издательская группа
Восточно-Сибирская правда

Популярная криминология

Генпрокуратура оценила масштабы преступности в регионе

  • Автор: Ангелина САЛОМАТОВА

Страшно жить в Иркутской области. В прошлом году регион занял второе место после Забайкалья по количеству зарегистрированных преступлений в расчёте на 100 тысяч населения. По тяжким преступлениям сложилась аналогичная картина. В категории средней тяжести кроме Забайкалья нас опережает только Приморский край. Такие данные приводит самое полное собрание правовой статистики, появившееся в открытом доступе, – портал Генеральной прокуратуры Crimestat.ru. «Конкурент» углубился в цифры и убедился, что Иркутская область не зря считается одним из опаснейших для жизни и здоровья регионов России.

Быт заел

В прошлом году правоохранительные органы зарегистрировали в Иркутской области 60 тысяч 109 преступлений. В абсолютных цифрах этот показатель дотянул только до десятого места среди регионов РФ. Неоспоримым лидером сомнительного соревнования стала Москва. Там зафиксировали в три раза больше преступлений, чем в Иркутской области. Однако по показателю, рассчитывающему «концентрацию» криминала на душу населения, Приангарье оставило столицу далеко позади, на 43-м месте, уступив пальму первенства только Забайкальскому краю. При этом по количеству преступлений в расчёте на 100 тысяч человек Иркутская область стала набирать обороты. В 2010 и 2011 годах в списке самых неблагоприятных регионов она занимала пятое место, традиционно соседствуя с Забайкальем, Приморьем и Бурятией, резко перескочив на второе место только в 2012 году. 

В разбивке по категориям Иркутская область тоже лидирует, но с переменным успехом. Если в 2009 и 2010 годах регион занимал первое место по количеству тяжких преступлений на душу населения, то в 2011 и 2012 годах – второе. По итогам прошлого года мы оказались на третьем месте по преступлениям средней тяжести. С особо тяжкими преступлениями картина лучше. По статистике Генпрокуратуры, их количество даже снижалось на несколько процентов, в то время как в некоторых регионах наблюдался двукратный прирост. По оценкам экспертов, самыми популярными в Иркутской области остаются посягательства на жизнь и здоровье с причинением разной степени ущерба. 

Несмотря на хорошую статистику по особо тяжким преступлениям, ситуация с «мокрухой» остаётся мрачной. После Москвы Иркутская область занимает второе место по количеству убийств и покушений на убийство. В прошлом году их зарегистрировано 503. Не нашли виновных в 79 случаях. В целом по числу нераскрытых преступлений на душу населения Приангарье занимает второе место, по убийствам и покушениям в этом пункте отчётности ей досталось седьмое место. Кроме того, регион оказался на втором месте по концентрации умышленного причинения тяжкого вреда здоровью и на четвёртом в строке по умышленному причинению тяжкого вреда здоровью, повлёкшему по неосторожности смерть потерпевшего. От таких «неосторожных» действий в прошлом году погибли 296 человек. 

Большая зона 

Полиция Иркутской области объясняет разгул преступности наличием 27 исправительных учреждений, откуда ежегодно освобождаются пять–семь тысяч человек. 85% предпочитают остаться в ближайших посёлках и городах, хотя их родина находится в другом месте, а сюда они в своё время прибыли по этапу. По различным основаниям в поле зрения полиции находятся 377 тысяч человек, уже успевших проявить криминальный талант, но по разным причинам находящихся на свободе. По приблизительным подсчётам, каждый шестой житель области почувствовал на своей шкуре блатную романтику, а за тяжкие и особо тяжкие преступления, к которым относятся убийства и изнасилования, успели отсидеть более двух тысяч человек. 

Эксперты подтверждают данные статистики. «Как правило, люди, совершившие преступление, не имеют ни кола ни двора и после освобождения остаются там, где отбывали наказание, – говорит адвокат Иркутской областной коллегии адвокатов «Пиранья» Светлана Скарченко. – Здесь они обрастают связями, возможностями где-то работать, даже заводят семьи. Я родом из Усть-Кута, где есть несколько исправительных учреждений. В тех районах очень большой процент криминального контингента. Естественно, он порождает определённый круг общения, люди из которого склонны к совершению преступлений». Однако в таком мнении сходятся не все. Как полагает член Иркутской областной коллегии адвокатов Александр Жарких, в Иркутской области всегда были зоны, а уровень преступности колеблется вне зависимости от их количества. 

Во многом показатели статистики зависят от организационной работы в правоохранительных органах, утверждают юристы. «Возможно, в других регионах больше фактов замалчивается, для этого есть различные способы, в частности оформление отказных материалов на этапе выявления преступления. Поработав следователем, могу сказать, что в Иркутской области вышестоящие органы проявляют жёсткий контроль над темой сокрытия преступлений. Возможно, это тоже делает вклад в общую картину», – говорит Светлана Скарченко. По преступлениям небольшой тяжести, утверждает Александр Жарких, составить достоверную статистику вообще невозможно: «Много дел небольшой тяжести – это дела частного обвинения. Естественно, не каждый соберётся идти и заявлять в правоохранительные органы о том, что в отношении него совершено преступление небольшой тяжести, например, то же причинение побоев». 

По наблюдениям адвокатов, специализирующихся на уголовном праве, доля заказных убийств в общей массе незначительна, и в основном люди погибают в результате пьяных драк и бытовых споров, заканчивающихся поножовщиной. «Думаю, разбираясь в причинах, во главу угла нужно ставить даже не большое количество зон, а качество жизни населения Иркутской области, – считает Светлана Скарченко. – На преступления людей толкает неудовлетворённость уровнем жизни. Низкий уровень воспитания и образования, незанятость и незаинтересованность молодёжи порождают преступность. Сегодня многие семьи с недостаточным уровнем развития рожают детей только для того, чтобы получить материнский капитал. В будущем эти заброшенные дети пойдут на улицу, которая воспитает их по-своему». 

Однако некоторые эксперты предлагают посмотреть на ситуацию под другим углом. «По моим ощущениям, количество тяжких и особо тяжких преступлений, связанных с убийствами и причинением вреда со смертельным исходом, за последние годы уменьшилось явно на глазах. Если раньше подобные преступления случались через день, то сейчас их становится всё меньше и меньше», – говорит Александр Жарких. Ему вторит статистика. По сравнению с 2009 годом количество тяжких преступлений сократилось на 33% – с 21,1 до 14 тысяч. Особо тяжких стало меньше на 7%: с 24 тысяч в 2009 году их количество сократилось до 22 тысяч. 

Ценность жизни 

Информация на портале Crimestat.ru, планируют его разработчики, будет обновляться в режиме реального времени. Сейчас там можно получить данные по различным категориям преступлений с разбивкой на 115 разделов в динамике начиная с 2009 года. Несмотря на то, что портал работает в режиме опытной эксплуатации, его функционал, включающий обширную инфографику и рейтинги «криминальности» регионов, находится в открытом доступе. По оценкам некоторых специалистов, Генпрокуратура сумела совершить прорыв в обеспечении доступности правовой информации.

«За последние годы это первый опыт предоставления официальных данных о состоянии преступности он-лайн и в рамках одного ресурса, принадлежащего государственной структуре», – говорит руководитель группы сбора и обработки информации Российского агентства правовой и судебной информации Владимир Новиков. По его словам, эти сведения будут интересны разным категориям пользователей – от частнопрактикующих юристов, специализирующихся на уголовном праве, до частных инвесторов, блогеров и журналистов. 

Однако главный редактор системы «Право.Ru» Иван Слепцов уверен, что статистика регионального уровня не отвечает реальным криминальным вызовам и не способна в значительной степени повлиять на принятие управленческих решений: «Прорывом станет, если информацию начнут размещать на уровне муниципальных образований. Тогда действительно можно будет смотреть, какие преступления «популярны» в определённом населённом пункте, делать выводы и проводить направленные профилактические мероприятия». Статистика в региональном разрезе в этом случае непоказательна и вряд ли сможет помочь в улучшении криминальной обстановки, считает эксперт. 

В свою очередь зашкаливающий уровень преступности, предполагают собеседники «Конкурента», является сдерживающим фактором социально-экономического развития Иркутской области. «Высокое число убийств и покушений на жизнь и здоровье граждан говорит о том, что местными правоохранительными органами предпринимается недостаточно мер для обеспечения бе-зопасности в регионе, – рассуждает Владимир Новиков. – Отсутствие личной безопасности, в свою очередь, ставит под сомнение инвестиционную привлекательность региона в целом. Согласитесь, что ни один здравомыслящий бизнесмен не станет вкладывать личные или заёмные средства на территории, где ценность человеческой жизни сравнительно невелика». 

Читайте также

Подпишитесь на свежие новости

Мнение
Проекты и партнеры
  все
Свежий номер
Важное
Adblock
detector