издательская группа
Восточно-Сибирская правда

Уехать, чтобы учиться

Зарубежное образование становится нормой, а порой и условием получения хорошей должности

  • Автор: Елена КОРКИНА

Ещё лет десять назад для большинства иркутян обучение за рубежом было как государство Тувалу: вроде бы существует, но никто его не видел. Сейчас, согласно результатам опроса Фонда общественного мнения, у 14% россиян есть близкие, друзья или знакомые, которые учились или учатся за границей. И, как считают специалисты, этот процент будет только увеличиваться.

Буквы английские писать тонким пёрышком в тетрадь

По словам Марии Курной, директора регионального офиса компании по международному образованию и туризму «ИТЭК», количество их клиентов увеличивается с каждым годом. Кроме того, с 2001-го изменились структура рынка и запросы клиентов: «Заметно снижается доля языковых курсов: если в 2001-м это было 90% всех программ, то сейчас лишь 60%. В оставшиеся 40%  входят студенческие летние школы, магистратура, вузы, различные курсы и программы для взрослых, плюс, по нашей статистике, заметно выросла доля тех, кто уезжает учиться в средние школы». 

Как ни странно, в сегменте платного образования за границей именно направление школ-интернатов, или пансионов, развивается наиболее стремительно. И это несмотря на то, что средняя школа за рубежом – удовольствие не для простых смертных: думать о том, куда отправить любимого сына или дочь, имеет смысл при наличии для ребёнка минимум 1 млн. 200 тыс. рублей в год. 

Последнее время иркутские родители всё чаще выбирают Канаду, США, Австралию и Новую Зеландию. Однако на первом месте остаётся Великобритания, причём по всем параметрам: стоимости, популярности, престижу. Кстати, предлагают разные варианты проживания, например в семьях. Однако эта опция, по словам Марии Курной, популярностью не пользуется.

– Чужая семья никогда не будет заниматься воспитанием 13-летних подростков, она предоставляет комнату и питание. Поэтому выбирают пансионы с устоявшейся за 200 лет системой обучения и воспитания. Буквально две недели назад  мы ездили смотреть школы на севере  Англии. Там учатся  400–500 человек, все живут на территории школы, как и 80% персонала. Но это не школа  в нашем понимании, это целый город: гектары земли, помещения, театральные, музыкальные и прочие творческие студии. Другие условия, другой ритм жизни,  никто не стоит в пробках, в конце концов, никто не отберёт у ребёнка телефон. Одна мама, которая буквально отрывала дочь от сердца, сейчас рассказывает, что ребёнку там так хорошо, что она даже звонит редко.

За последние 2-3 года заметно снизился возраст детей, которые отправляются учиться в иностранные школы. Если раньше родители отпускали за тридевять земель 15-16-летних подростков, то теперь оценили уровень безопасности и готовы расстаться с чадами 11-12 лет. Этот факт хорошо влияет на учебный процесс: чем раньше дети уезжают, тем проще им адаптироваться к другой культуре обучения. 

Схемы обучения иностранных детей могут быть разными. Есть школы, где англичане и иностранцы  вместе живут, отдыхают и занимаются спортом, но учатся отдельно. В таких школах много русских, вьетнамцев, китайцев, тайцев.  Второй вариант – заведения с  подготовительными курсами. Там дети сначала учат язык, затем терминологию по предметам (к примеру, как  по-английски «скобка» или «плюс»),  а после этого переходят в английские классы. Есть школы, где такой подготовки нет вовсе.  

 Так или иначе, всё больше иркутских детей разлетается в разные концы света, ведь, например, с английским аттестатом можно поступить в вуз практически любой развитой страны. После окончания российской школы сделать это не так просто. И причина вовсе не в качестве образования.  Дело в том, что российские школьники учатся 11 лет, а большинство зарубежных – 12-13, поэтому  зачастую  поступить в иностранный вуз сразу после нашей школы невозможно. И потом, при поступлении оцениваются не только знания. Часто подготовка российских детей  на таком же высоком уровне, как у прочих, а вот в умении учиться и самостоятельности они уступают.

Богатство выбора 

Тем, кто английских школ не заканчивал, но рассчитывает на высшее образование за границей, следует набраться терпения и разобраться в тонкостях: возможности, условия и цены во всех странах разные. Вузы Австралии и Новой Зеландии в обязательном порядке требуют собственные или  приравненные к ним аттестаты. В Великобритании, для которой образование – это бизнес, приносящий немалый доход, для иностранцев без нужных аттестатов придумано промежуточное звено, так называемый foundation. После его прохождения можно поступать во все английские вузы, кроме топовых (в Кембридж, Оксфорд, медицинские вузы).

В США  foundation предполагает 3-4  профильных предмета, а также английский язык, однако подобная практика пока в зачатке. К тому же самые престижные университеты российские аттестаты опять-таки не признают.  Зато для абитуриентов из России открыта Канада, правда, уровень языка при этом требуется довольно высокий: 7 баллов по 9-балльной шкале,  в то время как для английского foundation, например, достаточно шестёрки.

Не последнюю роль при выборе играет стоимость образования. Существует ряд способов сократить расходы. Мария Курная отмечает: если образование платное, у талантливых ребят с медалями и достижениями есть возможность получить скидку в виде стипендии: «У каждого вуза есть стипендиальные фонды: для иностранных студентов, за заслуги в спорте, за отличную учёбу и так далее. Например, у нас один парень получил  скидку в 7 тысяч долларов из 20. Но это становится известно только после зачисления».

Ещё один способ – начать со среднего образования. Например, в Канаде, где, как и в России,  наблюдается нехватка специалистов со средним образованием, дешевле и проще сначала 2-3 года отучиться в колледже (стоимость – 10–16 тыс. канадских долларов в год), а затем получить вид на жительство, с которым два года в университете будут стоить заметно дешевле.

В Германии есть возможность получить и вовсе бесплатное образование, правда, поступить в немецкие вузы можно лишь после двух курсов российского университета. Мария Пастухова учится в Свободном университете Берлина по специальности «японолог» уже пять лет, чем весьма довольна:

– Я решила ехать, поскольку было непонятно, что делать с дипломом истфака в Иркутске.  И потом, по сравнению с Россией Германия, как и большинство европейских стран, предоставляет фактически неограниченное количество возможностей для развития: близость других государств, огромное количество стипендий, обмены между университетами, международный рынок трудоустройства. К тому же стоимость образования в разы дешевле. В берлинском университете я плачу 270 евро за полгода, из которых 170 – это мой билет на проезд в общественном транспорте на весь семестр.

По словам Любови Окладниковой, руководителя Центра немецкого языка имени Вильгельма фон  Гумбольдта, сумма подобных семестровых пошлин  варьируется от региона к региону, но этот финансовый вопрос не является ключевым.

– До 75% студентов нашего центра учат язык, чтобы в будущем поступить в немецкие вузы, и большинство из них выбирают бесплатные программы обучения, – отмечает она. – В случае получения высшего образования нужно будет открыть блокированный счёт и положить на него сумму из расчёта 7600 евро на год. Находясь в Германии, вы каждый месяц будете получать фиксированную сумму в немецком банке. Либо можно заручиться поручительством родных или близких, проживающих в Германии, в любом случае следует рассчитывать минимум на 500 евро в месяц для оплаты питания, проживания и проезда. 

Кроме того, задумываясь о дипломе немецкого университета,  стоит понимать, что весь процесс подготовки и подачи документов лежит на абитуриенте: немецкие вузы не сотрудничают с посредниками. В базовый набор входят документы об окончании школы и двух годах учёбы в университете, свидетельство о знании немецкого языка, обычно  уровня B2.

Интересно, что в последние годы  на иркутском рынке появляются страны-новички, активность которых заметно возросла. Среди них, например, Польша и Чехия. Тем не менее невероятного всплеска  интереса, сравнимого с интересом к США, Великобритании, Китаю или Германии, ожидать не стоит: глубокие знания чешского – это не глубокие знания английского, область применения слишком узкая. К тому же граждане стран, для которых образование не является традиционным способом зарабатывать деньги, часто  боятся волны иммиграции.  Во многом именно этим объясняется, например, высокий уровень отказа в чешской визе.

Научился сам – помоги другому

Список доступных программ дополнительного образования ещё шире. Это всевозможные  гранты, стипендии, курсы, в том числе языковые, летние и зимние школы при различных университетах. 

Консультации по некоторым программам дают вузы, профильные компании, языковые школы. По словам Любови Окладниковой, большой интерес наблюдается к  обучению в магистратуре, причём как на немецком, так и на английском языке, а также к языковым курсам, участие в которых приходится на каникулы или отпуск и не требует глобальной подготовки.

Нередко иркутяне по собственной инициативе помогают друг другу с консультациями. Так, Юлия Сапожникова,  научный сотрудник Лимнологического института СО РАН, отучившись в Скандинавии на двухнедельных курсах по работе в сфере неформального образования, решила поделиться информацией с другими. Изначально у друзей Юлии появилась идея создать общедоступный каталог образовательных услуг, и первым шагом в этом направлении стало проведение форума неформального образования, на котором Юлия стала координатором площадки «Наука и иностранные языки». Именно в рамках этого форума прошли трэвел-встречи, посвящённые обучению в Австрии, Германии, США, Австралии, Англии и Франции.  

Надежда Севостьянова, преподаватель английского, два года оту-чилась по стипендии Fulbright, а теперь помогает оформить документы другим.

– Интерес к американским стипендиям заметно вырос с того времени, как я сама подавала документы,  хотя уже четыре года назад  конкурс был 14 человек на место, – рассказывает она. – Ряд грантов доступен для людей практически любого возраста, хотя, конечно, спектр программ для молодёжи шире. Что касается продолжительности, то программы для деятелей искусств длятся обычно полгода, для преподавателей английского языка – год, магистерские программы – два, докторские – до четырёх.

Список специальностей при этом весьма внушительный, но предпочтение отдаётся направлениям с социальным уклоном, поскольку суть подобных программ – обмен знаниями, опытом, помощь людям. Занятно, что в случае с программами, которые спонсирует Госдепартамент, не всегда определяющим становится уровень языка: подтянуть английский можно уже в Америке, на предшествующих университету курсах. По словам Надежды, это объясняется тем, что главная цель принимающей стороны – найти хороший проект и перспективного специалиста, который поделится своим опытом, знаниями и идеями в Америке, а вернувшись на родину (что, кстати, прописано в контракте), в течение двух лет будет возвращать и знания. 

Там или здесь

Как минимум в самом дальнем углу сознания людей, которые учились за рубежом, возникал вопрос: может быть, остаться? Отвечают на него по-разному. Мария Пастухова  о возвращении в Иркутск не помышляет: «Я планирую остаться здесь и работать в качестве эксперта по азиатской политике в Think tank или в похожей негосударственной организации. К тому же после окончания обучения иностранные студенты имеют право подать на продление визы ещё на полтора года, чтобы найти работу. В России я не вижу для себя профессионального будущего. Да и круассанов там по утрам не найти».

Впрочем, далеко не всегда итогом обучения становится отъезд из России. И не только потому, что большинство стипендий и курсов юридически обязывают вернуться. По словам Любови Окладниковой, у разных людей разные цели:

– По нашим студентам я могу сказать, что люди едут за границу с жаждой новых знаний, новых контактов, новых идей и проектов. И большинство без мысли там остаться. Многие достигли у нас, в Иркутске, потолка в карьере или в своём личностном развитии и ищут новых вызовов для себя. Есть также те, кто едет учиться, чтобы сделать паузу в гонке жизни, осмыслить то, чего они уже добились, обучиться чему-то принципиально новому и поставить новые приоритеты. В любом случае идея, что обучение за границей способствует «утечке мозгов», – большое заблуждение. Во всём мире показателем успешности студента, доцента является такое свойство, как «академическая мобильность», а в Германии у человека с классической русской биографией – родился, учился, женился, жил в одном городе – не будет ни одного шанса на хорошую работу. Человек с опытом проживания за границей или в другом городе, как правило, более мобилен, у него развиваются коммуникативные способности, он учится открытости и толерантности. Именно такие люди востребованы сегодня. И потом, находясь за границей, человек получает осознание своей национальной идентичности, он понимает, что такое быть русским и что его отличает от других национальностей.  Как ни странно это звучит, там люди начинают больше понимать и любить свою страну, её историю и культуру. 

Читайте также

Подпишитесь на свежие новости

Мнение
Проекты и партнеры
  все
Свежий номер
Важное