издательская группа
Восточно-Сибирская правда

Как гидротехники немцев останавливали

Фраза о том, что сибирские дивизии спасли Москву, в Иркутской области давно стала крылатой. Если же говорить объективно, то битву за столицу в конце 1941 года выиграли всем миром. Свой вклад в ту победу кроме военных внесли и гражданские специалисты – гидроэнергетики и гидротехники канала «Москва – Волга», предложившие неординарную идею создания искусственных водных преград для наступающих немецких танков и пехоты. И, как признавало командование Западного фронта, это «имело известное воздействие на действия войск противника».

«Бои, проходившие 16–18 ноября, для нас были очень тяжёлыми. Враг, не считаясь с потерями, лез напролом, стремясь любой ценой прорваться к Москве своими танковыми клиньями». Любители военной истории наверняка без труда угадают фразу из мемуаров Георгия Жукова «Воспоминания и размышления», посвящённых обороне столицы осенью 1941 года. Положение на Западном фронте, столь ёмко описанное в двух предложениях, действительно было крайне тяжёлым: для того, чтобы 15 ноября 1941 года возобновить наступление на Москву, вермахт развернул 51 дивизию, в том числе 13 танковых и семь моторизованных. 

«Немецкие войска сосредоточили против правого крыла Западного фронта (30 и 16 армии) 3 и 4 танковые группы генералов Гота и Хюппера, то есть всего 13 дивизий (семь танковых, две моторизованных и четыре пехотных), – сказано в оперативном отчёте о действиях 

войск за ноябрь 1941 – февраль 1942 года. – Особенностью данной группировки являлось то обстоятельство, что большинство из дивизий противника были танковые, поэтому положение на этом участке фронта внушало серьёзные опасения». В полном соответствии с доктриной «молниеносной войны», в которой ведущая роль отводилась именно танковым соединениям, нацисты стремились выйти к Истре – наиболее выгодному в географическом отношении плацдарму для дальнейшего наступления. Советским войскам, по выражению из дневника тогда ещё генерала армии Жукова, оставалось лишь любой ценой «остановить противника на подступах к нашей столице, не пустить его».

«Мощный вал взломал лёд»

Задерживали нацистов традиционно – строили противопехотные и противотанковые заграждения, минировали и взрывали дороги и мосты, по которым уже прошли отступавшие советские войска. А в октябре группа работников управления канала «Москва – Волга» выдвинула неординарную идею: по мере приближения немцев открывать шлюзы и сбрасывать воду, создавая тем самым непреодолимую для техники и солдат преграду. В Государственный Комитет Обороны с этой задумкой обратился начальник управления Дмитрий Агафонов, руководивший группой специалистов, куда входили главный энергетик канала Борис Фрадкин, главный инженер Владимир Жданов, старший инженер-механик Андрей Ярустовский и другие. Автором задумки называют главного инженера управления канала «Москва – Волга» Александра Румянцева, но почётный работник речного флота Василий Бочаров пишет, что Александр Михайлович в тот момент воевал в партизанском отряде и участвовать в подобной работе никак не мог. 

Так или иначе, в ГКО идею создания водной преграды одобрили. План самой операции разрабатывало инженерное управление Западного фронта, утвердил его командующий фронтом Жуков. Идея заключалась в том, чтобы затопить пойму реки Сестры от места, где она пересекается с каналом, до устья Яхромы. Для этого, пишет главный редактор сайта речного флота Riverfleet.ru Михаил Архипов, нужно было перекрыть шандорами – балками для перекрытия отверстий гидротехнического сооружения – тоннель, по которому Сестра проходит под каналом. Зимние расходы реки были невелики – 2–3 куб. м в секунду, так что воду для заполнения поймы нужно было взять из Иваньковского водохранилища – Московского моря. За счёт резкого увеличения сбросных расходов предполагалось сделать непроходимым для танков замёрзшее водохранилище. Сама Иваньковская ГЭС, кстати, к тому моменту не работала – 10 октября с неё начали вывозить оборудование. Затопить Яхромскую долину планировали с помощью водосброса, через который в реку сбрасывалась вода из участка между третьим и четвёртым шлюзами канала. 

Шлюз №3 канала «Москва – Волга» сильно пострадал при бомбардировках и артобстрелах, но свою задачу выполнил (www.infoflotforum.ru)

К берегам Московского моря немцы подошли 20 ноября 1941 года. При их приближении работники Иваньковской ГЭС начали интенсивный сброс воды – расходы были повышены до 2 тыс. кубометров в секунду. «В результате уровень водохранилища понизился на два метра, лёд в заливе разрушился, и противнику пришлось искать для танков обходные пути, – сказано в книге «Советский речной транспорт в Великой Отечественной войне», опубликованной Воениздатом в 1981 году. – Операция по сбросу воды выполнялась под руководством начальника Иваньковской ГЭС Георгия Фёдоровича Фёдорова». 

А 23 ноября гидротехники перекрыли все пролёты Сестринской трубы и начали заполнять пойму реки. За три последующих дня, по данным Архипова, уровень воды в Сестре поднялся на 6 м, она разлилась на 2 км в ширину, а ближе к устью Яхромы затопленная пойма сужалась до 1 км. В этот момент, 26 ноября, последовал приказ начать заполнение Яхромы. На шлюзе включили перекачивающие насосы. А 28 ноября диспетчер Яхромского гидроузла, завидев приближающуюся немецкую бронетехнику, отдал приказ об открытии водосбросов. «Во время боя у Яхромы вследствие спуска воды до 150 кубометров в секунду были сорваны все мосты, что явилось одной из причин остановки танковой группы на западном берегу канала», – говорится об этом в оперативном обзоре действий войск Западного фронта в ноябре 1941 – феврале 1942, озаглавленном, как и оскароносный документальный фильм, «Разгром немцев под Москвой». «Работники канала «Москва – Волга», открыв затворы водосбросов между шлюзами №3 и №4, сбросили в реки Яхрома и Сестра около 20 млн. кубометров воды, – вторит ему автор «Советского речного транспорта в Великой Отечественной войне». – Её мощный вал взломал лёд и затопил более 300 гектаров прилегающей к каналу территории, сделав её непроходимой для танков. Маневрирование затворами водосбросов продолжалось под огнём врага вплоть до подхода гитлеровцев к сооружениям». 

«Имело известное воздействие на противника»

Наступающих нацистов задерживали традиционными способами: взрывали мосты, минировали дороги… (www.infoflotforum.ru)

Парадоксально, но любители военной истории указывают, что в журналах боевых действий частей вермахта, наступавших на Москву, нет упоминания о форсировании внезапно «выстроенных» водных преград. Впрочем, в донесении разведки 14-й моторизованной дивизии из района села Кончинино (село в Дмитровском районе Московской области. – «СЭ») от 29 ноября 1941 года есть строчка о «вызванном, по-видимому, посредством взрыва плотин или шлюзов наводнении, которое быстро расширяется к западу и значительно увеличивается». А командование Западного фронта уже потом констатировало: «Применение водных заграждений на правом крыле фронта имело известное воздействие на дальнейший характер действий противника». 

Конечно, можно вместе с завсегдатаями военно-исторических форумов предположить, что задержка в наступлении немцев, вызванная сбросом воды из Московского моря и затоплением пойм Сестры и Яхромы, была не столь значительной, чтобы её заметило командование танковых частей. Но для тех, кто в ноябре 1941 года воевал, а не мнил «себя стратегом, видя бой со стороны» важно было любыми средствами хоть на несколько часов задержать наступающего врага. Их усилия не пропали даром: из школьного курса истории мы все помним, что битва за Москву окончилась победой армии СССР и события конца 1941 года предопределили последовавший перелом в ходе всей Великой Отечественной войны.

Читайте также

Подпишитесь на свежие новости

Мнение
Проекты и партнеры
  все
Свежий номер
Важное