издательская группа
Восточно-Сибирская правда

«Приходил дядя Толя и бил маму большим топором»

Вступил в законную силу приговор Тайшетского городского суда в отношении 28-летнего Анатолия Анисимова, который на глазах малышей зарубил топором их мать, а потом ушёл, замкнув дверь квартиры на ключ. Девочки двух и четырёх лет четыре дня просидели взаперти рядом с мёртвой матерью, пока запахом разлагающегося тела не пропитался весь подъезд. Только тогда соседи вызвали полицию и ребятишек увезли в больницу. Убийца, который поставил малолетних детей в опасное для их жизни и здоровья положение, получил 11 лет колонии строгого режима с учётом неотбытого условного наказания за предыдущее преступление – хранение наркотиков.

Прежде всего возникает вопрос: почему неблагополучную семью, в которой мать приводила в дом дружка-наркомана, подвергая жизнь маленьких  детей риску, «не заметили» многочисленные государственные органы, обязанные опекать несовершеннолетних? По словам начальника отдела по делам несовершеннолетних УВД по Тайшетскому району Елены Рубекиной, семья Птициных (фамилия изменена) в разряд неблагополучных попала незадолго до трагедии – ни в полицию, ни в органы опеки или здравоохранения сигналов о том, что дети нуждаются в помощи государства, поступить не успело. Евгений Птицин, муж убитой, на суде назвал свою Катю «спокойной, хорошей, прекрасной матерью». Конфликтов между супругами не было до тех пор, пока в феврале 2012 года в их жизни не появился друг детства жены – Анатолий Анисимов. С тех пор Катя стала по вечерам уходить из дома, пропадала где-то всю ночь, возвращалась пьяная. «Возможно, ей не хватало общения, – оправдывал супругу Евгений. – Ведь я был на работе, а она целыми днями сидела дома  с детьми». Он даже начал искать для Кати посменную работу, но трудоустроить её не успел: в очередной раз застав дома пьяного «друга детства», обманутый муж ушёл. 

Евгений Птицин, вступивший в брак достаточно молодым, сразу после армии, прилагал немалые усилия, чтобы наладить семейную жизнь. Устроился работать на железную дорогу, оформил кредит на покупку дома, удочерил ребёнка Кати. По просьбе жены даже взял ссуду, чтобы помочь материально её двоюродному брату. Но образумить супругу, когда она, уже после рождения второго ребёнка, пошла в загул, не смог. Последний раз он видел Катю за неделю до того, как ему сообщили о её смерти. Они тогда встретились у банкомата, и Евгений снял для неё три тысячи рублей на текущие расходы. Екатерина осталась с двумя дочками, Настей и Дианой, в однокомнатной квартире, которую ей выделил муниципалитет по договору социального найма как сироте. На работу женщина так и не устроилась, надеясь, видимо, что бывший муж обеспечит ей и детям безбедную жизнь.

Впрочем, Евгений не терял надежды, что жена образумится. Именно поэтому, как он пояснял позже сотрудникам подразделения по делам несовершеннолетних, и не спешил официально разводиться и решать судьбу малышек. Но материалы уголовного дела не оставляют сомнений: надежды отца были беспочвенными, после его ухода из семьи дети оказались в очень тяжёлой ситуации. Подсудимый Анисимов подробно описал только один день из жизни своей жертвы и её малышей. Это был последний день Кати Птициной.  2 августа прошлого года Анатолий Анисимов пришёл к ней в гости в 11 часов утра. И до 23 часов ночи парочка то пьянствовала в присутствии детей, то оставляла их одних дома, чтобы сходить за очередной бутылкой, то выясняла отношения с руганью и драками.    

«Друг детства» стал высказывать хозяйке претензии, что она ведёт разгульный образ жизни, употребляет спиртные напитки. Потребовал объяснить, почему она не ищет работу. Острая на язык Екатерина на это ответила: «Сейчас вот только пива выпью и сразу пойду устраиваться на работу». Когда гость окончательно достал её упрёками, она вынула из холодильника кастрюлю и вылила на него суп. Анисимов потребовал от подруги постирать запачканную  одежду и нарвался на оскорбления. Тут-то его и понесло. Пьяный гость сходил на кухню за ножом и ударил им хозяйку, которая находилась в ванной комнате, по руке; в ответ Екатерина опять его обругала. Тогда он сделал второй рейс на кухню – и на этот раз вооружился уже топором.

«Я взял топор, чтобы убить Птицину», – чистосердечно признался Анисимов на следствии. Сначала он бил женщину обухом по голове. Екатерина сумела оттолкнуть дружка и дошла до комнаты, где старшая дочка Настя смотрела мультики, а маленькая Диана спала. Тут силы оставили женщину, она рухнула на пол. А вошедший в раж убийца уже не смог остановиться – он махал и махал топором. По его признанию, не меньше 10 раз лезвие обрушилось на голову потерпевшей (судмедэксперт насчитал как минимум 16 ударов, причём прижизненных). Малышка проснулась, и обе девочки «наблюдали», по выражению осуждённого, как убивают их мать. Четырёхлетняя Настя на предварительном следствии рассказывала: «Приходил дядя Толя и бил маму большим топором. Потом закрыл дверь на ключ и сказал, что пошёл на работу». 

Преступник забрал с собой топор и ключи от квартиры, чтобы избавиться от улик. Выбросил их в разных местах города и отправился домой спать. Утром он, как условно осуждённый, явился на очередную отметку в уголовно-исполнительную инспекцию, после чего подался в бега. Отсиживался у знакомых в Красноярске, боялся даже выйти на улицу. 16 августа за ним пришли полицейские.

Четыре дня напуганные малыши сидели возле трупа матери. Смышлёная Настя догадалась брать воду для питья из-под крана, а сухой корм дети позаимствовали у кошки. Когда неприятный запах от трупа стал мучить ближайших соседей, они просто заклеили изолентой сквозную розетку.

Прошла ещё пара дней, пока от них не поступил звонок в полицию. Дверь взломали, на пороге квартиры полицейские и соседи увидели маленькую грязную девочку. За её спиной на полу комнаты, заляпанной подсохшими бурыми пятнами, лежала мёртвая женщина со сплошной раной на месте лица.  В доме был беспорядок, следы борьбы, но полицейские отметили, что детская одежда аккуратно сложена в шкафу, у девочек  достаточно игрушек.

За малышами приехала «скорая помощь». В детском отделении центральной районной больницы им поставили диагноз «белково-энергетическая недостаточность», то есть истощение. Сестёр, замкнутых и напуганных, прежде всего покормили, искупали и переодели в чистую одежду. Из-за длительной вынужденной голодовки питание им поначалу было назначено дробное. Уже через четыре дня девочек выписали на амбулаторное лечение, и отец забрал их из больницы.

Прежде чем решить дальнейшую судьбу детей, сотрудники подразделения по делам несовершеннолетних полиции и органов опеки и попечительства проверили жилищно-бытовые условия родителя, собрали на него весь характеризующий материал – и приняли совместное решение: оставить Настю и Диану с отцом. Сейчас малышки живут с папой, ходят в детский сад. По словам Евгения Птицина,  чувствуют они себя хорошо. Правда, для старшего ребёнка пришлось нанимать частного психолога – в тайшетской больнице таких услуг не оказывают. Воспитывать девочек отцу помогает бабушка. 

 Анатолий Анисимов полностью признал свою вину и обжаловать приговор не стал. Да и суровым его не назовёшь. За то, что устроил кровавую бойню на глазах у маленьких детей и нанёс их матери топором более полутора десятка рубленых ран, наркоман получил 10 лет лишения свободы. Дело в том, что следственные органы, предъявляя обвинение, квалифицировали преступление по ч.1 ст. 105 – как простое убийство без отягчающих признаков, в том числе такого, как особая жестокость.  Между тем в постановлении пленума Верховного суда РФ «О судебной практике по делам об убийстве» специально разъясняется: особая жестокость (п. «д» ч. 2 ст.105) может выражаться не только в способе причинения смерти, но и в том, что убийство совершалось в присутствии близких потерпевшему людей (тем более детей!) и виновный сознавал, что причиняет им особые страдания. Разница между частями 1 и 2 ст. 105 УК довольно существенна: за умышленное причинение смерти с особой жестокостью виновный мог получить срок вдвое больше. 

В то же время преступление по ст. 125 (оставление без помощи лиц, находящихся в опасном для жизни состоянии и лишённых возможности принять меры к самосохранению по малолетству) УК относит к деяниям небольшой тяжести. За то, что убийца оставил малышей, ставших зрителями кровавой драмы, одних в квартире с разлагающимся трупом в летнюю  жару без воды и пищи, заперев дверь на замок и выбросив ключ, он был наказан лишением свободы на 10 месяцев, которые по правилам частичного сложения превратились в шесть. Ещё полгода Анисимову было накинуто за неотбытую часть предыдущего преступления с наркотой.     

При этом суд учёл смягчающие и отягчающие вину  обстоятельства, а также личность подсудимого, признанного вменяемым. Анатолий Анисимов с  его отягощённой наследственностью, употреблением наркотиков и алкоголя, отсутствием образования и профессии в поле зрения правоохранительных органов попадал неоднократно. На скамье подсудимых за убийство женщины и оставление в опасности малолетних детей он оказался, имея за плечами уже пять судимостей за кражи, грабежи, хранение наркотиков и злостное уклонение от отбывания наказания. Но при пяти судимостях рецидивист лишь один раз угодил за колючую проволоку и отсидел в колонии от звонка до звонка – 3 года 9 месяцев. 

На этот раз суд нашёл лишь одно отягчающее вину Анисимова обстоятельство – рецидив преступлений. При  непогашенных судимостях за тяжкие уголовные деяния он совершил очередное – особо тяжкое. Смягчающих его вину обстоятельств оказалось куда больше: полное признание вины, раскаяние, помощь в расследовании, плохое здоровье и противоправное поведение жертвы, оскорбившей убийцу. 

Межрайонный прокурор обратился в суд с иском о взыскании с виновного денежной компенсации морального вреда, причинённого преступлением детям, потерявшим мать:  по 500 тысяч рублей в пользу каждой из девочек. Суд удовлетворил эти требования в полном объёме. Нравственные страдания сирот, на чьих глазах дядя Толя топором изрубил маму, потянули в общей сложности на миллион.

Продолжением этой уголовной истории стало рассмотрение в том же Тайшетском городском суде гражданского дела по иску Евгения Птицина, действующего в интересах своих малолетних детей, к администрации района. Он просил признать за девочками право пользования квартирой, которую их мать Екатерина Птицина получила по льготной очереди для сирот. Представитель администрации признала требования отца, и суд их удовлетворил. Теперь в выделенной сироте квартире будут жить её дети, тоже сироты.     

Читайте также

Подпишитесь на свежие новости

Мнение
Проекты и партнеры
  все
Свежий номер
Важное