издательская группа
Восточно-Сибирская правда

Вахтовики в погонах

По словам начальника  отдела МВД России по Тайшетскому району Олега Шитенко, на территории муниципального образования сегодня не орудуют профессионалы-домушники, нет здесь и крепко организованных группировок, промышляющих разбоями, да и гастролёры эти края навещают нынче не часто. Регистрируются всё больше имущественные преступления средней тяжести, подпадающие под ч. 2 ст. 158 Уголовного кодекса. Их так и называют: неквалифицированные. Подворовывают, улучив подходящий момент, местные жители: тащат что попадёт под руку, особенно активно – из учреждений. В то время как, к примеру, пациент проходит процедуру в поликлинике, его сапоги «уводит» кто-нибудь из тех, кто толкается за ним в очереди. Пока что раскрывается и доводится до суда менее трети зарегистрированных краж.

Причину такой криминальной активности жителей района Олег Шитенко видит в первую очередь в низкой занятости населения. Так, в центр занятости в 2009–2012 годах поступали сведения о почти четырёх тысячах сотрудников, попавших под угрозу  увольнения. «Сегодня многим жителям окрестных населённых пунктов  приходится ездить на работу в Тайшет, – говорит подполковник полиции. – Особенно трудно найти место молодым людям. Куда они могут трудоустроиться, если в районе остались только железная дорога, несколько заготовительных предприятий да частный торговый бизнес?» Число имущественных преступлений, совершённых подростками, за последний год увеличилось вдвое. Причём на криминальные «подвиги» готовы идти не только дети из тех 104 семей, которые состоят на учёте как социально неблагополучные. 

– За последние два-три года преступник сильно помолодел, – говорит Олег Шитенко. – Раньше типичный представитель уголовного мира имел солидный возраст – 35–40 лет, а также серьёзный криминальный опыт: за плечами была не одна судимость. Сейчас к уголовной ответственности привлекаются в основном ранее не судимые молодые люди в возрасте 22-23 лет. Им просто трудно определиться  после школы: хочется сразу жить хорошо, иметь много денег, вот они и находят лёгкий путь к достатку.

Значительно, на 15 процентов, снизилось в районе за 2012 год число преступлений, совершённых ранее судимыми. Справиться с рецидивом, вполне возможно, помог новый федеральный закон, заставивший стражей порядка вернуться к административному надзору за отбывшими наказание злоумышленниками, совершившими особо тяжкие либо «педофильные» преступления. Из мест лишения свободы такие уголовники, благодаря сотрудникам тюремного ведомства, выходят теперь уже поднадзорными. Но из злодеев, успевших отбыть наказание до вступления закона об административной опеке в силу, тайшетские полицейские пока охватили лишь половину. Процесс этот достаточно сложный:  ущемить права бывшего преступника вправе только суд, а заниматься подготовкой необходимых бумаг и сидеть в процессе полицейским недосуг. Тем более что заниматься этим приходится в основном участковым уполномоченным – службе, в которой сегодня особенно много проблем. 

Первый же в новом году выездной приём населения северных посёлков, проведённый мэром района Виталием Кириченко, выявил недовольство жителей работой полиции. На северную территорию (11 посёлков от Новобирюсинского до Полинчета), занимающую добрую четверть площади Тайшетского района, по штатному расписанию полагается всего два участковых уполномоченных. Однако и такой «урезанный» пункт полиции, несмотря на многочисленные обращения жителей, укомплектовать оказалось не так-то просто. Из трёх кандидатов на роль северного участкового остались уже два, и неизвестно, пройдёт ли кто-то из них все испытания и согласования до конца. Квалификационные требования к сотрудникам неизмеримо выросли: один «срезается» на детекторе лжи, потому что подростком однажды попробовал «травку»; другого «тормозит» образовательный уровень. В основные службы полиции, в том числе на должность участкового, требуются отслужившие в армии мужчины, имеющие высшее юридическое образование. Где набрать таких специалистов в Тайшете?

– Уже полгода пытаемся укомплектоваться, – говорит Олег Шитенко. – Большой некомплект из-за повышения квалификационных требований был в уголовном розыске, службе участковых. Юридическое образование (среднее и высшее) имеют сейчас лишь 54 процента личного состава – в основном следователи и дознаватели. Половина сотрудников отдела отслужили в органах по 10–20 лет. Но и из них мало кто в состоянии выдержать установленный режим, когда приходится бросать семью и надолго уезжать к месту службы – за сотни километров от дома. 

Конечно, кандидатуру второго участкового для северных посёлков в ближайшее время утвердят. Но можно ли считать такую организацию работы полицейских решением проблемы? Сотрудники, которые должны постоянно находиться на обслуживаемой территории и быть готовыми в любой момент прийти пострадавшим на помощь, ездят сегодня на службу из Тайшета за 300 километров: они работают вахтовым методом, сменяя друг друга. Вызывать их при нужде считают бессмысленным даже жители Новобирюсинска, где расположен пункт полиции, не говоря уже о дальних сёлах участка – тех, куда приходится добираться летом на лодках и по дороге, проложенной через болото.  

– Местная власть по закону обязана предоставить участковым уполномоченным квартиры по месту их службы, но пока во время вахты сотрудникам придётся жить в гостинице, – рассказывает начальник полиции. – Неудивительно, что люди не выдерживают, их хватает всего на несколько месяцев такой работы. Тем более что обстановка на севере сложная – там издавна размещаются колонии. И хотя сейчас некоторые из них закрылись, но ранее судимых в этих краях осело немало. Возможно, в будущем и появится в тех местах для полицейских свободная жилплощадь: сотрудники исправительных колоний, прекративших своё существование, добиваются сейчас жилищных сертификатов. Если получат то, что им обещано законом, покинут свои дома. 

Олег Шитенко рассказал также о попытке привлечь в полицию потерявших работу военнослужащих. Увы! После реформирования органов внутренних дел перевод из службы исполнения наказаний в полицейское ведомство стал невозможен. Пополнить ряды полиции по новому закону можно только путём назначения. 

Наиболее благополучная ситуация, по словам подполковника, сложилась на южном направлении от райцентра: в Соляной, Талой, Шелехово. В том числе и потому, что участковых на эту территорию найти не проблема: близко к райцентру, хорошие дороги, сложившийся быт. Почему бы и не служить при нынешней-то зарплате? 

Проблема дорог в районе, вернее бездорожья, напрямую связана с вопросом обеспечения полицейских служебным транспортом. Ловить злодеев и предупреждать преступления на огромных просторах без машин хорошей проходимости, мягко говоря, сложно. Как признался начальник, сейчас отделу не хватает 12 автомобилей. В прошлом году поступил лишь один битый «уазик» – целевым назначением, для работы с преступлениями в лесной сфере. А в 2011-м техника в район вообще не поступала. Между тем при таком бездорожье в негодность транспортные средства приходят очень быстро. Тем более что водителей пришлось сократить, обслуживают и ремонтируют машины теперь сами оперативники. А им лежать под автомобилями, которым место давно на свалке, особенно-то некогда: с оперов за раскрытие преступлений спрашивают.           

Если уж речь зашла о том, как обеспечена необходимым для работы оборудованием недавно реформированная полиция, то нельзя обойти ещё один момент – отсутствие технических возможностей предупреждения преступлений. Как-то это несерьёзно: грозить молодым людям из группы риска пальчиком и убеждать их не пить и не колоться. Олег Шитенко считает, что одной из причин роста имущественных преступлений в районе является невозможность выявлять и наказывать в административном порядке потребителей наркотиков. Нет в муниципальном образовании ни специалиста, готового дать заключение о состоянии наркотического опьянения, ни оборудования, необходимого для этого. 

– Профилактику наркопреступлений вести в таких условиях просто нереально, – говорит подполковник Шитенко. – Ведь анализы задержанного за немедицинское потребление наркотиков нарушителя приходится отправлять в Иркутск; пока они придут, срок рассмотрения административных материалов закончится. Два года пытаемся решить этот вопрос. 

Но, по словам заместителя мэра района Юрия Кириллова, в этом году лёд наконец тронулся. В центральной районной больнице выделено помещение для  химико-токсикологической лаборатории, позволяющей выявлять в биологических жидкостях человека следы потребления алкоголя и наркосодержащих препаратов. Доставлено в район также необходимое оборудование, подготовлены специалисты, прошедшие курс обучения в Иркутском наркодиспансере. «Скоро лаборатория заработает», – обещает Юрий Кириллов, возглавляющий в районе антинаркотическую комиссию. Есть надежда, что в связи с этим вал имущественных преступлений пойдёт на спад и статистика улучшится.

Пока же остаётся утешаться тем, что и в плохой статистике есть кое-что хорошее. Рост зарегистрированных преступлений свидетельствует, возможно, и о том, что скрытых, латентных правонарушений становится всё меньше. Это значит, что, во-первых, выросла учётная дисциплина и заявления пострадавших уже не остаются под сукном, а во-вторых, население, похоже, начинает доверять блюстителям порядка, раз стало чаще обращаться к ним за помощью. Осталось теперь помочь самой полиции – создать сотрудникам условия для нормальной работы, которая позволит оправдать это доверие.

Читайте также

Подпишитесь на свежие новости

Мнение
Проекты и партнеры
  все
Свежий номер
Важное