проекты и партнеры
  все
Свежий номер