издательская группа
Восточно-Сибирская правда

Поймали на живца

Группа «Оккупай педофиляй» рассказала о своих методах борьбы с педофилами в Иркутске

Минувшая неделя в Иркутске проходила под знаком борьбы с педофилами. Сначала в городе о себе широко заявила активная молодёжь, объединившаяся в группу «Оккупай педофиляй», занимающаяся выслеживанием любителей предосудительных связей с несовершеннолетними. Под конец недели, также с помощью общественности, полиции наконец удалось поймать педофила, который терроризировал Иркутск весь прошлый год. Общественность выходит на улицы и начинает предпринимать активные действия. «Иркутский репортёр» встретился с организаторами группы «Оккупай педофиляй» в Иркутске и попытался выяснить, как, что и зачем они делают.

События развивались стремительно 

Александр Михеев к своим 27 годам опыта общественной деятельности не имел никакого. Он закончил Иркутский кинотехникум по специальностям «радиомеханик» и «киномеханик», в последнее время не работал и активно искал приложения своим талантам. 

– Это было в конце ноября прошлого года, – вспоминает он. – Я сидел в Интернете и в социальной сети «ВКонтакте» наткнулся на московскую группу «Оккупай педофиляй», которую организовал Максим «Тесак» Марцинкевич. Посмотрел их видео, нашёл, что пишут о них на разных сайтах, и подумал, что здорово было бы сделать нечто подобное в Иркутске.

Идея, скажем прямо, оригинальностью не отличалась: запрос на поиск подобных групп «ВКонтакте» выдаёт более двухсот ссылок на подобные неформальные общественные организации во множестве городов России, Украины и даже Казахстана. Но у Александра к этому времени благодаря СМИ и телепередачам в стиле «Криминальная Россия» сформировалось личное стойкое отвращение к педофилам. 

– 17 декабря я зарегистрировал группу «ВКонтакте» и списался с теми, кто уже занимался подобной деятельностью в других городах, чтобы нас официально присоединили к общероссийскому движению, – рассказывает Александр.

В основной состав вошли его друзья, не только личные, но и те, с которыми он был знаком через всё ту же социальную сеть. Это его одноклассник Александр Хард, выполняющий в группе функции видеооператора, старый знакомый Владимир Цебаев, с которым они занимались съёмкой  любительских фильмов, Максим Радайкин, сейчас осуществляющий силовую поддержку, и Елизавета Васильева, штатный психолог. 

Лиза, единственная девушка, эффектная и самодостаточная, студентка Восточно-Сибирской академии образования, на вопрос, зачем ей эти жёсткие мужские игры, отвечает со взрослым прагматизмом:

– Я учусь на психолога. А это – хороший практический опыт: я сомневаюсь, что в будущем ко мне на приём сам придёт педофил и попросит ему помочь. Кроме того, нас обвиняли, что мы создаём ситуацию, при которой пойманный нами субъект может покончить жизнь само-убийством. Так вот, в мои функции входит в процессе беседы определить, насколько наши вопросы могут спровоцировать его на действия суицидального характера.

Ключевую роль «наживки» предстояло сыграть ещё одному приятелю Александра по соцсети «ВКонтакте», 15-летнему Максиму. 

– Мы до этого общались, и он приглашал меня поработать оператором в одном из его проектов. И когда создавали «Оккупай педофиляй», сразу вспомнил о нём. К тому времени, когда я ему это предложил, парень уже смотрел в сети ролики с задержаний других групп «Оккупай педофиляй», представлял себе, что это такое, и сразу сказал: «Я по-любому с вами!» – рассказывает Александр. 

В течение первой же после создания группы недели юные борцы с педофилами приступили к практическому воплощению задуманного. На сайте знакомств mamba.ru они разместили анкету Максима с реальной фотографией и достаточно невинным текстом, чтобы не было обвинений в провоцировании личностей с нездоровыми наклонностями: «Привет всем! Ищу друзей, познакомлюсь для общения». 

В первые же сутки набежало около тридцати этих личностей в возрасте 25–40 лет, которые настолько не стеснялись в выражении своих пристрастий и желаний, что достаточно спокойная Лиза не сдержала эмоций: 

– Такого парни девушкам не предлагают, что предлагали взрослые мужики этим мальчикам! Почти все, кто откликнулся на наше объявление, предлагали свои интимные услуги, некоторые даже за деньги. Только единицы отказывались от общения, узнав возраст Максима. Мы выбрали самых наглых…

Первые: «Настоящий подполковник» и «Ямщик, не гони» 

«Приз зрительских симпатий» сразу выиграли двое – шофёр-бомбила и подполковник запаса из Ангарска, служивший на каких-то складах бронетехники. Оба одного возраста – 32-33 года. 

– Вообще-то изначально желающих познакомиться лично было больше. Но некоторым было далеко ехать на нашу съёмную квартиру, кто-то отказался, потому что в день встречи был на работе, – вспоминает Лиза. – А эти двое проявили настойчивость. Причём таксист был более скромным, и выступал в роли учителя-наставника. А вот подполковник не стеснялся в выражениях, вёл себя очень развязно, описывал свои извращённые фантазии. 

Первые встречи были назначены на вторую половину дня 26 декабря. Для этого единомышленники сняли квартиру на сутки за 1200 рублей. Как самому нетерпеливому, первому рандеву назначили подполковнику. Максим сообщил ему номер контактного телефона, они созвонились, уточнили место встречи, Максим объяснил, как проехать, и попросил купить алкоголя. 

– Зачем алкоголь? – не понял «Иркутский репортёр».

– А за это отдельная статья, – объяснила Лиза. – За спаивание несовершеннолетних.

– Решили утромбовать клиента по полному списку?

– Да, – сурово ответила Лиза, не поддержав шутки. 

К приходу гостя подготовились основательно. Всего в группу захвата вошли шесть человек: кроме перечисленных четверых привлекли ещё двоих друзей в силовую поддержку. Двоих оставили в подъезде подстраховывать Максима, ушедшего встречать дорогого гостя. Остальные попрятались в недрах квартиры – на кухне, в ванной, в туалете. Заранее договорились, что сигналом для общего сбора в гостиной будет громко сказанная кодовая фраза Максима «Давайте посмотрим фильм».     

Подполковник пришёл, разделся, огляделся, и тут возникла непредвиденная ситуация: он предложил попить на кухне чай. А там в это время в засаде сидели оператор, Лиза и один человек из силового сопровождения.  Пока Максим обдумывал ситуацию, подполковник попытался его приобнять. И тогда Максим придумал, чем заняться вместо чаепития.

– А давайте лучше посмотрим фильм, – выкрикнул он. И комната внезапно наполнилась людьми… 

– Мы вошли спокойно, поздоровались, спросили его: «Вы к кому?» Этот вопрос всех их почему-то погружает в глубокий ступор, – вспоминает Лиза. – Он сидел на диване, выпучив глаза, в шоке. Но быстро опомнился, сказал, что пришёл к Максиму. Мы ему говорим: «Вообще-то Максиму всего 15 лет». А он отвечает: «Я просто пообщаться». Все они, когда спрашиваешь, зачем пришли, отвечают: просто пообщаться.

Подполковник сориентировался и постарался обернуть ситуацию в свою пользу: он потребовал выключить камеру, несколько раз порывался встать и уйти. Но его без лишней агрессии, деликатно, но настойчиво, как выразился Александр, «посадили на попу ровно» и предъявили распечатку переписки с Максимом, ту самую, где он не стеснялся в выражениях. По уже отработанному другими сценарию ему предложили выбор: либо он даёт интервью на камеру и видеозапись потом будет выложена в Интернете, либо активисты немедленно вызывают полицию. Он согласился на интервью. 

В интервью, кроме своего имярек и где работает, он рассказал, что у него есть семья, а любовь к несовершеннолетним мальчикам у него появилась после того, как в 17 лет его изнасиловали. Он пообещал, что удалит свой профиль с сайта знакомств и вообще всячески поддерживает деятельность иркутских «Оккупай педофиляй». Более того, прозвучала парадоксальная фраза, что, если бы не эти скорбные обстоятельства, он сам бы с удовольствием помогал подобным группам. 

Вторая встреча была назначена через час на той же квартире и прошла без осложнений. Таксист оказался человеком неразговорчивым: он молча прошёл в квартиру, сел на диван и молчал. Молчал он, и когда в комнате появились представители общественности, – он впал в прострацию и долго не мог сосредоточиться на вопросах. Однако наряду полиции он предпочёл интервью и рассказал, что является убеждённым сторонником нетрадиционной сексуальной ориентации, девочки его совершенно не привлекают, а мальчики нравятся с 16 лет. У него нет семьи, и он снимает квартиру с таким же, как он, «нетрадиционалистом». Но живут они не как пара, так как оба «активы», то есть активные гомосексуалисты, и поэтому не могут быть вместе. 

– Надо отметить, что оба они внешне абсолютно обычные люди и в толпе ничем не выделяются, – резюмировала Лиза. – Разница только в образовании: подполковник изъяснялся хорошим, грамотным языком, был раскован и контактен. А таксист производил впечатление плохо образованного, даже туповатого типа. Говорил он кое-как и совершенно не раскаивался в том, что собирался сделать. 

Третий: «Ну что же ты, студент, игрушку новую нашёл»

На время новогодних праздников иркутские «педофиляи» взяли небольшие каникулы. Следующая акция морального устрашения извращенцев была назначена на 11 января. Для этого на сайте знакомств обновили анкету, нашли перспективного клиента – 20-летнего парня, нестерпимо жаждущего приватного общения с несовершеннолетними мальчиками. Но за день до акции произошло одно знаковое событие. Александр рассказывает:  

– Я сидел дома, в дверь позвонили. Вошли два сотрудника полиции, предъявили удостоверения, но я не хотел бы раскрывать, из какого они отдела. Сказали, что пришли просто познакомиться, посмотреть, насколько я адекватен, объяснили, что это связано с моей деятельностью в «Оккупай педофиляй». Как они меня нашли, они не стали распространяться, – хотели найти и нашли, работа такая.  

Сотрудники правоохранительных органов удостоверились, что Александр вменяем и занимается этим по внутренним убеждениям, а не из хулиганских или садистских наклонностей порочной натуры, и предложили сотрудничество. На практике оно выражалось в том, что, задержав очередного потенциального маньяка, активисты группы могли звонить не в ближайшую дежурную часть, а именно этим своим кураторам. Пакт о сотрудничестве пригодился уже на следующем задержании. 

Во второй половине дня 11 января на новую точку – съёмную «однушку» в Ново-Ленино – после достаточно откровенной переписки пришёл молодой парень. Максим встретил его на остановке, по пути купили пива и направились в квартиру. Как обычно бывает, всего не предугадаешь. Парень разлил по бокалам пиво, а потом стал нервно переливать его из стакана в стакан. В результате оно выдохлось, и он неожиданно пошёл в кухню, вылить его в раковину. И на пороге столкнулся с выходящим из неё Александром – активные мероприятия уже начались.

– Мы застыли друг напротив друга, и у меня в голове пронеслось: «Или он мне сейчас с ходу в репу зарядит, или уже мне, не дожидаясь, ему зарядить». Но он так растерялся, что чуть стакан не выронил. Поэтому мы без лишнего давления посадили его на диван и стали расспрашивать.

Сначала любитель мальчиков отказался от интервью на камеру и предпочёл вызов полиции. Александр пригласил своих кураторов, приходивших к нему накануне. Но пока те добирались до квартиры, парень успел разговориться. Он сказал, что учится в авиационном техникуме и «совсем не такой»: у него есть девушка его возраста, и на объявление он откликнулся из чистого юношеского любопытства и жажды новых ощущений. Про прежние подобные опыты рассказывал неохотно и неопределённо: вроде что-то подобное в его жизни уже было, но в виде отдельных случаев. 

Приехавший оперативник полиции даже не стал раздеваться – забрал незадачливого студента, и они ушли. Как впоследствии узнал Александр, его поставили на учёт: завели карточку, сфотографировали, «откатали пальчики». И отпустили. 

На этом первая фаза активной деятельности «Оккупай педофиляй» в Иркутске на некоторое время прекратилась – после выложенных в Интернете роликов с интервью они стали объектом пристального внимания местных СМИ, правоохранительных органов и общественности. Мнения высказывались неоднозначные. Лиза их комментирует так: 

– В основном нас обвиняли в том, что мы занимаемся шантажом – либо интервью, либо полиция. На самом деле мы предлагаем выбор. Они знали, зачем и к кому идут, поэтому глупо говорить, что они ни в чём не виновны до решения суда. Мы их и не обвиняем. Мы их только обнародуем – если они считают, что ничего плохого не сделали, то и нечего бояться роликов в Интернете. С другой стороны, перед всем этим я проконсультировалась со знакомым юристом, и он сказал, что в нашей схеме работы нет никаких элементов правонарушений. Он предостерёг, что ни в коем случае нельзя их бить, применять силу в любом виде, кроме самозащиты, и нельзя ни к чему принуждать. Но мы этого и не делаем.     

В общем, на страничке группы «ВКонтакте» и после уже последовавших публикаций общественность высказывает сдержанно-одобрительное мнение, хотя хватает и негативных отзывов о том, что они занимаются любительщиной, отсебятиной и вообще пытаются подменить собой правоохранительные органы. Однако следует помнить, что кроме осуждения по решению суда есть ещё и меры общественного порицания – именно то, чем они пытаются заниматься. 

На страничке группы уже появились просьбы других молодых людей привлечь и их к подобной деятельности. Но к этому сами «педофиляи» подошли взвешенно: после непродолжительного собеседования обычно выясняется, что желающие просто хотят получить дозу дешёвого адреналина, а не заниматься этим по своим убеждениям. Поэтому до сих пор группа находится в прежнем составе. Сколько продлится их деятельность, они не знают сами. 

– Долгосрочных планов у нас нет, – пожимает плечами Александр. – Пока занимаемся этим, дальше видно будет. 

Читайте также

Подпишитесь на свежие новости

Мнение
Проекты и партнеры
  все
Свежий номер
Важное