издательская группа
Восточно-Сибирская правда

«Случайное стечение обстоятельств»

После чистки рядов МВД в полиции остались сотрудники, страдающие «вспыльчивостью, раздражительностью и недостатком самоконтроля»

На прошлой неделе в Куйбышевском районном суде Иркутска начались слушания по делу об убийстве Светланы Швецовой, которая ушла из дома и пропала 26 августа прошлого года. Лишь спустя два с половиной месяца её тело было извлечено водолазами из водоёма в районе Тёплых озёр ГЭС. По подозрению в убийстве девушки 3 ноября были задержаны двое сотрудников полиции – старший инспектор по розыску автотранспортных средств отдельного батальона ГИБДД Денис Горлов и инспектор патрульно-постовой службы УМВД России по г. Иркутску Николай Замолоцкий. Суд выдал санкцию на их арест, и 12 ноября двум капитанам полиции было предъявлено обвинение в преступлении, предусмотренном п. «ж» ч. 2 ст. 105 (умышленное убийство, совершённое группой лиц по предварительному сговору).

На скамье подсудимых через восемь месяцев после исчезновения девушки оказались оба подозреваемых, но лишь одного из них – Николая Замолоцкого – следствие считает виновным в смерти девушки. Денису Горлову 26 февраля нынешнего года мера пресечения изменена на подписку о невыезде. На сегодняшний день следствие вменяет ему лишь сокрытие преступления 

(ст. 316 УК РФ), соответственно и Замолоцкий предстал перед судом по обвинению в убийстве без отягчающего признака (ч. 1 ст. 105 УК РФ). Кроме того, его будут судить за оказание сопротивления при задержании представителю власти (ч. 1 ст. 318 УК РФ). Во всех нюансах преступления разбирался старший следователь СО по г. Иркутску регионального управления Следственного комитета России лейтенант юстиции Евгений Тертычный.  

В рамках предварительного расследования было проведено большое количество экспертиз, среди них судебно-медицинские, психолого-психиатрические, генетическая, химические исследования органов, проверка на детекторе лжи и другие. Прежде всего обращают на себя внимание судебно-психиатрические экспертизы подследственных – они дают очень яркое представление о том, каких людей можно встретить в рядах уже обновлённой полиции. К примеру, у Николая Замолоцкого (уволен из органов приказом начальника ГУ МВД России по Иркутской области по выслуге лет, можно сказать, с почётом) эксперты обнаружили такие психологические особенности, как циклоидные колебания настроения, вспыльчивость, раздражительность, недостаточный самоконтроль, мнительность. Оказалось, что подэкспертный испытывает сложности в ситуациях, не поддающихся планированию, с непредсказуемым исходом, быстрой сменой действующих факторов – для него они являются стрессовыми. И всё это говорится о сотруднике патрульно-постовой службы, который ежедневно имеет дело с нарушителями порядка и попадает в «ситуации с непредсказуемым исходом». Но самое странное, что выявляются эти качества личности, категорически несовместимые с работой в наружной службе полиции, более всего контактирующей с населением, вскоре после переаттестации сотрудников. Аккурат после чистки рядов, связанной с реформой МВД. И непонятно, что же мешало выявить и убрать из органов человека с дубинкой в руке, который страдает «вспыльчивостью, раздражительностью, мнительностью и недостатком самоконтроля»?

Следствие считает, что Николай Замолоцкий осознавал опасность своих действий и предвидел наступление смерти девушки, когда бил её по голове. Сотруднику полиции, имеющему физическую подготовку, достаточную для задержания уличных хулиганов, хватило двух ударов, чтобы нанести 28-летней сотруднице банка травмы, несовместимые с жизнью, – переломы подъязычной кости и хрящей гортани. Денис Горлов на следствии рассказывал, что выглядел его друг, избивавший гостью, сильно взбешённым, был агрессивен, выражался нецензурной бранью, так что он долго не мог его успокоить и кое-как уложил спать. Всё это происходило дома у Дениса, где молодые люди оказались втроём после того, как покинули ночной бар «Бродвей».

У самого Дениса Горлова, с которым Светлана Швецова незадолго до трагедии познакомилась по Интернету и начала встречаться, психиатры выявили в том числе волю к реализации сильных желаний, которые не всегда подчиняются контролю рассудка. Эксперты считают, что его поступки направлены прежде всего на достижение успеха. С места работы бывший полицейский получил очень хорошую характеристику, несмотря на то что был уволен за дискредитацию органов сразу, как только возникло подозрение, что он может быть причастен к исчезновению своей подруги.

Оба друга, в одночасье ставшие безработными, в ходе следствия не теряли головы, каждый пытался спасти собственную шкуру. Много раз они меняли показания, сваливая вину друг на друга. Горлов при этом действовал более хладнокровно. Зная о том, при каких обстоятельствах погибла Светлана, он уверенно, как невиновный, держался с её матерью, даже стыдил в том, что она его заподозрила. Он же пытался сбить следствие с верного пути, попросив знакомого, который раньше работал в экспертно-криминалистическом центре, выкрасть сданные на исследование вещдоки – заднее сиденье и обшивку багажника своего автомобиля. Объяснил тем, что хотя и не причастен к исчезновению девушки, но просто «лучше перестраховаться». А когда знакомый предложил честно рассказать следователю, как всё было, Денис, подумав, заявил, что никогда не сдаст лучшего друга. 

Однако он его всё же сдал. Когда тело девушки было извлечено из воды, стало ясно, что придуманная версия о том, будто она скончалась от передозировки наркотиками, развалится, и Горлов написал явку с повинной. Свою вину в сокрытии следов преступления он признал в полном объёме, рассчитав, что за преступление небольшой тяжести ему светит самое большее лишение свободы на срок до двух лет, а скорее всего суд ограничится назначением принудительных работ либо непродолжительным (до 6 месяцев) арестом. Он даже проявил рвение, помогая следствию в сборе доказательств вины «лучшего друга» – обратил внимание, что после борьбы с девушкой, оказавшей сопротивление, на локте и предплечье Замолоцкого появились царапины. Экспертиза показала, что эти телесные повреждения действительно могли быть нанесены ногтями именно в тот промежуток времени. Николай Замолоцкий сменил показания только после того, как Горлов сделал его главным обвиняемым. В ответ и он заявил, что видел, как Денис бил по щекам свою девушку в душевой кабине, когда той стало плохо от наркотиков. Пытался якобы вернуть её в чувство, но переусердствовал и сломал шею. При этом каждый из друзей показывал на манекене, как другой убивал Светлану в его присутствии. 

Скорее всего, скрывать следы преступления Денис Горлов взялся не столько из-за ложно понятого чувства товарищества, сколько из-за нежелания подвергать свою служебную репутацию и карьеру риску. Именно более выдержанный в эмоциях Горлов предпринял основные шаги для того, чтобы скрыть следы убийства. Заболоцкий стащил труп Светланы с надувного матраца в воду. Но обряжал тело девушки в последний путь её расчётливый кавалер: это он надел ей на голову полиэтиленовый мешок, приготовил обрезок трубы, проволоку и кувалду, чтобы надёжнее утопить. Он же по своей банковской карте купил в Смоленщине надувной матрац и бутылки с зажигательной смесью для уничтожения личных вещей Светланы. Полицейские не спеша, обдуманно делали всё, чтобы надёжно скрыть следы особо тяжкого преступления. Горлов, как показала судебно-психиатрическая экспертиза, способен проявлять лидерство среди личностей более слабых. Вот тут он его и проявил. 

Первоначально оба друга твердили на следствии, что Светлана умерла от передозировки наркотиками, а они лишь избавились от трупа. Причём осторожный Горлов заявил, что сам не видел, как девушка нюхала кокаин, лишь обратил внимание на её странное поведение, а уж Замолоцкий открыл ему глаза. Зато его друг наворотил чудовищных подробностей в отношении девушки, выросшей в семье работников правоохранительных органов: якобы на его глазах Светлана и вдыхала порошок через трубочку, которую сама же смастерила, и втирала его в десну. Когда судебно-химическая экспертиза обнаружила в органах погибшей следы алкалоидов опия, ряд иркутских интернет-порталов распространили информацию о наличии наркотиков в её крови и вытекающей отсюда непричастности полицейских к умышленному убийству. Но допрошенный на предварительном следствии эксперт пояснил, что мизерное количество алкалоидов опия, действительно обнаруженное в печени девушки, вероятнее всего, образовалось при приёме болеутоляющего препарата, содержащего кодеин. Это было что-то типа таблетки пенталгина или седалгина. Никаких следов кокаина или других одурманивающих веществ экспертиза не выявила. Не была сотрудница банка ВТБ-24 в момент смерти и пьяной. Специалист заявил, что количество алкоголя в её крови было столь ничтожным, что могло появиться при разложении останков. 

Тело Светланы Швецовой слишком долго пролежало на дне озера. Экспертам оказалось непросто установить причину гибели женщины, зарегистрированной в морге под номером 3337, однозначно высказаться о причинной связи между обнаруженной травмой шеи и наступлением смерти. Но они не исключают, что эта травма появилась при обстоятельствах, описанных Горловым в явке с повинной. Просидев месяц в СИЗО, бывший полицейский решил признаться, что скрыл от следствия важные обстоятельства. Оказывается, в роковую ночь у себя дома он, проснувшись от крика, увидел, как Замолоцкий, правая рука которого находилась на груди Светланы, лежавшей на диване, размахнувшись, нанёс левой хлёсткий удар по её шее справа. В то же время эксперты исключили возможность появления смертельной травмы при обстоятельствах, на которые впоследствии указывал Замолоцкий: при транспортировке тела или когда заматывали голову скотчем («Скотч был некачественный, рвался, ничего не склеивал», – жаловался Замолоцкий). По данным, полученным с использованием детектора лжи, тоже выходит, что убивал девушку сотрудник патрульно-постовой службы, а офицер из подразделения ГИБДД замешан лишь в сокрытии следов преступления. 

Свидетелей по этому уголовному делу немного. В их числе таксист, отвозивший Свету в «Бродвей»; знакомый Горлова, которого тот просил уничтожить в ЭКЦ сданные на экспертизу вещдоки; гражданская жена Замолоцкого, чей день рождения так неудачно отметила в ту ночь компания. Она знала от сожителя о смерти Светланы и сокрытии её тела, но ей была высказана версия о передозировке наркотиками. 

В уголовном деле фигурирует масса вещественных доказательств: обгоревшие вещи из сумочки Светланы, обнаруженные при осмотре костровища под мостом Академический; видео с камеры наружного наблюдения, запечатлевшее, как компания в хорошем настроении выходила из «Бродвея»; бухгалтерские документы, подтверждающие покупку ночью после преступления в магазине «Подорожник» Смоленщины надувного матраца и бутылок жидкости для розжига; найденные при теле отрезки скотча, проволоки, автомобильный диск, кувалда и прочее. 

Потерпевшими по уголовному делу признаны не только мать и отец Светланы Швецовой, но и Александр Шевченко – снайпер СОБРА, который получил при задержании Замолоцкого телесные повреждения. Подозреваемого в убийстве спецназовцы брали втроём на пристани «Ракета» в Солнечном. При этом он ожесточённо сопротивлялся, махал руками и даже укусил сотрудника за палец, когда тот попытался надеть на него «браслеты». Результатом стало обвинение в преступлении по ч. 1 ст. 318 УК (применение насилия, не опасного для здоровья, в отношении представителя власти в связи с исполнением им своих обязанностей), и несколько синяков – как у обвиняемого, так и у того, кто его задерживал. 

Оба подсудимые имеют, по мнению следствия, смягчающие вину обстоятельства. Горлову планируется зачесть, что он впервые совершил преступление небольшой тяжести «вследствие случайного стечения обстоятельств»; Замолоцкому – наличие на иждивении несовершеннолетнего ребёнка. Отягчающее вину обстоятельство у подсудимых общее – они пошли на умышленное преступление, находясь на службе в органах правопорядка. 

Гражданские иски в ходе предварительного расследования заявлены не были. 

Читайте также

Подпишитесь на свежие новости

Мнение
Проекты и партнеры
  все
Свежий номер
Важное