издательская группа
Восточно-Сибирская правда

Обыкновенные герои

Сотрудники иркутской полиции получили государственные награды

  • Автор: Аркадий КАЗАК

Привычный регламент недавнего заседания коллегии областного управления МВД нарушил начальник генерал-майор полиции Андрей Калищук: «Хочу выполнить приятную и почётную миссию – вручить государственные и ведомственные награды сотрудникам полиции, которые в различных экстремальных ситуациях, рискуя жизнью, достойно выполнили свой служебный долг». Слова генерала относились к группе офицеров, занявших первый ряд в актовом зале.

Адресные зачистки

Указом Президента России медалями «За отвагу» награждены бойцы Иркутского ОМОНа: капитан полиции Игорь Татаров, старший лейтенант полиции Сергей Баталин, старший прапорщик полиции Сергей Наумов, которые, рискуя жизнью, в условиях боестолкновения на территории Северного Кавказа спасли человека и уничтожили несколько членов вооружённого бандформирования.

Лето и осень 2011-го для бойцов Иркутского отряда особого назначения, дислоцировавшегося в Кабардино-Балкарии, выдались особенно беспокойными. Несмотря на то, что масштабные войсковые операции давно отошли в прошлое, по горным районам Чечни и соседних с ней республик по-прежнему рыскали небольшие мобильные группы бандитов, готовые на любую диверсию и теракт. Выкорчёвывать эти очаги так называемого «северо-кавказского бандподполья» было основной задачей местного УФСБ и центра противодействия экстремизму. В качестве силовой составляющей в инициированных ими операциях выступал личный состав Иркутского ОМОНа. На территории Кабардино-Балкарии одна за другой возникали стычки омоновцев с недобитыми боевиками. В большинстве из них по-участвовали командир оперативного взвода капитан Игорь Татаров, его зам старший лейтенант Сергей Баталин и боец отряда старший прапорщик Сергей Наумов. 

5 августа в боестолкновении у села Дыгулугбей Баксанского района они уничтожили находившегося в федеральном розыске 40-летнего активного участника вооружённого формирования, входившего в ряды действующего бандподполья. При осмотре места происшествия изъяли снаряжённый револьвер и два самодельных взрывных устройства. Один фугас состоял из газового баллона и тротиловых шашек общей массой около полутора килограммов. Вторая «адская машинка» была изготовлена на основе так называемой «хаттабки» – выстрела к станковому гранатомёту, оснащённого взрывателем.

Такие самодельные смертоносные «хаттабчики» в толстом стальном корпусе, наполненные инертным составом, боевики нередко использовали при установке «растяжек». Каждый омоновец знает, что по мощности это устройство почти не уступает известной лимонке Ф-1 и встреча с ним на горной тропе ничего хорошего не предвещает. 

15 августа бойцы из взвода Татарова несколько часов провели в засаде, располагая оперативной информацией о появлении в Баксане активного участника бандформирования. 27-летний Темерлан Д. находился в федеральном розыске за убийства, незаконное хранение оружия, посягательство на жизнь сотрудника правоохранительных органов и применение насилия в отношении представителя власти. Вооружённый до зубов преступник оказал яростное сопротивление и был уничтожен в перестрелке. Рядом с его телом валялись автоматический пистолет Стечкина, довоенный ТТ, несколько набитых патронами магазинов к ним и граната Ф-1.

Через несколько месяцев в наградных документах на Татарова, Баталина и Наумова появится запись, которая посвящённому скажет очень многое: «Участвовали в проведении 23 специальных операций по предотвращению диверсионно-террористических актов, по выявлению и задержанию лиц, причастных к незаконным вооружённым формированиям, ликвидации их опорных пунктов и баз, мест хранения оружия, боеприпасов и взрывчатых веществ».

…Предутреннее небо над Баксаном медленно серело. Было прохладно. Омоновцы, отправляясь на очередную адресную зачистку, зябко поёживались под своими бронежилетами. Старший лейтенант Баталин взглянул на часы, показавшие 06-15. Улица Пушкина, вилявшая по окраине города, уже заканчивалась, когда утреннюю тишину распороли автоматные очереди. Пули весело защёлкали о каменный невысокий забор, вдоль которого двигался взвод Татарова. Капитан, за время своих пяти командировок на Северный Кавказ изучивший закон ведения скоротечных боевых стычек как «Отче наш», вскинул автомат и дал несколько коротких ответных очередей по окнам дома, откуда вёлся огонь. Боковым зрением он видел, что бойцы заняли позиции и тоже припали к своим «калашам».

– Блокировать усадьбу! Перекрыть отходы через задний двор к саду! – скомандовал он, не выпуская из прицела проём окна.

Пышный сад, за которым начиналась гористая местность, действительно, был идеальным путём для отступления тех, кто засел за стенами дома. Змейки омоновцев, державшихся в тени деревьев, обтекли усадьбу, отсекая им эту спасительную дорогу. Внутри здания ахнул взрыв гранаты, которую метко забросил в окно Сергей Баталин. Пользуясь произведённым эффектом, замкомвзвода завершил отвлекающий маневр, дав возможность группе блокирования занять удобную позицию. Эти несколько мгновений он оставался как на ладони, чем вызвал на себя шквальный огонь противника. Когда он чуть утих, Сергей неожиданно увидел пожилого кабардинца. Тот размахивал руками и что-то кричал. «Там, в доме, мой сын! Его ранили… эти люди. Помогите!» – разобрал слова старика Баталин и тут же передал информацию командиру. Тот, уточнив местонахождение раненого, принял решение о его эвакуации.

Наумов, Баталин и ещё двое бойцов под прикрытием плотного огня взвода нырнули внутрь пристроя и вскоре выбрались наружу. На руках они тащили окровавленного молодого парня. За домом разорвались ещё две гранаты – это уцелевшие бандиты пытались прорваться к саду. Их уничтожили прицельным снайперским огнём.

Баталин опять посмотрел на часы: 06-38. Значит, бой продолжался чуть больше двадцати минут. Потерь в оперативной группе нет. Задание выполнено. Позже выяснится, что в этом боестолкновении они уничтожили четверых членов бандгруппы, каждый из которых находился в федеральном розыске за 5-6 особо тяжких преступлений. Трофеями омоновцев стали два автомата АКС-74, четыре гранаты, автоматический пистолет Стечкина и «Макаров», принадлежавший когда-то убитому при нападении на Баксанскую ГЭС сотруднику вневедомственной охраны.

Всё решают секунды

Приказом министра МЧС России медалями «За отвагу на пожаре» награждены инспекторы ДПС межмуниципального отдела МВД России «Черемховский» лейтенант полиции Владимир Борисов и старший лейтенант полиции Денис Коркин, которые с риском для жизни спасли детей во время пожара. 

Очередное дежурство для экипажа ГИБДД МО МВД России «Черемховский» в составе старшего лейтенанта Дениса Коркина и лейтенанта Владимира Борисова выпало аккурат накануне Дня сотрудника МВД. Свет фар патрульной машины выхватывал уже заснеженные обочины дороги, спящие дома пригорода. Было около трёх часов ночи, когда они выехали на улицу Маяковского, и, прежде чем свернули на Коммунальную, Денис заметил в стороне нежно-розовые отблески за крышами зданий. «Похоже, это пожар. Давай-ка туда по-скорому», – последние слова он адресовал Владимиру, сидевшему за рулём. Через пару кварталов инспекторы увидели полыхающую крышу одноэтажного барака.

Борисов по рации вызвал дежурную часть и, указав адрес горящего дома, доложил: «Направляемся к месту пожара, обстановку доложу через пять минут». Вход в подъезд здания был уже охвачен пламенем, из-под листов шифера на крыше вырывались языки огня и клубы дыма. Во дворе никого не было.

– Люди спят! Надо скорее будить, пока не сгорели заживо! – крикнул, выскакивая из машины, Денис напарнику и бросился к дому. Полицейские стали колотить в окна, пытаясь разбудить тех, кто оказался в огненной ловушке. Это им удалось не сразу. Когда наконец в одном из окон зажёгся свет и показалась заспанная женщина, Борисов, упёршись ногой в стену, вырвал оконную раму, забрался в окно и вместе с напарником помог 60-летней пенсионерке покинуть дом. «Кто ещё находится в доме, сколько человек?» – стараясь перекричать треск горящих досок, спросил он у испуганной женщины, видя, что та ничего не может сообразить спросонья. В конце концов хозяйка кое-как объяснила, что, кроме троих маленьких внуков, в дальней комнате спит её зять. А в соседней квартире никто не живёт. И тут женщина с ужасом вспомнила, что в сенях и на кухне находятся два баллона с пропаном, которые недавно привезла служба газа.

Видя, как из окна кухни вырываются языки пламени, Коркин и Борисов переглянулись и поняли друг друга без слов: на всё про всё у них оставались считанные минуты, а может, и секунды. Офицеры опять нырнули через окно в задымлённую квартиру и вскоре вынесли оттуда укутанных в одеяло 8-летнюю девочку и двух братьев-погодков 9 и 10 лет. Усадив встревоженных ребятишек в тёплый салон служебной машины, инспекторы собрались искать в задымлённом помещении зятя хозяйки, но тот уже, кашляя, самостоятельно выбирался из окна. 

В следующую минуту полицейские отогнали подальше от дома, полностью охваченного пламенем, свою машину, обшивка которой стала горячей. И сделали это как нельзя вовремя: за их спиной один за другим рванули газовые баллоны. Когда дети с бабушкой находились в карете «скорой помощи», к работе приступил прибывший по тревоге пожарный расчёт. Однако здание спасателям отстоять не удалось. Основательно разрушенное взрывом, оно выгорело полностью.

– Спасти мои документы, к сожалению, не получилось, ну да бог с ними, – скажет позже хозяйка сгоревшей квартиры Альбина Георгиевна Тарбеева. – Главное, что уцелели мы и наши дети. Спасибо сотрудникам полиции, которые в эту ночь стали нашими ангелами-хранителями, нашими спасителями. Ребята пришли на помощь вовремя и сделали всё, чтобы не произошло страшной трагедии. Низкий им поклон.

Брось оружие! Полиция!

Указом Президента России медалью «За отвагу» награждён начальник боевого отделения Иркутского специального отряда быстрого реагирования подполковник Владимир Шехин. Медалями «За отличие в охране общественного порядка» – старший оперуполномоченный 

СОБРа капитан Евгений Ходеев и боец-водитель прапорщик Дмитрий Андрюсишин, обезвредившие вооружённого преступника и освободившие малолетнего заложника.

«Уазик» СОБРа елозил по скользкому серпантину Култукского тракта, выжимая из своего движка все лошадиные силы. Информация, поступившая из Слюдянки, как это часто случается в практике бойцов спецотряда быстрого реагирования накануне очередного задания, была достаточно куцей. Из неё командир боевого отделения подполковник Владимир Шехин понял, что в доме на улице Амбулаторной пьяный или находящийся по действием наркотика местный житель – владелец охотничьего ружья и нарезного карабина – взял в заложники собственного 4-летнего сына и открыл беспорядочный огонь сначала через запертую входную дверь, а затем из окон и с балкона по машине сотрудников полиции, прибывших на место происшествия. Какие требования он выдвигает и насколько серьёзна угроза заложнику, было не совсем ясно. Ещё одним недобрым признаком было то, что стрелявший не вступает в переговоры, ведёт себя неадекватно. Присутствие ребёнка исключает применение спецсредств.

– Что ж, придётся действовать в зависимости от обстоятельств, – прикинул Шехин и тут же поймал себя на мысли, как хорошо знакома ему эта расплывчатая формулировка, подразумевающая самые не-ожиданные повороты в проведении операции, где дублей и повторов не дано. Впрочем, для него, как и для всех бойцов СОБРа, которые планы работы на день не составляют, подобная установка частенько была единственно возможной в боевых условиях. На ум пришла реплика героя популярного кинофильма: «Защищать и принимать решения – это нормальное состояние мужчины. А если рядом такие надёжные парни, то всё будет «пучком». Владимир взглянул на «упакованных» в камуфляжи бойцов. В них он был уверен так же, как в самом себе. Вместе прошли горячие «курорты» Северного Кавказа, вместе выбирались из таких «мясорубок», где шансов уцелеть было немного. Он знал, что их прикрытые веки – это только видимость сна, что по команде находящийся внутри «биопредохранитель» мгновенно приведёт их в состояние полной боеготовности. 

…В Слюдянку прибыли уже за полночь. Заметив возле нужного дома скопление людей, Шехин с досадой поморщился – это могло создать дополнительные проблемы в работе. Под окнами дома дежурил бронеавтомобиль «Тигр» со штурмовой лестницей и второй группой захвата. Провели короткую рекогносцировку, уточнили детали обстановки, расположение комнат, «слепых» зон и пришли к выводу, что штурмовать придётся через входную дверь, которую засевший в квартире человек, скорее всего, держит под обстрелом, через окно ванной комнаты и, как наиболее эффективный вариант, через балконную дверь. Тянули время, рассчитывая, что ночь притупит самоконтроль стрелка и вызовет сонливость.

Командир отряда Сергей Кондобаев собрал «собров» на «летучку», если так можно назвать обмен несколькими жестами, напоминавший непосвящённому общение глухонемых людей. Штурмовые группы заняли свои позиции. «Трио» Шехина поднялось на четвёртый этаж в соседнюю с осаждённой квартиру. Сняв оружие с предохранителей, бесшумно перебрались на нужный балкон. Впереди – большой пятнистой кошкой – подполковник, за ним капитан Ходеев с кувалдой в руке и прапорщик Андрюсишин с фонариком. Квартира последние несколько часов оставалась погружённой в темноту, к тому же все окна были наглухо задраены защитными жалюзи. Определить, где находится преступник, почти невозможно. Приходилось полагаться только на спецов, отслеживавших его местоположение по звуку. Поскольку рядом проходила железная дорога, ждали очередной состав, чтобы под его «аккомпанемент» начать операцию.

Такие мгновения перед штурмом профессионалы иногда называют моментом истины. Предельная концентрация воли. Предельное обострение всех шести чувств. Мышцы – сжатые до максимума пружины. Рука и неизменный пистолет системы Ярыгина – одно целое. Наконец загрохотали вагонные колёса.

Через секунду все трое были внутри квартиры. Луч фонарика выхватил из темноты лицо безмятежно спавшего ребёнка, которого не потревожил даже шум от удара кувалды Ходеева, выбившего запор балконной двери. Переместились в глубь квартиры – дверь в соседнюю комнату заперта. От удара ноги она распахнулась, и подполковник в свете фонарика увидел сидящего на диване человека.

За долю секунды взгляд офицера зафиксировал пристёгнутую обойму, палец на спусковом крючке и направленный в сторону дверного проёма чёрный ствол. «Брось оружие! Полиция!» – громко прозвучала в напряжённой тишине команда собровца, который тут же отметил, что зрачок ствола вот-вот поравняется с ним. Уходя из сектора обстрела, Владимир нажал на спуск своего пистолета, зная, что пуля ляжет в метре от сидящего на диване. Но предупредительный выстрел на того не подействовал – ствол «Сайги» перемещался вслед за Шехиным, у которого для маневра почти не оставалось места. В очередной раз уклоняясь от смертоносного зрачка, он выстрелил на поражение. Раненый завалился набок, всё ещё пытаясь справиться с карабином, но рядом с ним уже были капитан и прапорщик.

Всё было кончено. Владимир по опыту знал, что сейчас, когда спадёт психологическое напряжение, навалится физическая усталость. Он заглянул в комнату – мальчонка по-прежнему крепко спал. 

 ГУ МВД РоСсии по Иркутской области

Читайте также

Подпишитесь на свежие новости

Мнение
Проекты и партнеры
  все
Свежий номер
Важное
Adblock
detector