издательская группа
Восточно-Сибирская правда

Сосновая посевная

  • Автор: Елена КОРКИНА

Конец апреля – начало мая – горячая пора для лесовосстановителей. В этом году планируется восстановить 100 тыс. гектаров леса. Начальник отдела воспроизводства лесов Агентства лесного хозяйства Иркутской области Валентина Щепетнёва рассказала, почему случается неурожай шишек, на что ворчат лесники и зачем нужен Национальный день посадки леса.

Подготовка семян и посевы

– Валентина Яковлевна, сейчас заканчивается  сезон сбора урожая. Сколько семян заготовили  для посадки в этом году?

– В первом квартале 2013-го – 1448 тонн, в  2012 году – 6,8 тонны.  Большую часть (4,9 тонны) собрали арендаторы на лесосеках. Все семена будут высажены в Иркутской области, часть из них сначала попадёт в страховой фонд области – своего рода резерв на случай не-урожайного года. 

– От чего зависит урожай сосновых шишек?

– В первую очередь от погодных условий. Обычно в неурожайные годы шишки во время созревания замерзают.

– А часто случаются неурожаи?

– У нас область большая: бывает, в одном районе  хороший урожай, в другом  – плохой. Очень страдают Казачинско-Ленский и Усть-Кутский районы: они ближе к мерзлоте. А вот на юге области слабенький урожай бывает раз в четыре года.  Для нас это нестрашно: резерв обновляется, и у нас всегда есть годовой запас семян.  

– Мы говорим о сосне, необходимости высаживать другие деревья по-прежнему нет?

– У нас есть небольшие посадки ели, раньше высаживали кедр. Но сейчас эксплуатируются сосновые леса, поэтому мы восстанавливаем именно их. Хотя, например, в Качугском районе вырубается лиственница, так что в прошлом  году мы начали выращивать и готовить семена для неё. Планируем переквалифицировать и местный лесхоз. 

– Какие ошибки  чаще всего допускают при высадке? 

–  Успешная высадка лесных культур зависит, в первую очередь, от правильного выбора участка, от предшествующей обработки почвы, происхождения семян и посадочного материала. Ну и важна технология и качество работы. Бывает так, что посадочный материал хороший, но, например, плохо заделали корни. Или уход за растениями в течение следующих лет не очень хороший. В любом случае, успех всегда зависит от тех специалистов, которые занимаются работой на местах.

Питомники как коммерческие структуры

– В прошлом году были внесены изменения в Лесной кодекс, питомники перешли на самоокупаемость. Как это повлияло на работу?

– Согласно Лесному кодексу, мы выводим питомники из своего ведения. Теоретически есть два пути: сдавать их в аренду либо отдавать в бессрочное пользование. Практически сдавать в аренду мы их не можем, поскольку на сегодняшний день не установлены таксы, на основе которых должна рассчитываться оплата. Поэтому питомники передаются в постоянное бессрочное пользование автономным учреждениям (в том числе лесхозам, Региональному центру лесовосстановления, Южному лесопожарному объединению).

– За счёт чего питомники зарабатывают деньги?

– В этом есть определённая сложность. Раньше мы размещали заказы на выращивание, часть саженцев готовили на продажу. Теперь в течение  двух лет они будут растить саженцы и только потом получат прибыль. Это риски: погодные условия, болезни, да и где гарантия, что посадочный материал успеет вырасти: бывает переуступка прав, арендатор уходит, а саженцы остаются. В общем, будет тяжеловато. Но ничего. Мы уже передали усольский и три братских питомника, ещё четыре на подходе. Разрабатываются проекты освоения, будут выращивать.

– Какая-то помощь  в переходный период предусмотрена?

– Пока питомники всё равно под нашим руководством. Мы помогаем с семенами, сейчас планируем централизованную закупку удобрений. 

– Сколько всего в Иркутской области питомников?

– У нас 21 питомник на площади 260,8 гектара.  

– Среди них есть более успешные и менее успешные?

– Конечно. Неплохо начал развиваться Зиминский питомник, который работает в том числе на Залари. В Братском лесхозе, в принципе, тоже неплохие питомники. Ну и главное, сейчас у нас поднимается Мегетский питомник, финансирование которого идёт в рамках долгосрочной целевой   программы «Охрана, защита и воспроизводство лесов Иркутской области на 2012 – 2016 годы». В прошлом году там поставили третью теплицу, в этом году  готовятся сделать четвёртую, в 2015-м по плану ещё одна. Две теплицы уже начали засевать, надеемся сделать и третью. И планируем провести две ротации, то есть собрать два урожая за сезон, а каждый урожай – это 220 тысяч саженцев. Очень хорошо мегетские сосны растут в открытом грунте. Так что в следующем году у них уже будет достаточно материала на продажу, обеспечат весь юг – Слюдянку, Усть-Орду,  Шелехов и районы, вплоть до Черемхова.

– Но ведь в Шелехове, Черемохове и Слюдянке есть свои питомники?

– Надобности в их работе на данный момент нет, со всеми этими территориями справляется Мегет, поэтому мы приняли решение законсервировать питомники. Речи о  закрытии не идёт, просто работа пока приостановлена, перепахиваются земли.

Планы и результаты

–  В 2012 году  лесовосстановительные мероприятия были проведены на 80 тысячах гектаров. Каков план высадки на этот год и от чего он зависит? 

– Планы высадки зависят от вырубки. За последние два года объёмы вырубки возросли, поэтому мы планируем в этом году восстановить около 100 тысяч гектаров, в том числе 9 тысяч  лесными и  1,6 тысячи – комбинированными культурами.  

–  Сколько саженцев в итоге приживается?

– Согласно плановым показателям, должно сохраняться не меньше 85%. На практике все саженцы с закрытой корневой системой, которые мы выращиваем  в теплицах, приживаются. С открытой корневой системой немножко сложнее: нужно выдержать сроки, прикрыть корни при посадке, осенью нужно проследить,  чтобы корни прихватились, но сама сосна в рост не пошла. Ну и с нашими погодными условиями бывает тяжело за всем уследить: даже на собственной даче, а тут вон какие масштабы. Поэтому, чтобы выполнить все планы, мы высаживаем на один гектар 2500 саженцев с закрытой корневой системой. Что касается открытой, то на юге это  4000 на гектар, на севере – 3000.

– Почему такая разница между югом и севером?

– На юге лесостепи, а на севере – таёжные условия, возобновление идёт лучше. В принципе, если в северных районах соблюдать все условия и сроки примыкания  на вырубках и избегать пожаров, можно вообще ничего не садить, а только проводить минерализацию почвы. Когда к нам приезжают специалисты из других регионов, всегда удивляются тому, что возобновление у нас идёт так хорошо.

– Если специалисты приезжают, значит, есть какой-то обмен опытом между регионами?

– Когда мы подчинялись Рослесхозу, встречи и обмен опытом были развиты. Потом полномочия передали в субъекты, и сейчас в регионах всё по-разному: свои программы, своя работа. Сейчас  периодически организовываются какие-то мероприятия, встречи. Например, два года назад мы ездили в Хабаровск, сейчас на Алтае построен тепличный комплекс, куда планируют собрать  специалистов и руководителей из регионов Сибирского федерального округа для обмена опытом. Но в первую очередь всё регламентируется законодательством, и главное – соблюдать эти правила. И, конечно, определённые ограничения накладывает финансирование.

Практически – спорно, идейно – полезно

– В прошлом году проводился Национальный день посадки леса. В этом году он тоже планируется?

– Да, только, возможно, мы перенесём мероприятие на конец мая. Область у нас большая, например, в Усть-Илимске в начале мая ещё довольно холодно.

– В каком формате проходило мероприятие в прошлом году?

– Мы рассылали приглашения для организаций. Некоторые участвовали в высадке  в парках и  скверах,  но большинство работало в лесу.  Так, например, в Иркутском лесничестве  мы ставили по три человека на полосы в 15 гектаров, по плану каждый должен был проработать 3,5 часа, но для неподготовленных людей это оказалось слишком тяжёло. Поэтому, я думаю, имеет смысл пересмотреть процесс: разбить участки на блоки, сократить время работы. Есть у нас и другая идея:  выделять  заинтересованным компаниям, школьникам,  организациям участки земли, на которых они смогут высаживать деревья, а потом ухаживать за ними.

– Получается, что в акции принимают участие не все желающие, а только компании, объединения?

–  Если честно, мы пока не готовы проводить  масштабную акцию, объявлять о ней публично, чтобы любой мог прийти. Боимся не справиться с потоком людей. Но если кто-то обращается, узнав об этой акции, мы  никогда не отказываем.

 – То есть недостатка в гражданском энтузиазме нет?

 – Количество желающих с каждым годом только растёт. Но организовать всё довольно сложно: нужен транспорт для доставки людей, потому что путь неблизкий, нужно подготовить почву, предоставить посадочный материал, найти оборудование (мы садим под меч Колесова, не под лопату), каждого научить. То есть это такой общественный проект, но в итоге он ложится на плечи лесничества, а людей в лесничествах мало.

– И всё-таки, многое удалось сделать на прошлом дне посадки?

– В прошлом году в Иркутской области в Национальный день посадки леса было высажено 220 тысяч саженцев на площади  73 гектара,  в мероприятии приняли участие 1100 человек. Кстати,  на днях мы с комиссией вернулись из Иркутского лесничества,  где в прошлом году происходила высадка.

– И что можно сказать об итогах?

– Конечно, для лесничества это дело хлопотное: люди, не знакомые с такой работой, допускают какие-то ошибки. Кто-то садит редко, кто-то наоборот слишком часто, кто-то корни не укрывает. Переделывать приходится леснику. А ему, конечно, проще  с бригадами работать: приехали 10 человек, которые знают, как садить, всё сделали, он проверил –  всё в порядке. 

– А есть ли тогда практический смысл  в такой общественной высадке леса?

–  Иногда включаешь телевизор  и видишь в новостях: лес горит, а посадкой в области никто не занимается. Это не так. И Национальный день посадки – это хорошая возможность рассказать об этом. А когда люди посадят даже несколько деревьев, такую гордость испытывают. 

Коллега Валентины Яковлевны Наталья Евсеева добавляет:

– Одно дело, когда посадкой леса занимаются лесники, и совсем другое, когда это делают люди, которые к посадке леса никакого отношения не имеют. Абсолютно добровольно приезжают школьники,  горожане, члены администрации, и это больше воспитательный момент, у них теперь будет  совсем другое отношение к этому. Может быть, человеку никогда и случая такого больше не представится. А тут он приезжает: дом уже построил, сына вырастил,  а теперь ещё и  дерево посадил.

Читайте также

Подпишитесь на свежие новости

Мнение
Проекты и партнеры
  все
Свежий номер
Важное