издательская группа
Восточно-Сибирская правда

Иркутский педофил в кепке просит прощения

В прошедшую пятницу в областной суд передано уголовное дело 38-летнего Олега Мица, получившего в СМИ прозвище «иркутский педофил в кепке». Его портрет, нарисованный со слов многочисленных малолетних жертв, с февраля по август прошлого года буквально не сходил с телевизионных экранов и газетных страниц. Пока всем миром искали маньяка, тот продолжал преследовать девочек в возрасте от 5 до 14 лет, завлекая их в подъезды домов в Ленинском, Октябрьском, Свердловском районах областного центра и городе Ангарске. Задержали педофила 15 августа прошлого года – и в этот же день он «чистосердечно» признался в том, что в течение четырёх последних лет совершил в отношении малолеток более десятка преступлений сексуального характера, в чём «искренне раскаивается».

Несмотря на раскаяние, подозреваемый явно преуменьшил масштабы нанесённого им вреда. Следствие, которое проводилось старшим лейтенантом юстиции, сотрудником отдела по особо важным делам СО по г. Иркутску регионального управления СК России Иваном Дворко, представило в суд доказательства вины Олега Мица в 20 эпизодах  насильственных действий сексуального характера в отношении девочек, не достигших 14-летнего возраста, с использованием их беспомощного состояния. 

Обвиняемый на предварительном следствии заявил, что не может объяснить, зачем «трогал» детей. По его словам, это получалось «как-то не специально», ему потом «было стыдно», он понимал, что «поступил неправильно». Женатый мужчина признался, что ему всегда хотелось иметь дочь, он «с нежностью» относился к маленьким девочкам – возможно, так, через преступление, у него проявлялся «своего рода отцовский инстинкт». Следователю по особо важным делам Ивану Дворко арестованный в подробностях описывал, как тяжело было бороться с одолевавшим его влечением: оно накатывало каждый день ближе к обеду, особенно весной и летом. И действительно, с апреля по август 2011 и 2012 годов педофил, судя по материалам уголовного дела, проявлял наибольшую активность. 25 июля 2011 года он, например, совершил подряд три преступления в одном дворе. Его жертвами стали малышки четырёх с половиной, шести и семи лет, игравшие на улице. Каждую из них незнакомый дяденька просил помочь  отыскать рыжего котёнка и заводил в подъезд. А там, по его словам, «снимал сексуальное напряжение». 

Педофил признался, что противостоять преступному влечению был не способен: когда на него «накатывало это», то поднималось давление, становилось физически плохо. Судебно-психиатрическая экспертиза подтвердила, что обвиняемый проявляет признаки расстройства сексуального предпочтения в форме педофилии и нуждается в амбулаторном принудительном наблюдении. При этом у мужчины не обнаружено каких-либо болезненных расстройств, препятствующих нормальному поведению. Да и сам Олег Миц рассказывал на следствии, что в семейной жизни у него не было никаких проблем. Кстати, супруга арестованного отказалась давать в отношении него показания, воспользовавшись правом, предоставленным Конституцией. Во время следствия, длившегося 14 месяцев, она поддерживала мужа – приходила на свидания, приносила продуктовые передачи. А мать подследственного написала жалобу в 10 адресов: руководителям всех правоохранительных органов, правительства и Законодательного Собрания региона, уполномоченному по правам человека и главному редактору «Восточно-Сибирской правды». Пожилой женщине было трудно поверить в то, что её сын – тот самый маньяк в кепке, которого все разыскивают за преступления против маленьких детей. «Я считаю, что мой сын находится в опасности, он вынужден был оговорить себя», – написала 70-летняя женщина, требуя наказать следователя «за фабрикацию уголовного дела, применения к сыну физического насилия, которое превратило его в безропотного человека» («Этюд в чёрных тонах», «ИР» за 22 сентября 2012 г.). Проверяя эту жалобу, я выяснила, что обвиняемый содержится в одиночной камере СИЗО, куда не имеют доступа «отпетые уголовники, которые могли его сломать путём изнасилования», как переживала его мама. Олег Миц сам обратился с просьбой оградить его от контактов с уголовниками, и следователь удовлетворил это ходатайство. 

Запираться подследственному не было никакого смысла: кроме признательных показаний, в уголовном деле хватает неопровержимых доказательств его вины. Среди них и генетические экспертизы, которые по поту, слюне и сперме обвиняемого подтвердили практически стопроцентно его причастность к серии педофильных преступлений. Все  потерпевшие дети (младшей из них сейчас 5 лет, старшей уже исполнилось 14) без колебаний опознали дядю, который в подъезде раздевал их и «трогал руками». При  опознаниях присутствовали родители девочек, психологи, но, несмотря на это, было пролито немало детских слёз. Эксперты, давшие заключение по психологическому состоянию каждой жертвы, не рекомендовали в дальнейшем привлекать девочек для повторной дачи показаний в суде, чтобы не травмировать их ещё больше. 

Свидетелей по делу хватает и без этих малышек. В списке подлежащих вызову в суд значатся около пятидесяти свидетелей обвинения. В их числе и знакомый Мица, который сумел опознать его по фотороботу, висевшему на двери подъезда. Оказалось, что они в течение пяти лет плотно общались на авторынке – оба занимались перепродажей подержанных иномарок, купленных по дешёвке. Увидев ориентировку, коллега Мица сорвал её, чтобы, по его словам, на следующий день на рынке «вместе посмеяться». Однако когда он дома зашёл на всякий случай в социальную сеть и посмотрел выложенное там видео, где педофил застёгивает ширинку, спускаясь по лестнице вслед за маленькой девочкой, стало не до смеха. По фигуре, лицу, походке, другим признакам, например сломанной и неправильно сросшейся руке, мужчина сразу узнал человека, которого столько времени ищет весь город, и отправился в полицию. Позднее видеоролик был предъявлен для опознания и другим торговцам подержанными автомобилями. И ни у кого из них не вызвал сомнений тот факт, что камера, установленная в одном из подъездов бдительными жильцами, зафиксировала с жертвой сексуального домогательства именно Олега Мица. Причём все свидетели с авторынка, как один, не смогли сказать о коллеге ничего предосудительного. Положительную характеристику он получил и по месту жительства.   

Преступления по ч.ч. 3 и 4 ст. 132 Уголовного кодекса, в которых обвиняется «педофил в кепке», являются особо тяжкими. Даже с учётом заявленного следствием смягчающего вину обстоятельства – активного способствования раскрытию и расследованию преступлений – они влекут от 12 до 20 лет лишения свободы. Олег Миц в ходе предварительного следствия попросил у девочек и их родителей прощения. 

Читайте также

Подпишитесь на свежие новости

Мнение
Проекты и партнеры
  все
Свежий номер
Важное