издательская группа
Восточно-Сибирская правда

Бурятский ёхор на буддийский Новый год

Всю прошедшую неделю на территории Усть-Ордынского Бурятского округа широко отмечали Сагаалган, праздник наступления Белого месяца. В рамках политического решения о возрождении национальных традиций в этом году торжества проходят особенно пышно, а собственно дату события, нынче выпавшую на понедельник, 11 февраля, даже объявили выходным днём – впервые в истории округа. «Иркутский репортёр» в минувший понедельник отправился в райцентр Усть-Ордынский, где попытался разобраться, что такое Сагаалган и каким образом он умещается в истории прибайкальских бурят. Вопрос оказался запутанным.

Ламы – отдельно, ёхор – отдельно… 

Как метко заметила одна из присутствующих на мероприятии журналисток, «перекрестив Будду, все встали в ёхор». Мероприятие, направленное на возрождение национальных традиций и общее единение бурят всего мира – да и вообще всех людей, – получилось весьма эклектичным, смешав в себе две не конфликтующие друг с другом, но в реальности существующие почти параллельно культуры – буддизм и шаманизм, Сагаалган и ёхор. 

В самом деле, вместе с традиционным ежегодным фестивалем Алтаргана в сознании иркутян празднование Сагаалгана связывается с местным бурятским населением. Хотя в последние годы набравшая силу буддийская община Иркутска начинает всё настойчивее объяснять, что это всё-таки больше религиозный праздник всех буддистов, а не этническая традиция какого-то одного народа. 

В последние годы Сагаалган в Усть-Орде праздновался не по буддийским, а по шаманистским канонам. Дорогих гостей, обычно представленных первыми лицами областной администрации, встречали на барисане (святом месте, которое иркутяне ещё называют «бурхан»), расположенном на въезде в округ, преподносили традиционную пиалу белой пищи (молока, тарасуна или водки, а то и всё вместе по очереди), повязывали на придорожные кусты обрядовую ленточку в знак поклонения духам этой местности. Потом везли в культурный центр «Эрден», при входе в который разжигали небольшой костёр с очищающей богородской травой. Через этот костёр гость должен был переступить перед входом в помещение. 

В этом году, пожалуй, впервые празднование буддийского Нового года в Иркутске проходило по традициям именно этого религиозно-философского учения. В иркутском дацане провели обряд очищения огнём Дугжууба: люди накануне обтирали тело кусочками теста, которое потом бросали в огонь как символ освобождения от власти злых духов и плохих помыслов. Так же началось празднование Сагаалгана в этом году и на территории УОБО. 

Глобальный ёхор в Усть-Орде получился камерным, собрав не более 200 человек

Утром в субботу, 9 февраля, обряд прошёл в отстроенном два года назад около Усть-Орды дацане Тубдэн-Даржилин. Но к вечеру, когда собирался ёхор, дацан пустовал, и в участии в языческих танцах около костра ламы замечены не были. 

Как объяснил унгинский шаман Валерий Жербаков, бурятский Сагаалган и буддийский Новый год — это два разных праздника. Как православие совмещало свои церковные праздники с языческими, так и буддийский Новый год по лунному календарю совместили с языческим праздником белой пищи. Изначально у монголо-бурятских племён Новый год не отмечался. Вместо него праздновали Сагаалган, по-монгольски Цаган Цар – праздник белой пищи. Причём справляли его в начале осени, в дни осеннего равноденствия. Праздник был связан с особенностями быта и циклом жизни кочевников — это было время, когда стада пригоняли с пастбищ-зимников в загоны на зимовку. В связи с этим было очень много белой пищи — молока, тарасуна. Люди в течение месяца ходили друг к другу в гости, подносили гостям белую пищу, считавшуюся священной для бурят. Так празднуют прибайкальские буряты и современный Сагаалган.

В меню только традиционная пища – хушур, саламат, тарасун… 

Праздник в Усть-Орде был задуман масштабный и чисто бурятский, традиционный. Представители пяти семей из Корсука, Алужино, Харазаргая, Олоя и самого райцентра съехались в Усть-Ордынский, чтобы угостить собравшихся блюдами традиционной бурятской кухни, приготовленными с соблюдением семейных особенностей, передающихся из поколения в поколение. Если такие блюда, как позы и саламат, напитки арса и тарасун давно хорошо известны людям, живущим по соседству с бурятами, то были и очень непривычные – пресная конина, пирог из молозива, сырая печень, домашняя колбаса. 

На празднование Сагаалгана принято готовить любимые блюда национальной кухни

Потом прошёл конкурс на лучшую семью. Приехавшие представители семейств сёл округа рассказывали историю рода, пели национальные песни, ставили сценки из жизни. Представление велось на бурятском языке, поэтому гости округа понимали только имена, когда младшие дети семейств рассказывали о своём генеалогическом древе, называя предков до седьмого колена. 

– У бурят своеобразный юмор, его сложно перевести, – сказала одна из представителей районной администрации, словно немного извиняясь. – Когда семьи делали свою визитку, было очень много смешного. Но по-русски это не так смешно… 

Между конкурсами «Иркутский репортёр» разговорился с Марией Ентаевой, прибывшей со своей семьёй из села Алужино Эхирит-Булагатского района. 

– Нас приехало четыре человека: бабушка, мама, внук и внучка. Привезли на угощение свои блюда – позы, пельмени, саламат, бухлёр, сделали для праздника арсу и тарасун, испекли черёмуховый торт по семейному рецепту. На творческом конкурсе показывали сценку: приходит бабушка, дети её встречают, празднуют Сагаалган. 

– В своей семье вы отмечаете Сагаалган? 

– Когда была маленькая, в нашей семье он не праздновался вообще. Мы ведь считаемся западниками, а этот праздник пришёл от восточных бурят – из Монголии, Республики Бурятия, Агинского округа в Чите. Они традиционно исповедуют буддизм. 

– А когда на территории 

УОБО Сагаалган стал праздноваться широко?

– Только последние пять-шесть лет, когда на государственном уровне начали возрождать национальные традиции. Стали открывать новые дацаны, люди начали чаще ходить к ламам. 

Своих предков до седьмого колена перечисляли самые маленькие представители семей

Представитель районной администрации, попросившая не упоминать её фамилию, рассказала, что исторически празднование Сагаалгана по буддийским канонам нехарактерно для жителей округа.

– Праздник Белого месяца и белой пищи у нас всегда был больше семейным. Это сейчас он становится светским, даже Путин, я слышала, с ним поздравляет, – рассказала она. – Я сама в субботу была в дацане, бросала кусочки теста в костёр. Точной даты наступления Белого месяца нет – как полночь с 31-го на первое, когда все празднуют обычный Новый год. У нас считается так: ранним утром, на рассвете, когда становится видно кончики пальцев, наступил Белый месяц. У нас есть бутуудр – это день накануне Сагаалгана, когда все готовятся к празднику. Я прибралась дома, приготовила хушур – такие маленькие позы, которые обжариваются в масле. Это старая традиция – накануне прибираться, выбрасывать из домов весь мусор, готовить любимые семейные блюда, приглашать гостей. В старину чистили коновязь, расчёсывали лошадям гривы… 

Она рассказала, что в этом году впервые первый день Сагаалгана (он по буддийским традициям празднуется двадцать дней) на территории округа объявили нерабочим:

– Когда была бурятская автономия, УОБАО, то администрация этот день объявляла праздничным, но он не был выходным. 

Камерный ёхор 

Объединить традиционный бурятский танец с наступлением буддийского Нового года – идея не местная. В прошлом году по инициативе монгольских властей этот флешмоб был проведён впервые во всемирном масштабе – ёхор танцевали на центральных улицах и площадях России, Европы и Азии, включая Украину и Эстонию. 

Гостей, приехавших из пяти сёл района, встречали традиционными бурятскими приветствиями

В этом году районная администрация УОБО решила присоединиться к всемирному празднованию Белого месяца в зажигательном танце вокруг костра. Место выбрали быстро, хотя не обошлось без сомнений. Сначала его хотели устроить на обычной для массовых мероприятий площади перед зданиями районной и окружной администраций, но решили, что будет довольно комично выглядеть, если хоровод начнут водить вокруг памятника Ленину. Поэтому большой костёр «шалашом» поставили на площадке в торце здания окружной администрации. 

Вопреки названию, глобальный ёхор получился очень камерным. Несмотря на гостей из других сёл округа и журналистов, общее количество танцующих и наблюдающих едва ли превышало две сотни человек. Причём зачастую количество наблюдателей и танцоров, которые то и дело менялись местами, было почти равным. Но усилия организаторов сделать три круга, водящих хоровод вокруг костра, так и не увенчались успехом. Кто-то объяснял это тем, что много местных жителей уехало на ёхор в Иркутск. Но число устьордынцев, глядящих на ёхор из окон близлежащих домов, наталкивало на обратную мысль: танцы танцами, а Сагаалган жители Усть-Орды предпочитают отмечать дома, пользуясь неожиданным выходным. 

Несмотря на широкую интеграцию буддийских традиций в культуру прибайкальских бурят, Сагаалган для них остаётся домашним праздником, когда люди вместо отправления религиозных обрядов предпочитают ходить друг к другу в гости и вообще отмечать этот праздник дома. Сочетание буддизма и шаманизма не вызывает у бурят внутреннего конфликта: тело они предпочитают лечить у лам, а душу – у шаманов. Произошло практическое разделение применения разных учений. Признавая за буддизмом его лечебные способности, со всеми вопросами, касающимися отношений с духами предков, буряты идут к местным старейшинам и «бабушкам». 

Читайте также

Подпишитесь на свежие новости

Мнение
Проекты и партнеры
  все
Свежий номер
Важное
Adblock
detector