издательская группа
Восточно-Сибирская правда

«Упрощённый планетарий»

Новый иркутский планетарий строится. До конца года, если всё пойдёт хорошо, будут открыты музей «Ноосфера» и обсерватория. Между тем не многие знают, что в городе до сих пор работает старенький аппарат УП-4, а именно «Упрощённый планетарий», четвёртая модель. В 1960-х годах именно он работал в стенах Троицкой церкви, где располагался советский планетарий. А в 70-х переехал к физикам в пединститут, нынешнюю академию образования. УП-4 больше полувека, но он до сих пор в строю и проецирует вечное звёздное небо на пятиметровый купол маленького планетария ВСГАО.

«Аппарат УП-4 установил в Иркутском областном планетарии гл. механик планетария Селезнёв А.В. 20 марта 1960 года» – эта собственноручная запись Селезнёва осталась  в паспорте-инструкции планетария, который теперь стоит в кабинете астрономии кафедры физики Восточно-Сибирской государственной академии образования (ВСГАО). Пришедший в планетарий сразу после его открытия в 1950-м механиком, Анатолий Селезнёв, обладавший артистическим талантом, стал одним из лучших его лекторов, а в 60-е принял пост директора Иркутского планетария. «Лектор был невидим, казалось, словно из межпланетного пространства (свойство акустики) доносился его голос: «Прямо перед нами, ребята, созвездие Кассиопеи. А вот почти рядом Андромеда и Персей…» – писала о нём «Восточка» 60-х. Только благодаря заботе и уходу Анатолия Селезнёва долгие годы держалась вся аппаратура советского планетария Иркутска. Через его руки прошли три аппарата старого планетария. Сначала это был УП-3 («Упрощённый планетарий»), затем УП-4, а после и «Малый Цейс», который передали городу в 1967-м. («Планетарий» – малая модель Цейс Йена появилась в Иркутске к 50-летию Октября по «перспективному плану развития сети планетариев в СССР»). Последний аппарат чудом был спасён из разрушенного планетария в 1986-м, и он хранится сегодня в музее «Экспериментарий». Из трёх аппаратов советского планетария не сохранился только один – УП-3. Два других вполне исправны. 

Звёзды – это дырочки

Мы открываем двери с табличкой «Кабинет астрономии». Немая сцена – над головами во всю аудиторию огромный матерчатый купол диаметром не менее 5 метров. «Вот это абажур…» – мелькает глупая мысль. Под куполом – большой круглый стол со звёздными картами, посередине он, аппарат УП-4. Тот, что был в руках старой команды советского планетария и вот уже около 40 лет в распоряжении физиков пединститута. 

С гладкими, вручную сделанными полушариями, с пультом, где у каждого тумблера своя подпись: «Солнце», «Меридиан», «Горизонт». Пусть лектор – обычный преподаватель и у него обычная задача – дать студентам знания, но всё-таки препод – астроном особенный. Щелчок – включает звёзды, ещё один – планеты, взял и запустил Солнце… 

Нас встречает Антонина Дворкина-Самарская, «хранительница» планетария ВСГАО, кандидат физико-математических наук, доцент кафедры физики. По основному образованию она физик твёрдого тела, однако в последние годы серьёзно занялась изучением и преподаванием астрономии. Она читает курс вузовской астрономии. ВСГАО – один из немногих вузов, где астрономия сейчас преподаётся в полном объёме, в этом виде предмет в других вузах не читается. В ИГУ существует курс астрофизики, но это совсем другая дисциплина. Школьная астрономия несколько проще, однако в последние годы из обязательной программы она исключена. «Сделать качественную лекцию – это очень большой труд, – говорит Антонина. – Прежде чем выйти на приемлемый уровень качества, я оттачивала лекции и набирала материал более двух лет. И в будущем планетарии в первую очередь нужно решать проблему с кадрами. У меня идей для нового планетария очень много». 

Планетарий ВСГАО рассчитан на 16 мест. Перед зрителями предстаёт та же искусственная Вселенная, что и в планетарии 60-х

А пока планетарий строится, Антонина Дворкина-Самарская показывает небо под уютным куполом ВСГАО. Стационарный аппарат «Планетарий» УП-4 более полувека назад был сделан в экспериментально-механических мастерских Московского планетария специально для Иркутска. УП-4 был снабжён «меридиан-аппаратом», который позволял зрителям «путешествовать» по местному, иркутскому меридиану с севера на юг или с юга на север синхронно с движением «Планетария». Мастерские Московского планетария изготавливали отдельную карту для каждого конкретного города, где устанавливался УП-4. Иркутск не исключение. В специальный проектор вставлялась фотоплёнка, на которой была изображена карта. Город на карте располагался точно на меридиане, проходящем от Северного полюса до Южного (180 градусов дуги). Интересно, что вторая половина меридиана проходила всегда через Нью-Йорк. «Это сделано для того, чтобы избежать «скучного путешествия» по водным просторам океанов, расположенных на другой половине карты», – поясняли специалисты Московского планетария. На базе этого аппарата и была сделана очень популярная в старом планетарии Иркутска лекция «Путешествие по иркутскому меридиану». «Ещё немного, и мы в сердце американского империализма – городе Нью-Йорке…» – цитировали эту лекцию газеты тех лет.   

Щелчок тумблера – загораются лампочки. Они тоже особенные, точечные. «Лампы с точечными источниками изготовляли специально, – говорит Антонина Дворкина-Самарская. – Аппарат «Планетарий» работает как проектор, поэтому обычная лампочка со спиралью не подходит». 

Южное и Северное полушария аппарата – это идеально правильные полусферы, изготовленные из бумаги, проклеенной в несколько слоёв и тщательно прощелаченной (покрытой лаком). Каждое полушарие имеет крошечные отверстия; свет от точечной лампы, проходя через них, создаёт проекцию звёзд. Отверстия просверлены калибровочными свёрлами с шагом в 0,5 звёздной величины. На куполе появляются изображения звёзд до пятой звёздной величины, поэтому на каждом полушарии сделано до 2 тысяч проколов. 

Рассвет «с художественным эффектом»  

«УП-4 попал к нам в конце 60-х, когда в Иркутском планетарии установили аппарат «Малый Цейс», – рассказывает Антонина Дворкина-Самарская. В ИГПИ с 1937 года работал астроном, научный консультант Иркутского планетария Алексей Каверин. Вполне возможно, что именно при его содействии УП-4 оказался в пединституте. Когда аппарат поступил в институт, встал серьёзный вопрос: а где его разместить? Сотрудники кафедры физики несколько лет занимались решением этой проблемы. В работе принимала участие сотрудник Татьяна Котина, Игорь Егорченко рассчитал  полусферу по размеру помещения, ассистент Л.И. Ситникова сшила купол из ситца на машинке. После ряда сложностей с поиском помещений (нужна была идеальная темнота) с 1973 года планетарий заработал. В своё время занятия в планетарии ИГПИ проводила, к примеру, директор астрономической обсерватории ИГУ Кира Сергеевна Мансурова, два года занимался со студентами её сын Сергей Язев. 

«Планетарий у нас «пожилой», но эксплуатировался он только в нашем вузе около сорока лет – дай бог каждому прибору так поработать»

В 2005 году планетарий переехал в новое помещение, нынешний кабинет астрономии. «Когда я включилась в процесс, то поняла: мне самой аппарат не починить и купол не спроектировать, – вспоминает Антонина Дворкина-Самарская. – Я попросила помочь радиофизика Сергея Николаевича Егорова. К этому моменту аппарат работал с трудом, заземление было сделано неверно, механизмы засорились. Сергей Егоров почистил все механические соединения, шестерёнки, поменял моторы и рассчитал полусферу диаметром около 5 м. Новый купол был сшит в мастерских ВСГАО». 

УП-4 сейчас может практически всё, что мог в 60-е годы. Аппарат точно воспроизводит механизм движения Солнца по эклиптике. В своё время зрителей Иркутского планетария очень впечатлял искусственный рассвет над Иркутском и плывущие по светлеющему небу облака. Каждый зритель выражал свои чувства, как мог. «Я Солдат Советской Армии, – трогательно выводил посетитель в книге отзывов. – Понравилось, что окружает наш мир (…) и как передвигаются Солнце и зоря. Какое давление Солнца и скоко составляет тимпература жары у верхности и скоко низко при тимпературе морозу» (орфография сохранена). 

При УП-4 были два «облачных аппарата», стеклянные колбы с лампочками внутри, на которых были изображены кучевые облака на голубом фоне. Колбы медленно вращались при помощи моторчика, и по искусственному небу плыли облака. Аппарат «Заря» включался в самом конце лекции, при «прощальном» слове лектора. Одновременно с ним работал аппарат восхода Солнца, состоящий из проекционного фонаря и моторчика, который приводил в действие диапозитив с изображением светила. «Изображение Солнца умышленно сделано несколько больших размеров, чем Солнце, показываемое аппаратом УП-4. Это придаёт «рассвету» более художественный эффект», – говорится в инструкции к аппарату. 

Теперь кабинет-планетарий – достопримечательность вуза. Здесь же стоят телескопы и множество наглядных пособий: глобусы Луны, Земли, Марса, небесной сферы, часовых  поясов, прибор для демонстрации законов Кеплера. Маленький планетарий рассчитан на 16 мест, здесь преподают астрономию студентам, проходят экскурсии и 3-5 раз в месяц лекции по заказу. Два года сотрудники кафедры участвуют в проекте «Тротуарная астрономия».  

Планетарий находится на балансе ВСГАО, его стоимость сейчас около 15 тысяч рублей. Поразительно, но чем больше лет становится УП-4, тем сильнее к нему интерес. По сути, это уникальный музейный экспонат, экспонат в действии, способный, как и прежде, не только удивлять, но и учить. Конечно, моторчики у УП-4 уже старенькие. «Планетарий у нас «пожилой», но эксплуатировался  он только в нашем вузе около сорока лет – дай бог каждому прибору так поработать», – говорит Антонина Дворкина-Самарская. 

Если всё будет хорошо, то у нас есть уникальный шанс – увидеть, как в одном городе одновременно работает целая «династия» планетарской аппаратуры: цифровой планетарий Barco I-Dome InSpase 6ch в комплексе «Ноосфера» и два стареньких «ветерана» – УП-4 и «Малый Цейс». Не каждому городу в России так повезло.

Читайте также

Подпишитесь на свежие новости

Мнение
Проекты и партнеры
  все
Свежий номер
Важное