издательская группа
Восточно-Сибирская правда

ГЭС в доле

Усть-Илимская станция заработала первые деньги на рынке системных услуг

  • Автор: Лариса ШЕЛЕХОВА

Около трёх месяцев назад Усть-Илимская ГЭС приступила к регулированию. Станция стала отвечать за перетоки активной мощности в Объединённой энергосистеме (ОЭС) Сибири, составив компанию Братской ГЭС, которая со времён катастрофы в Хакасии выполняла эту функцию в одиночку. Сейчас БГЭС берёт на себя 70% от необходимого изменения мощности в сечении Сибирь – Казахстан, а УИГЭС – 30%.

«Когда рынок системных услуг сформировался, на нём стало возможно зарабатывать. И было решено, что Усть-Илимская ГЭС тоже будет в этом участвовать, – рассказал директор станции Сергей Кузнецов. – Руководство ГЭС проявило инициативу, которую поддержали в «Иркутскэнерго», и мы выполнили комплекс работ по подготовке станции: обновили оборудование, каналы связи, заменили групповой регулятор». Групповой регулятор активной мощности (ГРАМ) ещё находится в опытной эксплуатации, но без сбоев отработал уже больше трёх месяцев, получая сигнал на изменение мощности напрямую из объединённого диспетчерского управления (ОДУ) Сибири, расположенного в городе Кемерове. Новая для ГЭС функция, признают энергетики, внесла свои коррективы в её работу. В среднем мощность варьируется в пределах 600 МВт – от 2600 до 3120 МВт. Обычно в работе находятся от 10 до 14 машин из 16 имеющихся на станции. Коэффициент долевого  участия (КДУ) Усть-Илимской ГЭС в регулировании сейчас составляет 30%, но может быть и увеличен. 

Остальные 70% КДУ приходятся на Братскую ГЭС, которая после аварии на Саяно-Шушенской станции оставалась в течение нескольких лет единственным регулятором в Объединённой энергосистеме Сибири. «Исторически сложилось, что  мощные гидростанции  обязаны участвовать в регулировании частоты и перетоков мощности. В нашем случае речь идёт о вторичном регулировании в ОЭС Сибири, – рассказал Кузнецов. – После аварии на Саянке Братская ГЭС выполняла эту функцию в одиночку. Для этого у станции существуют хорошие условия, Братское водохранилище одно из крупнейших в мире. На своих запасах воды (без притока из Байкала и боковых притоков) БГЭС может полгода проработать с максимальной мощностью. Такого водохранилища больше нигде нет». Всё это позволяет  станции иметь большой регулировочный диапазон: её могут загрузить на полную мощность или разгрузить до технологического минимума без каких-либо последствий для гидрологического режима. Этим и пользуется cистемный оператор. 

Усть-Илимская ГЭС в этом смысле, конечно, проигрывает своей Братской «коллеге». В отличие от Братского водохранилища объёмом 169 кубокилометров, Усть-Илимское вмещает всего 60. «В Братске какой режим системный оператор задаёт, такой они и ведут, потому что от расходов воды в нижний бьеф в течение суток практически  не зависят, – уверяет Кузнецов, много лет до этого проработавший на братской станции. – А мы ограничены со всех сторон: обеспечением попусков воды в нижний бьеф для осуществления северного завоза, проблемой по наполнению Богучанского водохранилища и необходимостью поддержания уровней в верхнем бьефе в заданных пределах с учётом притока от  БГЭС». Впрочем, признаёт директор, с появлением Богучанской ГЭС Усть-Илимская станция перестанет быть крайней на Ангарском каскаде, а значит, не будет отвечать за обеспечение попусков воды для северного завоза. «А когда водохранилище БоГЭС в ближайшие годы выйдет на 208-ю отметку, у нас уровень поднимется примерно на метр. И тогда станция сможет активнее участвовать в регулировании мощности», – пояснил Кузнецов. Тогда Братская и Усть-Илимская ГЭС смогут поделить обязанности пополам или в другом соотношении, а следовательно, повысить общую эффективность своей работы. 

Читайте также

Подпишитесь на свежие новости

Мнение
Проекты и партнеры
  все
Свежий номер