издательская группа
Восточно-Сибирская правда

Прав ли оправдательный приговор?

Ленинский районный суд Иркутска вынес недавно оправдательный приговор Жанне Ш., обвиняемой в покушении на сбыт героина. Этот вердикт вызвал у следователей и оперативников наркоконтроля, мягко говоря, недоумение. «Прав ли оправдательный приговор?» – так озаглавлен пресс-релиз, распространённый службой по связям с общественностью Управления ФСКН России по Иркутской области.

200 рублей как провокация

Жанну Ш., ранее уже дважды судимую за преступления в сфере оборота несущего смерть зелья, на этот раз сыщики наркоконтроля задержали после проведения оперативно-розыскного мероприятия «проверочная закупка». Привлечённая на роль покупателя девушка, которой в целях безопасности оперативники присвоили псевдоним Ким, позвонила торговке и попросила продать ей чек героина. Согласие было получено – и сделка, как утверждает покупательница, состоялась в подъезде, где живёт Жанна Ш., на лестничной площадке между вторым и третьим этажами. В обмен на 200 рублей, выданных сотрудниками наркоконтроля, Ким приобрела дозу героина. Этот эксперимент был оформлен в соответствии с требованиями федерального закона «Об оперативно-розыскной деятельности», и суд признал доказательство допустимым. Не нашёл он нарушений и при проведении другого следственного действия – опознания подозреваемой. Свидетельница Ким в условиях, когда Жанна Ш. не могла её видеть, уверенно признала в ней торговку, продавшую чек героина в подъезде. И на предварительном следствии, и в суде Ким давала одинаковые показания. Понятые и сотрудники наркоконтроля подробно рассказали о том, как проводился и оформлялся следственный эксперимент. Дополнительные доказательства того факта, что Жанна Ш. действительно занималась сбытом героина, предоставили двое её знакомых: они подтвердили, что довольно час-то пользовались услугами подсудимой, когда им требовалась доза. 

Одним словом, доказательства в этом процессе были собраны точно такие, какие можно найти в любом уголовном деле о наркосбыте. С одной только разницей: на сей раз суд почему-то отнёсся к ним критически. Свидетельских показаний участницы единственного оперативного эксперимента ему показалось недостаточно, а факты, рассказанные другими покупателями наркоты, Фемида вообще отмела, посчитав, что они не относятся к предъявленному обвинению по статье 228.1 (незаконный сбыт наркотических веществ). При этом сама подсудимая и не думала отрицать, что иногда покупает героин для  знакомых по их просьбе, то есть, по сути, занимается наркосбытом. Ведь по определению председателя Верховного суда РФ доктора юридических наук Вячеслава Лебедева, которое можно найти в комментарии к Уголовному кодексу, «незаконный сбыт наркотических веществ – это любые способы их возмездной или безвозмездной передачи другим лицам». 

Ещё недавно для обвинительного приговора по статье 228.1 сотрудники наркоконтроля вынуждены были проводить целый ряд проверочных закупок – их число доходило до десяти. Однако эта практика была признана судебными органами порочной: повторные оперативные эксперименты, когда к торговцу засылается покупатель с мечеными купюрами, они стали расценивать как провокацию преступлений. Поэтому сыщики и не удосужились закрепить показания свидетельницы Ким оформлением дополнительных контрольных закупок. 

Серия приговоров

Отсутствие единой судебной практики – лишь один вопрос, который вызывают  вердикты наркопреступникам. Второй связан со странной лояльностью Фемиды, когда дело касается этой категории подсудимых. Я подняла на сайте Ленинского районного суда предыдущие приговоры в отношении Жанны Ш. В уголовно-исполнительной инспекции она на сегодняшний день отбывает параллельно сразу два наказания за приобретение и хранение без цели сбыта героина. В августе 2011 года 30-летнюю женщину осудили на год лишения свободы условно с испытательным сроком два года – тогда её задержали на улице полицейские с пятью чеками героина стоимостью в тысячу рублей. Безработная наркоманка заявила, что «небольшой» запас зелья купила для себя, вину в этом преступлении полностью признаёт и раскаивается. Отпущенная на все четыре стороны, она уже через полтора месяца снова выслушивала приговор – теперь наркозависимую женщину признали виновной в тяжком преступлении: при задержании у неё изъяли свёртки с партией героина в особо крупном размере. На сей раз у Жанны при досмотре обнаружили 722 разовых дозы по цене 200 рублей. Она опять пояснила, что наркотик на сумму, превышающую 140 тысяч рублей, приобрела не корысти ради, а чисто для собственного употребления.  Несмотря на полную абсурдность этого заявления, оно было принято судом, поскольку следствие не представило доказательств, что партия дорогущего наркотика предназначалась для продажи. 

Второй приговор явной сбытчице героина тоже был, по сути, освобождением от наказания: пять лет лишения свободы суд отсрочил до достижения годовалым ребёнком Жанны 14-летнего возраста. «В соответствии с требованиями ст. 82 УК РФ», – значилось в судебном решении. Хотя, по утверждению всё того же главного судьи России Вячеслава Лебедева, отсрочка беременным и женщинам, имеющим малолетних детей, является «необязательным, факультативным видом освобождения от наказания. Его применение – право, а не обязанность суда. Основанием предоставления отсрочки является убеждение суда в правомерном поведении осуждённой в период отсрочки и возможности исправиться без изоляции от общества». Непонятно, на чём было основано убеждение судьи в том, что наркобольная, оставаясь в привычной среде, сможет справиться с жестокой зависимостью, толкающей её на преступления. Специалисты-медики могут подтвердить, что это не под силу людям даже с самой сильной волей, иначе наркомания не считалась бы неизлечимым и смертельным недугом. Неудивительно, что чуда не случилось: вскоре последовало очередное задержание Жанны Ш. 

«Исцелилась в камере следственного изолятора» 

Домой к условнице я отправилась вместе с сотрудниками подразделения по делам несовершеннолетних отдела полиции №8 УМВД России по г. Иркутску. Старший инспектор Баирма Цыдыпова рассказала, что на территории отдела проживают 202 неблагополучных семьи, состоящих на учёте. 48 из них находятся под особым контролем – в это число в обязательном порядке входят семьи наркоманов. Судьбу детишек, находящихся в социально опасном положении, решают комиссионно. Как минимум один раз в месяц Жанну Ш. и её сына Никиту навещают представители органов соцзащиты, детской поликлиники, комиссии и инспекции по делам несовершеннолетних, а также центра помощи малолетним, оставшимся без попечения родителей. К этому следует добавить плотную опеку со стороны сотрудников уголовно-исполнительной инспекции, контролирующих то, как Жанна Ш. отбывает два условных наказания. Баирма Цыдыпова заверила, что ситуация в семье наркопреступницы не вызывает тревоги: Жанна перестала колоться, общение с наркоманами не поддерживает, заботится о малыше и помогает своей матери, работающей на дому диспетчером такси. 

Я предпочла убедиться в этом собственными глазами. В вечернее время, когда у наркоманов обычно начинается так называемый гон и они отправляются на поиски очередной дозы, Жанна оказалась дома. Красивая и уверенная в себе женщина была трезвой и выглядела вполне здоровой. Она рассказала, что слезть с иглы ей помогли вовсе не таблетки, которыми её пичкали в областном наркодиспансере, куда пришлось лечь по настоянию сотрудника уголовно-исполнительной инспекции. После курса лечения наркозависимая, состоящая на учёте больше четырёх лет в связи с употреблением опиатов, тут же вернулась к игле. И в реабилитацию, на которой настаивали органы исполнения наказания, Жанна тоже не верит. «Я исцелилась в камере следственного изолятора, – сказала она откровенно. – Когда меня задержали в третий раз, суд выдал санкцию на арест. Тюрьма и стала моим реабилитационным центром. Восьми месяцев под стражей вполне хватило, чтобы справиться не только с физической зависимостью, но и с психологической, прийти в себя и переосмыслить свою жизнь. А медики от этой болезни излечить не в состоянии – она ведь вот здесь сидит, в голове. Приходится самому делать трудный выбор». 

Когда Жанна заявила, что избавиться от зависимости ей помогла тюрьма, её мать расплакалась. «Не говорите при мне об этой болезни, – попросила бабушка Никиты. – Вы не представляете, что я пережила». Пока длились предварительное следствие и судебный процесс, пожилая женщина оставалась с годовалым малышом одна. Комиссия из специалистов по делам несовершеннолетних, посетив семью, убедилась, что бабушка в состоянии обеспечить ребёнку уход и заботу, и направила её оформлять временную опеку над внуком. Она была снята, когда оправданная судом Жанна вернулась домой,  к своим родительским обязанностям. Теперь уже с трезвой головой. «Трудно даже узнать в этой здоровой и уверенной в себе маме ту потерянную женщину, которую мы видели до её ареста, навещая семью», – говорит Баирма Цыдыпова. По словам Жанны, вырваться из сообщества наркозависимых, которое, как известно, просто так своих жертв не отпускает, тем более при наличии огромных долгов перед оптовиками, помогло опять же время. За те месяцы, пока Жанна приходила в себя за решёткой, кого-то из её бывшего окружения посадили, другим пришлось скрываться от наркополиции, а некоторых похоронили. Время заточения дало женщине, желающей вернуться в общество нормальных людей, драгоценную возможность сменить порочный круг общения. 

Пока мы беседовали, Никита, милый и симпатичный мальчуган, крутился возле мамы и бабушки. Родила его Жанна без мужа, во время беременности она ещё сидела на игле. Сейчас ребёнку около двух с половиной лет, он пока не говорит, но всё понимает. Есть надежда, что в развитии Никита при том уходе и воспитании, что он сейчас получает, не будет  отставать от сверстников. С отцом мальчика, наркоманом, мать и ребёнок отношений не поддерживают. 

Не знаю, воспользуется ли Жанна своим правом на реабилитацию: вынося оправдательный приговор, суд напомнил ей о статье 133 УПК РФ, в соответствии с которой государство берёт на себя возмещение вреда, причинённого в результате незаконного уголовного преследования. Деньги в семье, где работает одна только бабушка, лишними, конечно, не будут. Хотя, если по совес-ти, без санкции суда на арест и ограничения права на свободу злостная наркоманка вряд ли смогла бы изменить свою жизнь к лучшему. 

Думаю, теперь уже и неважно, насколько справедливым было уголовное преследование Жанны Ш. Главное – эта криминальная история завершилась благополучно для матери и её ребёнка.

Читайте также

Подпишитесь на свежие новости

Мнение
Проекты и партнеры
  все
Свежий номер
Важное