издательская группа
Восточно-Сибирская правда

Без жилья

Недееспособный Леонид Ромин снова может остаться на улице

У Леонида Ромина наконец появился свой дом. По решению суда ему предоставлена квартира в самом центре Черемхова. Недееспособный молодой человек уже дважды лишался крыши над головой. Сначала его опекун продала двухкомнатную квартиру в Иркутске и переселила Леонида в непригодный для проживания деревянный барак в Черемхове, который вскоре после сделки снесли. Так Ромин во второй раз оказался на улице. Есть реальные опасения, что и эту квартиру в Черемхове Леонид может потерять.

Два года «Восточка» следит за судьбой Леонида Ромина. Его пример наглядно иллюстрирует, как психически нездоровый человек с квартирой в Иркутске при помощи «заботливого» опекуна и при непосредственном участии городской администрации может в два счёта остаться без жилья. И никому за это ничего не будет. Это похоже на фокус с колпачками: клиент видит, что где-то его обманули, а как именно это произошло, сообразить не может. 

Коротко напомним читателям содержание пяти предыдущих публикаций. Леонид рано остался без родителей и, когда умерла бабушка, попал в интернат. Как позже оказалось, двухкомнатная квартира в его отсутствие не пустовала. Сначала там бесплатно жил милиционер, позже пустившийся в бега. Затем жилплощадь под видом собственной стала сдавать начальник юридического отдела Октябрьского округа города. На «сохранении» у этого подразделения как раз и находилась злополучная квартира. Целый год Ромин прожил в подъезде собственного дома, прежде чем через суд добился выселения незаконных жильцов. 

Дальше – больше. Подошло совершеннолетие парня, и администрация обратилась в суд с иском о признании парня недееспособным в связи с психическим заболеванием. Так он снова был лишён возможности распоряжаться квартирой. В 2005 году по рекомендации опекунского совета округа у Леонида Ромина появился опекун. Зульфия Богачкова к этому времени уже успела «засветиться» в нескольких аферах с недвижимостью, были вынесены решения о возврате денег, которые она брала с клиентов за не принадлежащее ей жильё. 

Недолго думая, новоиспечённая опекунша с разрешения администрации города продала квадратные метры Леонида. Взамен она взяла на себя обязательство приобрести подопечному трёхкомнатную квартиру в Черемхово и перевести на его счёт остаток денег – 150 тысяч руб-лей. В органы опеки был подан пакет документов о том, как прекрасно Леонид устроился на новом месте: в его распоряжении якобы уютная квартира, обставленная мебелью и снабжённая всем необходимым. 

А вот как описывает ту же квартиру мэр Черемхова Вадим Семёнов: «При оформлении сделки купли-продажи квартира была непригодна для проживания (разбитая, без техничес-кого оборудования), поскольку в ней более 15 лет никто не жил». По словам главы города, нежилой она продолжала оставаться и после, а к моменту сноса даже частично разрушилась. Примерно через год комиссия признала дом подлежащим сносу. На этом интерес Зульфии Богачковой к опекаемому закончился. Грязного, голодного Ромина подобрали на улице. С 16 мая 2006 года его домом стал психоневрологический интернат. 

Публикации в «Восточно-Сибирской правде» вызвали широкий резонанс. Нам писали и звонили неравнодушные читатели. В правоохранительные органы стали поступать обращения от уполномоченного по правам ребёнка и из других правоохранных инстанций. Материал от 18 октября 2011 года «Обворованный» стал основанием для запроса депутата областного парламента Андрея Швайкина к прокурору облас-ти. Выступая перед депутатами Законодательного собрания, в 2012 году начальник ГУ МВД России по Иркутской области Александр Обухов лично пообещал довести дело до конца. «И что мы имеем сегодня? Обухов ушёл, Ромин в дурдоме, а мы направо и налево раздаём грамоты служителям закона», – резко, но справедливо описал ситуацию депутат.

Андрей Швайкин передал редакции целый ворох бумаг: обращения в прокуратуру, полицию, к мэру Черемхова, ответы на них. Как следует из объяснений правоохранительных и надзорных органов, уголовное дело о хищении денег Зульфиёй Богачковой следователи несколько раз возбуждали, потом прекращали. С нескольких подходов сотрудникам органов так и не удалось собрать доказательства вины бывшего опекуна Ромина. Зульфия Богачкова на допросе заявила, что все деньги от продажи квартиры потратила на покупку мебели, одежды и продуктов для опекаемого. 

В администрации города были изъяты десять расписок, подписанных Роминым, которые подтверждают расходование около 43 тысяч рублей. Ещё в нескольких расписках не указаны суммы стоимости приобретённых товаров. Таких, как мебель, кухонный гарнитур из девяти предметов, холодильник, мойка, электроплита, чайник, вытяжка, мягкий уголок, телевизор. По всей видимости, всем этим благолепием была обставлена полуразрушенная квартира в Черемхове.

Кроме того, 30 тысяч рублей с личного счёта Леонида Зульфия Богачкова сняла якобы для приобретения зимней одежды для подопечного, мебели и телевизора. Интересно, зачем ему два телевизора и столько мебели? Опекун также предоставила квитанции о гашении задолженности по коммунальным услугам иркутской квартиры Леонида на 37 тысяч рублей. Других подтверждений, что деньги были потрачены на нужды Ромина, Зульфия Ярдысовна предоставить не смогла. Но администрация города и не требовала детального отчёта. В отдельное производство были выделены материалы по действиям сотрудников мэрии, однако проверка не выявила каких-либо нарушений в их работе. Бывший представитель Леонида Олег Писанко готов через суд отменить решение о прекращении дела, но есть опасения, что это будет очередной вхолостую пройденный круг бюрократической машины.

Неожиданного защитника Леонид Ромин приобрёл в лице мэра Черемхова Вадима Семёнова. В июле 2012 года суд обязал администрацию города предоставить недееспособному юноше квартиру взамен снесённого жилья. Не дожидаясь вступления в силу судебного решения, руководство города зарезервировало для Ромина квартиру в новом кирпичном доме, построенном в самом центре Черемхова. Стоило бы порадоваться за Леонида: у него снова будет собственный угол. Конечно, это не квартира в Иркутске, но, по крайней мере, хоть какой-то островок, за который можно зацепиться в этой жизни. Сейчас парень находится на принудительном лечении в областной психиатрической больнице, так как совершил преступление. Когда курс лечения закончится, ему будет куда вернуться. Но пока опекуном молодого человека является директор Пуляевского интерната Николай Пирогов, это учреждение и определено для проживания Леонида. 

Вадим Семёнов заявляет, что юристы интерната требуют срочно приватизировать подготовленную для Ромина квартиру и не скрывают намерения в дальнейшем её продать. «Администрация Черемхова полагает, что предоставленное жилое помещение в случае его приватизации может быть отчуждено так же, как и предыдущее жильё, а Ромин в очередной раз останется без квартиры», – пишет Вадим Семёнов Андрею Швайкину. 

По общему мнению депутата и главы города, выходом мог бы стать договор социального найма: квартира в таком случае останется за Леонидом, и её никто не сможет продать. Это вывело бы Ромина из поля зрения различных «доброжелателей». Но у черемховской администрации нет никаких законных оснований отказать юристам интерната. Нет также гарантий, что и эта квартира не будет продана.

Читайте также

Подпишитесь на свежие новости

Мнение
Проекты и партнеры
  все
Свежий номер
Важное