издательская группа
Восточно-Сибирская правда

Безвозмездно, но не даром

Федеральный закон №125 о донорстве крови и её компонентов вступил в силу полтора месяца назад, 20 января. Сразу после этого общественное мнение взорвалось: говорили, что приказ посвящён отмене платы за донорство, а поскольку финансовая составляющая была если не главным, то немаловажным мотиватором для сдачи крови, теперь «добыча» крови резко сократится. Самые категоричные вообще предрекали исчезновение донорства как явления. Прошло некоторое время, все успокоились, про злосчастный приказ забыли. И «Иркутскому репортёру» стало любопытно, насколько сбываются прогнозы.

Непонятый закон

Середина рабочего дня, середина рабочей недели. На Иркутской областной станции переливания крови затишье. Толковать его как-то однозначно трудно: с одной стороны, людей почти нет, с другой – те, кто есть, – это молодые люди, студенты. В регистратуре успокаивают: в обеденное время всегда так, основной поток доноров идёт с утра. И сегодня уже сдали кровь сорок человек – это обычное среднее количество каждый день приходящих на станцию. 

Главный врач станции переливания крови Максим Зарубин объясняет:

– Честно говоря, нас сильно удивила реакция людей на принятие этого закона. Те, кто никакого отношения к донорству не имеет, стали рассуждать, что отмена платы за донацию резко снизит количество доноров. Но, во-первых, у нас и до принятия этого закона было если не большинство, то достаточно большое количество безвозмездных доноров. А во-вторых, принятие закона давно назрело, он был необходим, ведь он посвящён не только отмене оплаты, в нём много пунктов, которые регламентируют донорство на современном этапе. Закон должен регламентировать донорство, чтобы создать современную систему донации, установить базовые принципы. Последствием принятия этого закона станет введение в практику семнадцати нормативно-правовых актов на местном уровне, закрепляющих определённые правила, например порядок обследования перед сдачей крови. 

Принятие Федерального закона №125 специалисты объясняют тем, что старые правила не учитывают многих аспектов донорства, до последнего времени остававшихся спорными. Например, это касалось смешанной формы донации. Звание «Почётный донор крови» имел право получить человек, сдавший либо сорок раз кровь, либо шестьдесят раз плазму. Однако многие доноры предпочитают смешанную форму кровосдачи – они попеременно сдают то кровь, то плазму. Порядок суммирования – сколько всего крови и её компонентов нужно сдать, чтобы претендовать на это престижное звание, – определялся на местах региональными минздравами подзаконными актами (это были письма облмин-здрава в пункты переливания крови, не закреплённые в Минюсте РФ). 

По новому закону единый порядок суммирования определён Министерством здравоохранения РФ. Было решено, что если человек не менее десяти раз сдал кровь или не менее 30 раз плазму, то он может претендовать на звание почётного донора, когда в сумме количество любых кровосдач достигнет шестидесяти раз. Что же касается того самого спорного пункта об отмене платы за донорство, то оказалось, что не всё так однозначно. Раньше порядок оплаты регламентировался постановлением администрации Иркутской области № 296, принятым в 2007 году. 

По этому постановлению все доноры в день донации должны были получать питание из расчёта 60 рублей на человека – традиционные сладкий чай с печенюшками до кровосдачи и две шоколадки после. Кадровые, то есть постоянные доноры, занесённые в базу данных, кроме этого получали после каждой крово-сдачи 290 рублей, но при этом продолжали считаться безвозмездными, так как деньги рассматривались как мера социальной поддержки. Почему было важным, чтобы сдача крови считалась именно «безвозмездной»? Дело в том, что только такая форма донорства давала право на получение звания «Почётный донор крови». 

В день на станцию переливания крови приходит до 50 человек

Платным кадровым донорам звание не присваивалось вне зависимости от количества сданной крови, но оплата за кровосдачу редких групп крови и её компонентов была значительно выше. За сдачу редких групп крови и крови с отрицательным резус-фактором платные доноры в Иркутской области получали порядка 500 рублей (суммы до сих пор определялись местными администрациями, например, в Москве они могли доходить до 3-4 тысяч рублей). Доноры плазмы получали до 700, а доноры тромбоцитов – до 2 тысяч рублей. Подобный разброс оплаты объясняется трудоёмкостью и временем процедуры: при сдаче тромбоцитов донор проводил «на аппарате» около двух часов.

Сейчас введены новые правила, в которых приоритетом считается безвозмездное донорство. Но как это выглядит на практике? Все доноры по-прежнему получают чай до и питание после донации. Причём если раньше выдавались «деньги на питание» – те самые 290 рублей, – то теперь предписывается получать продуктовый набор. Сейчас готовится областной нормативный акт, определяющий порядок оплаты и стоимость пищевой корзины. Ежеквартально сумма, на которую составляется разовый продуктовый набор, может меняться в соответствии с изменением уровня прожиточного минимума.

Администрация Иркутской станции переливания крови в настоящее время разрабатывает список продуктов, которые войдут в этот набор. Предполагается, что будет несколько вариантов наборов, которые безвозмездные доноры смогут выбирать на свой вкус и аппетит. Один из вариантов рациона для доноров содержит следующие продукты: сироп шиповника, галеты, зелёный горошек, компот, тушёнку, консервированную кукурузу, сгущёнку, шоколад, сок и минералку – всего на четыреста рублей. 

– Мы рассматривали вариант, при котором можно было бы не выдавать продуктовые наборы, а организовать при станции переливания крови что-то вроде небольшой столовой для доноров, где они смогут получать продукты в виде готового обеда, – рассказывает Максим Зарубин. – Однако от этой идеи пришлось отказаться – слишком сложно с точки зрения соблюдения санитарных норм, так что Роспотребнадзор отсоветовал нам идти этим путём. Поэтому мы решили выдавать готовый набор продуктов длительного хранения.

В каком виде будут выдаваться продукты, сейчас обсуждается. Проблема в том, что сами врачи физически не имеют возможности фасовать и упаковывать наборы. Скорее всего, среди иркутских торговых предприятий будет объявлен конкурс на поставку уже готовых, упакованных наборов, на которых предполагается разместить надпись «Спасибо, донор» и данные о сроке годности. 

Меркантильный вопрос

Любовь Верёвкина: «Люди у нас отзывчивые, но нам нужна регулярность»

Что же касается «отмены оплаты за донорство», вызвавшей горячее возмущение у тех, кто сам закон даже не удосужился прочитать, то тут их ожидает неожиданный сюрприз. Закон вовсе не отменяет оплату за донорство, он только определяет и утверждает «случаи, в которых возможна сдача крови и/или её компонентов за плату, а также размер этой платы», как называется отдельное приложение к приказу №1069н Минздрава РФ от 17 декабря 2012 года. 

Собственно говоря, те, кто намерен продолжать сдавать кровь за деньги, от принятия приказа только выигрывают. Случаи, в которых возможна сдача крови и её компонентов, остались такими же, что и были раньше – это оплата донорам с редкой группой крови, не имеющим в составе крови некоторых антигенов эритроцитов или имеющим редкий фенотип. Что касается последнего пункта, сейчас совместимость крови донора и пациента определяют не только по совпадению группы и резус-фактора, но и по составу крови, называемому «фенотипом». Те, кто в последнее время сдавал кровь или просил в медицинских учреждениях определить его группу крови, могли обратить внимание, что после группы и резуса указывается четырёх-шестибуквенный код из латинских заглавных и строчных букв c, d, e, например, «ccDEE». Вот эти виды редких фенотипов и перечислены в приложении к приказу. 

Также приложение определяет размер оплаты за эти виды донорства. За одну кровосдачу редких видов крови в объёме 450 мл выплачивается 8% от действующей на момент донации величины прожиточного минимума. За донацию плазмы в объёме 600 мл оплата составляет 15%, тромбоцитов – 35%, эритроцитов – 25% и лейкоцитов – 45%. 

– Нам непонятно возмущение некоторых граждан, так как снижения оплаты за донорство в этих случаях не будет, наоборот, по деньгам предполагается некоторое увеличение, – уверен Максим Зарубин. – Среди наших доноров резко негативной реакции на принятие закона не было – может быть, какие-то единичные случаи. Снижения количества доноров тоже не отмечено. Единственное – чаще стали приходить сдавать кровь родственники больных и их друзья: люди боятся, что после принятия закона, а точнее говоря, после последовавшей за ним реакции общества доноров станет меньше и перестанет хватать крови пациентам больниц. Поэтому они не только приходят сами, но и приводят своих друзей. 

Объёмы сдающейся в последнее время крови значительно не сократились. На станции переливания спешно сверили статистику за полтора первых месяца 2012 и 2013 годов. Меньше стало только доноров тромбоцитов – 92 против 119. В остальном цифры примерно совпадают.

– Единственное отличие, которое сильно заметно, – стало гораздо меньше доноров тромбоцитов. Раньше у нас очередь в коридоре стояла, а теперь приходится просить сдать тромбоциты тех, кто пришёл на обычную сдачу крови, – объясняет Максим Зарубин. – Но это понятно: люди приходят с работы, перед учёбой, а это процедура долгая… 

– Может, изменился состав доноров по уровню достатка, по социальному статусу, возрасту?

– Нам трудно судить. По крайней мере, в глаза это не бросается, когда проходишь по коридорам станции, – пожимает плечами Максим Зарубин. – В 2010 году мы проводили социсследование. Нас не удивило, что среди доноров достаточно много людей обеспеченных, в деньгах не нуждающихся. Удивило то, что среди студентов и людей с небольшим достатком мало кто указывал в анкетах в качестве причины сдачи крови необходимость дополнительного источника заработать. Большинство пишут «хочу помогать людям». 

В день на станцию переливания крови приходит до 50 человек

К обеду коридоры станции окончательно пустеют, но в регистратуре «Иркутского репортёра» снова успокаивают – это обычное затишье: 

– С ноября мы сделали рабочие субботы, и у нас по сей день не бывает меньше пятидесяти доноров в выходные. Среднее количество в будние дни тоже почти не изменилось – от 30 до 50.

В зале забора плазмы «на аппарате» лежит одинокий молодой человек. Зовут его Дмитрий Филиппов, работает официантом. Сколько раз сдавал кровь, уже сбился со счёта – более сорока… На вопрос, как пристрастился к донорству, рассказывает:

– Это было два с половиной года назад. Я учился в ИрГТУ, и к нам в университет приехала передвижная лаборатория по забору крови. Мы с друзьями подумали: «А почему бы и нет?» 

Сейчас молодой человек сдаёт кровь регулярно, предпочитая сдавать плазму – период восстановления меньше.

– Кроме этого после сдачи крови чувствуется усталость, а когда сдашь плазму, наоборот, появляется некоторая бодрость, – добавляет Дмитрий. 

– Мобильная станция крови работает по-прежнему эффективно, – подтверждает заведующая отделением заготовки крови Любовь Верёвкина. – В этом отношении самые сознательные у нас работники авиа-завода. Кроме того, мы постоянно выезжаем в близлежащие города и крупные деревни. Недавно вернулись из Култука – за два дня собрали 112 литров. Причём даже там уже есть постоянные доноры – в Култуке в этот раз было всего 14 человек, сдававших кровь впервые. Люди у нас вообще очень хорошие, отзывчивые. Две недели назад иду на работу, смотрю – на первом этаже стоит огромная толпа. Значит, где-то была авария, родственники пришли с друзьями. Это, конечно, хорошо, но нам-то нужна регулярность… 

Любовь Верёвкина уверена: если бы всё взрослое население Иркутска всего два раза в год сдавало кровь, этого хватило бы, чтобы полностью покрыть потребность в крови всех областных больниц. 

– Смотрите: тромбоцитов мы вчера набрали всего 33 дозы. У нас только областной больнице нужно около 100 доз в день! А кроме неё есть онкоцентр – часто жизнь человека после химиотерапии во время обострения можно спасти только постоянными вливаниями лейкоцитов. Постоянно кровь требуется в роддома после родовых кровотечений… 

Несмотря на постоянную потребность в крови и её компонентах, в обществе опасность отмены оплаты за донорство сильно переоценили. Доноров меньше не стало. Но крови всё равно не хватает. 

Читайте также

Подпишитесь на свежие новости

Мнение
Проекты и партнеры
  все
Свежий номер
Важное