издательская группа
Восточно-Сибирская правда

«Это счастье – работать с вами»

С Виталием Сидорченко, актёром Иркутского драмтеатра имени Охлопкова, мы знакомы не первый год. Мне всегда импонировал его весёлый нрав, умение оживить любую беседу – шуткой, анекдотом, какой-нибудь хохмочкой, и в то же время основательность, нетривиальность суждений. Что и говорить, не обделён он талантами. Актёр, историк театра, член двух творческих союзов – журналистов и писателей, автор многочисленных публикаций в коллективных сборниках и журналах, сборника театральных баек, книги «Иркутская антреприза: страницы истории городского театра 1790–1920 годов». К слову, именно за эту интереснейшую работу Виталию Петровичу была присуждена премия губернатора Иркутской области за 2003 год. Согласитесь, нехилый набор творческих пристрастий.

На моё предложение встретиться и поговорить о житье-бытье – как-никак этот год юбилейный для него – Виталий Петрович охотно согласился. Оказалось, он как давнишний почитатель «Восточки» весьма заинтересованно относится к работе и вашего покорного слуги: в своё время он даже вырезал и собирал мои сатирические опусы-рисунки и стихотворные фельетоны (вот уж чего не ожидал!). Что ж, всегда приятно встретить родственную душу.

Наша беседа состоялась в здании его родного театра – на самой верхотуре – в музее истории этого славного храма искусства, можно сказать, «чертогах» Виталия Петровича. О самом музее, которому, кстати, в этом году исполняется ровно 25, разговор особый. Скажем только, что его создателем, главным собирателем и хранителем, ну и, конечно же, директором является он, мой визави Виталий Сидорченко.

– Я по натуре собиратель, – рассказывает Виталий Петрович. – Однажды, когда был молодым актёром, на одном из собраний коллектива зашёл разговор: дескать, у такого театра – и нет своего музея. Как-то неладно. К тому времени у меня подобралась солидная коллекция значков, афиш, программок. Да что там, я даже старую «Восточку» не могу выбросить! Думаю, из меня получился бы неплохой историк – в студенческие годы довелось даже в археологической экспедиции поработать.

Разумеется, многие знали об этой моей слабости, вот и предложили на том собрании: а давайте, дескать, поручим это Виталию Сидорченко. Смалодушничал, согласился. Для начала прочитал книгу Маляревского о театре, газеты дореволюционные перелопатил… Лет пятнадцать собирал материалы, театральные атрибуты, документы, старые афиши, сделал даже весьма важное открытие. В петербургской газете «Северная пчела» отыскал сообщение о том, что профессиональный театр в Иркутске открылся 15 ноября 1850 года, а не в 1851-м, как было принято считать. Пришлось основательно порыться в архивах, поднять маклерские книги, деловые договоры тех лет – извлекал их из пыльных завалов, отыскал-таки подтверждение этого факта! Моя находка позволила скорректировать дату открытия – теперь театр отмечает день своего рождения согласно моей установке, годом раньше.

Виталий Сидорченко в роли Василия Тёркина на празднике в честь Дня Победы в Иркутске

Короче говоря, капля за каплей подобралась приличная экспозиция: здесь и программки спектаклей за минувшие полтора с лишним столетия, и подлинные афиши старых постановок, досье артистов – и наших, и тех, кто приезжал на гастроли. В витринах подарки – полученные как от благодарных иркутян, так и в гастрольных поездках. Есть автограф президента Владимира Путина, других именитых гостей, а среди сувениров можно увидеть даже куски алюминия, шестерни, ткани, мотки ниток – результат посещения театром различных трудовых коллективов…

– Подождите, Виталий Петрович, – говорю, – дайте дыхание перевести. Вы обозначили три своих ипостаси: историк театра, журналист, ну а главное, конечно же, артист. 50 лет на сцене, 46 – в труппе драмтеатра, количество сыгранных ролей приближается к 150. Пятнадцать лет назад, к своему 60-летию, получили звание заслуженного…

– Вспомнил анекдот, – улыбнулся мой собеседник. – У одного актёра спросили: «Кто, по-вашему, самый популярный артист?» «Нас несколько», – скромно ответил тот». Ко мне это точно не относится. А что касается, как вы говорите, моих ипостасей, это как дыхание. Этим я живу – сценой, книгами, музеем. Не люблю монотонности, однообразия, как, впрочем, многие другие мои друзья и знакомые – актёры, писатели, журналисты…

И что же, любопытствую, привело на сцену его, паренька из провинциальной глубинки, к тому же, как он сам признаётся, и не помышлявшего в младые лета о театральных подмостках? Детство, как и у всех пацанов первых послевоенных лет, голодное, трудное. Насколько Виталий помнит, всё время в работе: то мёрзлую картошку из земли выковыривали, то колоски собирали, грибы, ягоды – благо в окрестностях Нижнеудинска, где прошло детство, этих даров природы было предостаточно. К чтению пристрастился рано, классе в четвёртом-пятом. Казалось бы, ребёнок, а вот поди же – зачитывался Флобером, Мопассаном, Драйзером. Мама, Прасковья Фёдоровна, всячески поощряла сына: учись, учись, Виталька! Сохранилось фото тех лет: он, вихрастый пацан, сидит с учительницей, а из сапог, сшитых из брезентовой ленты, пальцы торчат. И улыбка во весь рот. Чуть позднее стал плоты гонять по Уде, рыбёшкой пробавляться.

Виталий Сидорченко с поэтом Ростиславом Филипповым в день присуждения Виталию Петровичу премии губернатора за книгу «Иркутская антреприза»

Любопытный факт. Уже в зрелые годы во время съёмок фильма о Циолковском (охлопковцы гастролировали в Калуге) встретились с постановщиком фильма и исполнителем главной роли Евгением Евтушенко, выпили, разговорились. Оказалось, чуть ли не земляки: один в Зиме родился, другой – в деревне близ Нижнеудинска. Евтушенко и говорит, что он ведь не в Зиме появился на свет, а в Нижнеудинске, выходит, оба – с берегов Уды! Позднее Евгений Александрович пригласил земляка сняться в фильме «Детский сад». На фотографии они стоят обнявшись – режиссёр и он, исполнитель небольшой эпизодической роли военпреда.

Детство и отрочество пролетели быстро и закончились как-то неожиданно: в 14 лет Виталий, облачившись в новый, пошитый матерью из чёрной байки лыжный костюм, покинул отчий дом. Поехал в неизвестный ему Ангарск поступать в техникум искусственного жидкого топлива. То учебное заведение слыло – и вполне оправданно – богатым, с прекрасными условиями для учёбы и досуга: великолепные спортивный и актовый залы, превосходная библиотека. По выходным, само собой, танцы под баян. Здесь-то Виталий и приобщился к музыке, постиг секреты танцевального искусства – вальс-бостон, фокстрот, полька… Завидный кавалер, ничего не скажешь. А семиструнная гитара, с которой он уже не расставался, буквально запела в его руках…

К 18 годам, когда многие только-только начинают, что называется, «оперяться», Виталий шагнул в большую жизнь. Его приняли слесарем-наладчиком на ремонтно-механический завод, а перед тем как забрали на «срочную», успел ещё и шофёрские курсы окончить…

Когда всё-таки возникло желание связать жизнь со сценой? Скорее всего, в армии, считает Виталий Петрович. В свободное от «баранки» время играл на гитаре, веселил солдатню байками, словом, был тем ещё заводилой. «Тебе бы в артисты податься», – говорили ему. А он и сам уже об этом подумывал. Так что, выйдя на гражданку, поехал в Москву поступать во ВГИК. Не получилось… «Бактерия» же театральная засела в голове крепко. И, вернувшись в Ангарск, инженер-конструктор 2-й категории Сидорченко пришёл в народную студию при ДК нефтехимиков, ставшую впоследствии знаменитым «Чудаком».

– Год проучился, – говорит Виталий Петрович, – и здесь бах! – открывается отделение журналистики в госуниверситете. На дворе был 1961-й. Поступил на заочное отделение. 

Любопытно, что его однокурсниками стали известные впоследствии мэтры – Игорь Альтер, Валерий Кашевский, Валерий Тененбаум, Михаил Ивкин… Стал публиковаться в «Молодёжке», словом, лёд тронулся. И кто знает, куда бы привела журналистская стезя, если бы ещё раз не «бабахнуло». В 1962-м в Иркутске открылось театральное училище – это и решило его окончательный выбор.

На съёмках фильма «Февральский ветер», «Мосфильм», 1981. В роли телеграфиста Виталий Сидорченко, в роли надзирателя народный артист СССР Михаил Ульянов

Руководителем курса, по счастью, оказался главный режиссёр ТЮЗа Эверт Корсаков, он-то и приметил увлечённого, неутомимого на выдумку студента, стал привлекать его к работе на профессиональной сцене. Сначала в массовках, а спустя два-три года Виталий уже выезжал с ТЮЗом на гастроли, играл в основном сказочных героев – стражников, собак, лешего, прочих нескучных персонажей, требующих от актёра изобретательности, способности к импровизации, а нередко и выносливости, недюжинной физической подготовки.

Май 1966 года стал для Сидорченко знаковым – его взяли в труппу охлопковского театра.

– А как же журналистика, университет?

– Тут всё в порядке. Учился-то в ИГУ заочно. Как говорят, ласковый телёнок двух маток сосёт. Вот и я набирался знаний и опыта сразу в двух школах – актёрской и журналистской. Как и положено, защитился почти одновременно – и здесь и там получил дипломы об окончании. Но они мне ни разу и не понадобились – люди по-настоящему творческие меня поймут.

На столе у моего собеседника замечаю увесистую пачку программок – своего рода дневник, летопись, каждая страница которой – это незабываемые дни, мгновения, роли и обстоятельства. Творческие искания. Говорю об этом Виталию Петровичу.

– Согласен. Это, действительно, как кардиограмма – по ней можно прочитать пульс театрального действа, нюансы поисков и решений, историю создания спектаклей, характер и особенности их создателей – актёров, авторов постановок.

– Вам довелось работать со многими режиссёрами. Как складывались отношения с ними? Ведь не секрет, что у каждого – свои воззрения, амбиции, своё видение театра…

– Да, это действительно особый мир. Вы наверняка помните Вячеслава Кокорина. Очень талантливый, мыслящий остро и подчас парадоксально, человек крайне неуступчивый и требовательный, очень жёсткий в принятии решений – с ним спорить совершенно невозможно. И, представьте, мне с ним нравилось работать. Хорошо помню первую с ним постановку – «Лес» Островского. До этого я не был знаком с Кокориным. Подхожу однажды к доске объявлений, читаю: «Приступить к работе над спектаклем «Лес». И обнаруживаю в списке исполнителей себя – в роли купца Восмибратова.

Начались репетиции. Известно, что каждый герой оставляет свой след в душе исполнителя. И главное здесь – найти характер, своё прочтение образа, пропустить через себя его темперамент, движения его сердца и ума. Важно не быть равнодушным. Мне же предстояло показать характер русского купца, характер широкий и независимый. И что меня особенно обрадовало: Кокорину моя игра пришлась по душе: «Всем спасибо, а Петровичу спасибо – особое». И оставил автограф на программке спектакля: «Я очень рад нашей встрече. Рад за Восмибратова, за себя и за Вас. Спасибо Вам, с премьерой!»

Можно сказать, что творческий союз был заключён. Доверие постановщика, режиссёра дорогого стоит. И воодушевляет. Появляется как бы второе дыхание, желание экспериментировать, искать свои краски. Так случилось в спектакле «Дядя Ваня» по Чехову. Сидорченко играл обедневшего помещика, приживальщика Телегина, сентиментального, робкого, который в минуты известного настроя играет на гитаре. И здесь так пригодилась Виталию Петровичу его семиструнная подруга! И новый восторженный автограф постановщика: «Я радуюсь за Вас, как то человеческое чудо, к которому я тоже приложил руку. Вы – моё чудо! Спасибо Вам, дружище! С премьерой! И вперёд. Ваш В. Кокорин. 21.06.94».

Сцена из спектакля «Чайка». Сорин – Виталий Сидорченко, Дорн – народный артист России Виталий Венгер

С Вячеславом Кокориным Виталий Петрович сыграл ещё в нескольких спектаклях. Конечно, признаётся мой собеседник, это была прекрасная школа. Многое дала совместная работа с другими самобытными режиссёрами. Не могу удержаться, чтобы не привести ещё несколько автографов, оставленных авторами постановок на программках спектаклей.

Сергей Болдырев. «Люди и мыши»: «Виля! Родной! С премьерой! Успеха! Удачи! Спасибо за веру, спасибо за твой талант. Дай Бог тебе здоровья, счастья, любви! Дай Бог исполнения всех твоих желаний. С любовью и нежностью. Твой Серёжа». 

Валентина Дулова. «Олеся», «Свои люди – сочтёмся!»: «Дорогой Виталий Петрович! Рада встрече с Вами. Спасибо за талантливую работу».

Артур Офенгейм. «Проделки великого Мертвиарха»: «Дорогой! С премьерой. Это счастье – работать с Вами. До встречи».

Геннадий Гущин. «Самоубийца»: «Вы не просто выручили. Вы качественно приподняли всё наше дело. Спасибо». 

«Полёт над гнездом кукушки»: «Оставайтесь пацаном. Это надо – мочь. Спасибо».

Григорий Жезмер. «Аристократы»: «Так держать! Буду всегда рад Вашему успеху, Вашей удаче…»

Сегодня Сидорченко занят в спектаклях «Ретро» Александра Галина, «Деревья умирают стоя», «Прошлым летом в Чулимске», «Олеся». И, конечно же, «Полёт над гнездом кукушки», где играет роль добряка Чезвика.

Что касается досуга, то и здесь скучать не приходится. Много времени занимает подготовка второй книги по истории Иркутского драматического. На сей раз речь идёт о периоде с 1920 по 1990-й, написано уже около 300 рукописных листов. Просятся на бумагу и короткие юмористические рассказы – театральные байки, есть договорённость с журналами «Сибирь», «Земля иркутская», в редакциях которых Виталий Сидорченко давно желанный автор. Что ещё? Ну конечно, фотография! В вылазках на природу – в лес, на рыбалку – его неизменный спутник – фотокамера. Сильное впечатление производят динамичные кадры, где пойманы моменты сплава по горным рекам – это ещё одно хобби Виталия Петровича. Я уже не говорю о его тяге к рисованию: и здесь есть очень даже солидный задел – более тридцати лет вёл курс «Искусство грима» в родном для него театральном училище.

Можно быть уверенным, доберётся Сидорченко и до этюдника. Такой уж у него характер.

Источник: http://fotochki.com/

Читайте также

Подпишитесь на свежие новости

Мнение
Проекты и партнеры
  все
Свежий номер
Важное