издательская группа
Восточно-Сибирская правда

«Сдал ледокол после многолетней борьбы»

Министерство имущественных отношений Иркутской области предложило арендатору ледокола «Ангара» – Иркутской региональной организации Всероссийского общества охраны памятников истории и культуры – до 1 февраля устранить недочёты в эксплуатации исторического судна, иначе договор аренды на правах безвозмездного бессрочного пользования будет расторгнут в одностороннем порядке. «Недостатки» –это ремонт судна, который тянет не менее чем на 17 – 20 млн. рублей. У ИРО ВООПИК таких денег нет. Во вторник общественники приняли непростое для себя решение – обратиться к губернатору с просьбой передать ледокол в оперативное управление Центру по сохранению историко-культурного наследия на условиях оставления для ВООПИК права аренды помещений на судне. Иного юридического шанса сохранить памятник культуры для области они не видят.

«Чрезвычайная ситуация» – так охарактеризовала случившееся с «Ангарой» заместитель председателя ИРО ВООПИК Светлана Утмелидзе. «Нам все 23 года приходится доказывать, что мы спасли ледокол, – заявила она. – Мы восстановили судно и продолжаем содержать его без единой государственной копейки». И вот в конце 2012 года общественники получили от регионального минимущества предупреждение: после 1 февраля их могут попросить освободить судно. На баланс ВООПИК ледокол перешел в 1990 году, а в 1995-м впервые за исторический памятник началась борьба. Перед ВООПИК поставили условие: или отдавайте ледокол, или заключайте договор бессрочного безвозмездного пользования. 

Договор действительно появился – между комитетом по управлению государственным имуществом Иркутской области и ВООПИК в 2000 году. «Это был единственный на тот момент вариант, мы понимали, что условия кабальные, – говорит Светлана Утмелидзе. – Как может общественная организация содержать такой огромный объект, не привлекая средств?» (По договору ВООПИК обязано за свой счёт проводить текущий и капитальный ремонт объекта и полностью содержать его в надлежащем состоянии.) Тем не менее 12 лет после этого общественники худо-бедно, но держали ледокол на плаву.

Причиной нынешних претензий к ВООПИК стали антенны – мачты БВК и МТС. Первую из них установили на корабле по договору аренды в феврале, вторую – в сентябре 2011 года. Региональная служба по охране памятников тогда не возражала, так  как ВООПИК отчиталось – все деньги идут исключительно на оплату электроэнергии. Тогдашний глава минимущества тоже оставил договоры с сотовыми компаниями «без последствий». 

28 ноября 2012 года минимущество перешло в наступление. В ВООПИК пришло ещё одно письмо, теперь в форме уведомления. В нём Антон Протасов ссылается на акты и предписания 2011 и 2012 годов, выданные ВООПИК Восточно-Сибирским филиалом Российского речного регистра и Восточно-Сибирским  управлением государственного речного надзора Федеральной службы по надзору в сфере транспорта. По мнению этих ведомств, общественники ненадлежащим образом эксплуатировали судно. Антон Протасов указывает: ВООПИК не уложилось в ещё один, очередной срок проверки, предписанный Речным регистром, а значит, «бе-зопасная эксплуатация судна не подтверждена». 

«В случае непредъявления судна к ежегодному освидетельствованию оно будет снято с классификационного учёта, что повлечёт запрет на нахождение людей на нём», – пригрозил чиновник. В результате минимущество усмотрело в действиях ВООПИК неисполнение условий договора и заявило о возможности досрочно расторгнуть договор. Документ останется в силе только в том случае, если до 1 февраля 2013 года общественники освободят «Ангару» от мачт сотовой связи, сделают ремонт электропроводки, пройдут проверку Речного регистра и приведут в целом весь ледокол в «надлежащее» состояние. Китаев заявил прямо: в указанные сроки это невозможно. Да и по деньгам неподъёмно – один ремонт проводки тянет на 3,2 млн. рублей в ценах 2008 года, а в целом облагораживание «Ангары» обойдётся не менее чем в 17–20 млн. рублей. «Мы не успеем глазом моргнуть и рта открыть, как нас оттуда попросят», – резюмировала Светлана Утмелидзе. 

Несколько лет общественники просили денег на реставрацию «Ангары» в разных ведомствах, в том числе и у «Единой России», но воз и ныне там. Общественники усматривают в многолетних «наездах» на ледокол бизнес-интересы. «Все хорошо знают, что ледокол – стоечное судно, в законе об игровых зонах сознательно или несознательно сделано упущение: нельзя на любом объекте транспорта устраивать казино, а на стоечном судне – можно», – заявил Владимир Китаев. Министр культуры и архивов Иркутской области, член президиума ИРО ВООПИК Виталий Барышников попытался снизить накал страстей. 

«Давайте будем честными перед собой – техническое состояние ледокола «Ангара» сегодня плохое, – сказал Виталий Барышников. –  Конечно, оно лучше, чем было 20 лет назад, когда судно лежало на боку. Но сегодня оно не может быть полноценным музеем по своему техническому состоянию». Где «авторитетная организация», каковой является ИРО ВООПИК, получив судно в собственность, найдёт средства на содержание ледокола, министр не представляет: «Не вижу я сегодня ресурсов у общества». По нынешнему законодательству новый договор бессрочного безвозмездного пользования заключить нельзя. Вернуть деньги, потраченные 

ВООПИК на реставрацию судна, можно только через суд, доказав право на «неделимые улучшения». А это, по словам Китаева, 848,5 тысячи советских рублей (без поправочных коэффициентов на современную денежную систему). 

По мнению Виталия Барышникова, юридическая возможность передать ледокол из рук Иркутской области в руки другого собственника только одна – включение в план приватизации и открытые торги. На них ВООПИК не имеет никаких шансов. «Я полагаю, что единственный источник средств на реставрацию ледокола – это только деньги государства», – заявил Барышников. И предложил вернуться к способу, который «уже проходили», – в 90-е годы прошлого века на ледоколе размещался филиал Иркутского областного краеведческого музея. Министр считает, что ледокол нужно передать одному из учреждений – ЦСН, краеведческому музею или музею авиации «на праве оперативного управления особо ценным имуществом». Тогда можно было бы получить целевые средства областного бюджета на реставрацию уникального объекта. 

«Это областная собственность, и она может быть передана учреждению культуры так же, как мы, к примеру, передали домики в 130-м квартале», – пояснил министр. «Если там будет создан филиал музея, 

ВООПИК сможет остаться на ледоколе?» – спросил кто-то из слушателей. «Конечно», – ответил министр. В этом случае ИРО ВООПИК может разместиться на ледоколе на правах аренды или безвозмездного пользования. Конечно, никто не гарантирует, что ЦСН через какое-то время не попросит общественность «покинуть палубу». «Да никто так и не ставит вопрос, – попытался убедить собеседников и отчасти себя Барышников. – Даже если весь ЦСН погрузится на пароход, он займёт один отсек!»

Руководитель Службы по охране объектов культурного наследия Иркутской области Вадим Литвиненко, впрочем, совсем не уверен, что ЦСН нужна нагрузка в виде исторического судна. «Вопрос ещё надо проработать, – заявил он. – Возможно, тема с размещением на ледоколе филиала какого-либо музея более актуальна». Однако до 1 февраля остаётся менее половины месяца. Президиум ИРО ВООПИК решил, пока не поздно, обратиться за помощью к губернатору «как гаранту справедливости». А вот с какой просьбой – тут мнения разделились. Из 12 членов шесть проголосовали за то, чтобы просить главу области сохранить ледокол за ИРО ВООПИК, шесть – за передачу его ЦСН. При паритете голосов по нормам работы президиума решение принимает председатель. Китаев выступил за передачу судна ЦСН. «Теперь можете говорить: «Это тот Китаев, который сдал ледокол после многолетней борьбы», – завершил он дискуссию. 

На пресс-конференции в пятницу Антон Протасов уточнил, что мин-имущество даст ВООПИК дополнительное время, если руководство общества в ближайшие дни начнёт конструктивное сотрудничество с надзорными органами по устранению недочётов. В противном случае договор о передаче ледокола в безвозмездное пользование может быть расторгнут в судебном порядке, а памятник – передан в управление какому-либо областному учреждению культуры. Однако о таком исходе «пока рано говорить», считает министр. 

В подготовке материала принимала участие Ангелина САЛОМАТОВА

Читайте также

Подпишитесь на свежие новости

Мнение
Проекты и партнеры
  все
Свежий номер