издательская группа
Восточно-Сибирская правда

Победа над дезоморфином со счётом 0:3

В начале этой недели представители трёх ведомств собрали журналистов, чтобы объявить о своей победе на территории Иркутской области над дезоморфином, в среде наркоманов известным как «крокодил». «Иркутский репортёр» заинтересовался уникальным опытом и попытался выяснить особенности этой передовой методики борьбы с наркотиками.

– Все вы знаете об изменениях в законодательстве в сфере отпуска препаратов, содержащих кодеин, ужесточения отпуска в аптечной сети. Почему именно к ним столь пристальное внимание? – обозначили интригу чиновники. Под «изменениями в законе» имелось в виду вступившее в силу 1 июня сего года постановление о переводе формы отпуска кодеинсодержащих препаратов из свободного доступа исключительно в рецептурный. Далее следовал рассказ об ужасах, связанных с употреблением дезоморфина – наркотика, который в домашних условиях синтезируют из кодеинсодержащих препаратов: у молодых людей быстро формируется зависимость, состояние их здоровья стремительно ухудшается, что «приводит к весьма печальным и неблагоприятным последствиям». География распространения дезоморфина очень широка, и в основном её концентрация приходится на Урал и среднюю полосу России. 

– Иркутская область этот кризис, который испытали другие регионы, прошла достаточно ровно: у нас не было эпидемии, которая наблюдалась в других субъектах Российской Федерации, – сообщил министр физической культуры, спорта и молодёжной политики Иркутской области Игорь Иванов. И связал это, с одной стороны, с теми мерами, которые предпринимались правоохранительными органами по пресечению сбыта и изготовления подобных наркотических препаратов. С другой стороны – с усилиями учреждений здравоохранения, которые чётко работали по всем фактам незаконного сбыта препаратов. Тем самым мы не допустили взрыва по данной группе наркотических веществ. Поэтому у нас наблюдаются только эпизодические, точечные, локальные случаи. 

«Иркутский репортёр» писал о таком «локальном случае» 12 марта прошлого года в репортаже «В логове крокодила»: в соседнем Шелехове выявили притон, где варили дезоморфин. Производил его наркоман по кличке Молодой, вернувшийся после реабилитации из Читинской области, где его и научили новой забаве. Однако стоило его посадить, как местные наркоманы забросили это неблагодарное занятие. До запрета свободной продажи кодеинсодержащих препаратов было ещё около полутора лет…

– Мы предприняли ряд мер, встречались и с министром молодёжной политики, и с медиками, советовались, как нам это предотвратить, и я считаю, что нам это удалось, – добавил начальник оперативной службы областного управления ФСКН Александр Сальник, подтвердив заявление о полной и безоговорочной победе над «крокодилом». – Если такие регионы, как Красноярск и Чита, просто погрязли в употреблении дезоморфина, то у нас это всё носило разовый характер. И то эти случаи имели место на границе с Красноярском, где жители соседнего края приезжали к нам на территорию Тайшетского и Братского районов. Их незаконная деятельность была сразу пресечена. 

Вклад в общее дело третьего участника был более чем скромным. Начальник управления организации фармацевтической деятельности министерства здравоохранения Иркутской области Анна Белолапоткова сообщила, что, кроме необходимости ограничить употребление кодеинсодержащих препаратов в немедицинских целях, перед ними стояла задача не ущемить права обычных болеющих граждан – кодеин содержится в нескольких противокашлевых препаратах. До вступления в силу нового закона было невозможно отследить продажу этих препаратов, сейчас рецепты делают схему отпуска совершенно прозрачной. График проверок аптек согласован с прокуратурой. 

– Жалоб от пациентов не поступало – врачи назначают препараты, не содержащие кодеин, но с теми же свойствами, – заверила Анна Борисовна в соблюдении прав граждан в отношении нового закона. – Кроме того, нашими заводами начат выпуск новых форм лекарств, например, пенталгина, уже не содержащих кодеин и продающихся без рецепта. 

Как сообщил Александр Сальник, за 2012 год ФСКН и милиции удалось выявить четыре факта употребления дезоморфина, последний из них – в сентябре этого года в Иркутске. Возбуждено уголовное дело за содержание притона. Выяснилось, что кодеинсодержащие препараты были «с аптеки». Ведётся следствие. Если переписать последний абзац простыми словами, то Александр Сальник невольно признал: когда этим нескольким приезжим дезоморфиновым наркоманам всё-таки приспичит, они всё равно найдут, где регулярно приобретать кодеинсодержащие препараты. Ведь понятие «притон» предполагает постоянное употребление наркотиков. И это – несмотря на изменения в законе. 

На вопрос одного из журналистов, существует ли цена на дозу дезоморфина на «чёрном рынке», Александр Сальник искренне ответил:

– Поскольку дезоморфин не получил большой популярности, как таковой цены нет. В других регионах это порядка 200 – 300 рублей за дозу. У нас данный наркотик изготовлялся для личного употребления, а не для распространения. 

– Существует ли статистика за последние несколько лет, показывающая постепенное или резкое увеличение продаж кодеинсодержащих препаратов в местной аптечной сети? – спросил «Иркутский репортёр». Ведь, чтобы бороться с проблемой распространения дезоморфиновой наркомании, нужно сначала оценить её масштабы, а точным показателем этого служит повышенный спрос на кодеинсодержащие препараты.   

– Такая динамика отслеживалась в 2009–11 годах. Колебания в сторону увеличения продажи кодеинсодержащих препаратов абсолютно незначительны и связаны с естественным приростом спроса. 

– Получается, что вы сейчас отчитались об успешном решении проблемы, которой у нас и не существовало? – удивился «Иркутский репортёр». 

– Мы не отчитываемся о том, чего мы не делали, – терпеливо разъясняли участники пресс-конференции. – На самом деле вспышки не произошло, потому что была достаточно чёткая и слаженная работа. Были проведены пробные закупки. Были проведены проверки аптек, по которым отмечалась динамика роста продаж. Рост по отдельным муниципальным образованиям отмечался в разы. Проведены контрольные закупки. По таким аптекам предпринимались меры реагирования – предупреждение и приостановка деятельности вплоть до отзыва лицензий. Сегодня речь идёт о четырёх аптечных пунктах. 

– Вы не могли бы озвучить цену на одну дозу героина в Иркутске? – спросил «Иркутский репортёр» у Александра Сальника.

– 150 – 200 рублей, – немедленно ответил начальник оперативной службы.

– А вам не кажется, что взрыва дезоморфиновой наркомании не произошло из-за того, что чек героина купить дешевле, быстрее и проще, чем возиться с покупкой ингредиентов и варкой на кухне «крокодила»? 

– Это сложный вопрос. С одной стороны, такое мнение имеет право на существование. С другой – в этом чеке может быть понамешано что угодно, даже извёстка. Или – доза чистого наркотика. Так что кто за качество, кто за цену. 

Наверное, такое мнение тоже имеет право на существование. Но называть дезоморфин, который кустарно в антисанитарных условиях и с применением высокотоксичных реактивов готовят на кухне, «чистым наркотиком» довольно странно – в отличие, к примеру, от промышленно синтезированного в Афганистане героина. «Крокодилом», кстати, его называют потому, что из-за его отравляющих качеств кожа покрывается наростами, похожими на чешую, а плоть очень скоро начинает гнить в месте инъекций.

– То, что у наших соседей взрыв дезоморфиновой наркомании, а у нас его нет, вы не считаете успехом? – вопрошал Александр Сальник.

– Я считаю, что у нас его не произошло, потому что здесь слишком легко купить героин,  – предположил «Иркутский репортёр». 

В спорте есть такое правило: если соперник не является на матч, ему засчитывают техническое поражение со счётом 0:3. Должностные лица, безусловно, победили дезоморфин. Это его проблема, что на сражение в Иркутской области он не появился.   

Читайте также

Подпишитесь на свежие новости

Мнение
Проекты и партнеры
  все
Свежий номер