издательская группа
Восточно-Сибирская правда

15 суток «за сопротивление»

«Нормальные граждане» призывают арестовывать особо активных геев-пропагандистов

«Антигейский» закон Иркутской области был снят с рассмотрения профильного комитета Законодательного Собрания и, соответственно, с повестки сессии. Официальная версия – на народную инициативу не пришли соответствующие заключения. Думают, как ответить, и «Серый дом», и прокуратура, и много кто ещё. Ситуация и вправду непростая. Хотя во многих регионах аналогичные законы приняты, в Госдуме федеральный документ «завис». Один из юристов и вовсе назвал инициативу «ложной повесткой» работы областного Заксобрания. Иркутские депутаты уже один раз обожглись, когда дружно прониклись идеей президента о сокращении часовых поясов и приняли обращение о переходе на красноярское время. Тогда Владимир Путин оставил Приангарье в старом часовом поясе.

Пока «Серый дом» думает, как бы аккуратно отреагировать на инициативу антигейского сообщества Иркутска, сама инициатива давно прорвалась в публичное пространство посредством сайта облизбиркома. Официально она звучит так: «О внесении изменений в отдельные законы Иркутской области в части защиты детей от факторов, негативно влияющих на их физическое, интеллектуальное, духовное и нравственное развитие». В частности, предлагается внести изменения в закон от 5 марта 2010 года «Об отдельных мерах по защите детей…». Противники геев предлагают ввести в закон статью 11.1, запрещающую вести публичные действия, направленные на «популяризацию, пропаганду» мужеложства, лесбиянства, бисексуализма, трансгендерности среди детей. Под запрет попадает пропаганда ранних половых связей и педофилии. 

Изменения предлагается внести и в региональный закон от 8 июня 2010 года «Об административной ответственности за неисполнение отдельных мер по защите детей…». Поскольку в законе 2010 года нет понятий «педофилия», «мужеложство» и других, авторы предлагают не заморачиваться терминами, а ввести размытую формулировку, что, мол, не раскрытые в данном законе понятия толкуются в значениях, которые указаны в ином федеральном и региональном законодательстве. 

Ну а далее расписываются штрафы. За популяризацию или пропаганду вышеперечисленных пороков (авторы законопроекта считают всё это именно пороком) гражданин платит штраф от 4 до 5 тысяч рублей, должностное лицо – 40–50 тысяч рублей, юрлицо – от 450 тысяч до полумиллиона. Если злостный нарушитель окажет сопротивление, он поплатится ещё 4-5 тысячами или арестом на 15 суток. Причём пресечь нарушение может представитель власти «либо иное лицо, исполняющее обязанности по охране общественного порядка или пресекающее нарушение». То есть фактически любой, кому показалось, что рядом с ним геи занялись пропагандой, может заявить себя в качестве «иного лица». 

Любопытен ещё один факт. Против геев и лесбиянок в Иркутске активно выступает сообщество казаков. А с учётом того, что в регионе разрабатывается закон «Об оказании членами казачьих дружин содействия исполнительным органам государственной власти Иркутской области», казаки, вероятно, войдут в число тех, кто будет осуществлять охрану общественного порядка. 

Они своеобразно раскрывают понятие публичных действий по «пропаганде и популяризации» гомокультуры. Оказывается, сюда входит «целенаправленное и бесконтрольное распространение общедоступным способом негативной информации…». В частности, если вы утверждаете, что гомосексуальные половые отношения равноценны гетеросексуальным, вы уже являетесь нарушителем. Причём к публичным действиям авторы закона призывают отнести не только гей-парады, шествия, митинги, пикеты, но и публичные выступления людей, которые себя к гей-культуре не относят, а просто не испытывают к ней негативных эмоций. К примеру, если СМИ или интернет-сайт пожелает позитивно оценить «негативную информацию», распространяемую гей-сообществом, то это СМИ или портал такой же нарушитель. Вопрос в размытой формулировке. Например, если гей или лесбиянка утверждают, что они равноправные члены общества, СМИ, цитирующее их, уже преступает закон или просто собирает разные мнения для проблемной статьи? С точки зрения авторов законопроекта, люди нетрадиционной ориентации не имеют права на защиту своих «интересов, ценностей» даже в качестве простых участников пикета или митинга. Уже самим фактом участия в таком мероприятии они являются пропагандистами. Авторы закона оставляют себе широкое поле для карательных операций, призывая наказывать и за распространение негативной информации «в иных формах».   

В этот же закон вносится ещё одна любопытная статья, условно говоря, «за фенечки». Если будет обнаружено, что человек изготавливает, сбывает или приобретает в целях сбыта флаги, символику, атрибутику гей-сообществ или организаций, популяризирующих «линейку непристойностей», он снова поплатится 4-5 тысячами рублей или сядет на 15 суток. Причём авторы не стесняются признавать, что взяли за аналог нормы КоАП, карающие за нацистскую символику (к слову, именно в концентрационных фашистских лагерях розовый равносторонний треугольник вершиной вниз нашивался мужчинам-гомосексуалистам).  

Но самое интересное не это, а нижеследующее уточнение. Оказывается, столь же сурово будут караться и изготовители, сбытчики символики, «сходной до степени сближения» с гей-символикой. Ну вот, например, о радуге. Все знают, что сообщества ЛГБТ используют этот символ. На сайте облизбиркома 20 марта была вывешена картинка одного из участников конкурса «Дети рисуют выборы». На картинке – радуга. Могу ли я утверждать, что родители ребёнка «попали» на 15 суток, поскольку пропагандируют среди детей гомосексуализм и, более того, поощряют в ребёнке изготовление символики, «до степени сближения» сходной с гей-атрибутикой? Вместе с родителями пропагандой и распространением «почти» гомосексуальных символов занимается, очевидно, и облизбирком. Конечно, это звучит абсурдно. Вот только как юридически отделить, где абсурд, а где реальная пропаганда? Или оценки будут на уровне эмоциональной «вкусовщины»? 

Аналогичные законы приняты в Санкт-Петербурге, Архангельской, Костромской, Рязанской, Магаданской, Новосибирской областях. В Архангельской области закон был оспорен в Верховном суде российской ЛГБТ-сетью. В сентябре 2012 года суд оставил закон в силе, однако признал, что не любые публичные действия являются пропагандой и нейтральная информация о гомосексуализме к распространению разрешена. Российская ЛГБТ-сеть пыталась оспорить и закон Костромской области в региональном суде, однако тщетно. В этой области за пропаганду нетрадиционных сексуальных отношений введены штрафы в 5, 50 и 100 тысяч для граждан, должностных и юрлиц соответственно. Иркутские штрафы практически аналогичны штрафам, установленным в Новосибирской и Магаданской областях. Стоит  заметить, что законы других регионов не столь «ветвисты» в формулировках, как иркутский. В Магадане, к примеру, «публичным действиям» посвящена лишь одна короткая статья, в которой только  сформулировано понятие «нанесения вреда» гей-пропагандой нравственному и духовному развитию детей и содержится запрет на такую пропаганду. Не нашли мы ни в одном законе и запрета на гей-символику. Иркутские же авторы признаются, что расширили ряд формулировок намеренно, так как опасаются, что геи хитрые и закон обойдут. «При наличии небольшой степени юридической грамотности сообщества сексуальных меньшинств могут распространять информацию о своих ценностях среди самых широких масс даже в тех регионах, где приняты подобные законы», – говорится в пояснительной записке. 

«К сожалению, так и не сняты вопросы, которые я задавал при первом обсуждении инициативы в Заксобрании, – сказал «Конкуренту» директор Института регионального законодательства и правовой информации им. М.М. Сперанского Алексей Петров. – Многие положения имеют неопределённое или широкое толкование. А поскольку мы устанавливаем штрафы, граждане должны точно знать, что им разрешено, а что запрещено. Никто так и не ответил, какие конкретно случаи гомосексуальной пропаганды среди несовершеннолетних должны преследоваться по закону. И где эти случаи, зафиксированные в Иркутской области. Есть ощущение, что у авторов нет чёткого представления, какие события подпадают под этот закон. Не надо думать, что у нас будут такие «подарки», как в Рязанской области, когда человек с плакатом «Я горжусь своей гомосексуальностью» пришёл к школе. Вероятно, нас ждут гораздо более сложные случаи, когда с уверенностью нельзя будет сказать, что гей или лесбиянка направили свои действия именно на детей и подростков».

«Знаете, создаётся впечатление, что эта инициатива как раз и есть та самая пропаганда гомосексуализма в Иркутской области. Потому что ЛГБТ-сообщество Иркутска сидит себе и не высовывается, – заметил один из собеседников «Конкурента». – А вот противники геев уже столько внимания к этой теме привлекли, что подростки точно побегут искать, от чего же их так активно взялись защищать». Заслуженный юрист России профессор Сергей Шишкин был удивлён. «Я, если честно, не вижу, что есть реальный предмет регулирования данного законопроекта, – заметил он. – В уголовном праве есть понятие педофилии, есть ответственность за развратные действия в отношении несовершеннолетних. Это сфера регулирования федерального законодательства. Зачем что-то ещё сочинять на региональном уровне? Надо вообще смотреть, насколько инициатива чиста с правовой точки зрения». 

Алексей Петров рассказал: экспертную оценку его институту по этой инициативе не заказывали, но взгляд юриста сразу «цепляется» за ряд положений закона. К примеру, установление ответственности за организацию публичных мероприятий никак не может регулироваться региональным документом, а авторы внесли это в проект. «У меня ощущение, что вся эта инициатива – ложная повестка в работе регионального законодателя, – констатировал Сергей Шишкин. – Ещё и вредная, поскольку следует за модой, возбуждая в обществе нездоровый интерес к подобным темам». 

«Я считаю, что антизакон – это вообще негуманно, – сказала лидер группы «Ночные снайперы» Диана Арбенина. –  Не стоит тратить силы на «анти», злость, гнев, чтобы что-то давить, душить. Должна быть свобода выбора. Если тебе это не близко, никто не заставляет. Мне, например, не близка передача «Человек и закон».  Я её не смотрю.  Но это же не значит, что все её не должны смотреть».  Осложнят ли антигейские законы в регионах концертную деятельность группы, она ответить затруднилась. С противостоянием (например, сожжение чучела Бориса Моисеева в Иркутске) Арбенина не сталкивалась. Хотя этой «иркутской истории»  удивилась. 

Читайте также

Подпишитесь на свежие новости

Мнение
Проекты и партнеры
  все
Свежий номер
Важное