издательская группа
Восточно-Сибирская правда

«Как такое могло произойти с опытнейшими спасателями?»

Уходя из ГУ МЧС, Вячеслав Эглит раскрыл некоторые подробности крушения Ми-8 со спасателями на борту

  • Автор: Елена ПОСТНОВА

Начальник ГУ МЧС по Иркутской области Вячеслав Эглит утверждает, что оставил свою должность, руководствуясь исключительно личным желанием. Экс-главный спасатель Приангарья на большой пресс-конференции в среду подвёл итоги своей деятельности и рассказал, почему в этом году паводки были такими трагичными и что случилось с вертолётом Ми-8.

Пресс-конференция в новом качестве

Вячеслав Эглит в среду последний день работал в должности начальника ГУ МЧС по Иркутской области. Хотя информация о его отставке впервые появилась ещё в конце апреля, главный спасатель Приангарья решил объясниться с прессой только на днях. Как пояснил Эглит, уволился он исключительно по собственному желанию, когда истёк срок действия контракта, заключённого с ГУ МЧС России. «Более семи лет я занимал эту должность. Считаю, что руководитель такого уровня не должен находиться на месте более 5-6 лет. Думаю, все это понимают. Объясняя своё видение, я таким образом упреждаю вопросы, которые могут возникнуть в связи с моим увольнением», – рассказал экс-главный спасатель области.

Сейчас обязанности главы регионального ведомства исполняет Валентин Нелюбов. Он, вероятно, будет утверждён в должности начальника. По крайней мере, с высокой долей вероятности это прогнозирует Эглит, который отметил, что принял участие в беседе губернатора Иркутской области Сергея Ерощенко с начальником Сибирского регионального центра МЧС России Владимиром Светельским. На встрече обсуждались кандидатуры на место главного спасателя Приангарья. «Иркутская область – сложный регион, относится к числу наиболее подверженных риску возникновения чрезвычайных ситуаций. Здесь должен быть опытнейший руководитель, обладающий соответствующими знаниями. Решение о кандидате будет принято на уровне МЧС России. Я, конечно же, предлагаю Валентина Николаевича Нелюбова», – подчеркнул Вячеслав Эглит. 

Сам экс-руководитель ведомства планирует остаться в Иркутской области. «Мы с семьёй приняли решение остаться здесь, в Приангарье. Моя жизнь связана с Сибирью: я родился и выучился в Сибири, служил на Дальнем Востоке, в Красноярском крае, в Республике Бурятия, наконец, в Иркутской области», – пояснил Вячеслав Эдуардович. Он добавил, что в дальнейшем намерен находиться на сложных и видимых участках работы. Прояснить, в какой отрасли будет теперь строить карьеру, спасатель отказался. Но пообещал, что в новой должности обязательно проведёт пресс-конференцию для журналистов. 

Опровергая слухи

Ещё один вопрос, который подробно разобрал на встрече с журналистами теперь уже экс-главный спасатель региона, касался нынешних паводков и катангской трагедии, связанной с крушением Ми-8. Вячеслав Эглит признал, что многих последствий водной стихии можно было избежать, если бы муниципальные власти выполняли свои обязанности. «К сожалению, у нас в северных районах области пока не должным образом действуют местные власти. По всей видимости, из-за контроля со стороны ГУ МЧС России, правительства Иркутской области некоторые главы муниципальных образований не уделяют должного внимания паводкам», – подчеркнул Вячеслав Эдуардович. Он добавил, что управление надзорной деятельности ГУ МЧС России по Иркутской области сейчас проводит проверку органов местного самоуправления на предмет того, насколько они были готовы к ЧС.

«Есть предписанные задачи, которые главы муниципальных образований должны были выполнять для обеспечения безопасности и защиты населения. Сельские поселения Преображенка, Подволошино Катангского района самостоятельно исполняют обязанности по защите населения и территории от ЧС. Сельское поселение Петропавловск часть полномочий передало на уровень района. В этих населённых пунктах подразделений МЧС России нет даже в районах. По информации местных жителей, пострадавших от паводков, руководители органов местного самоуправления практически самоустранились от своих обязанностей по защите населения и территории от чрезвычайных ситуаций», – рассказал Вячеслав Эглит, ссылаясь на документы, которые предоставило управление надзорной деятельности регионального МЧС. 

Если бы органы местного самоуправления слаженно работали, то не пришлось бы привлекать спасателей и, возможно, удалось избежать катангской трагедии. Как рассказал Эглит, спасатели, погибшие на взорвавшемся вертолёте Ми-8, летели разрушать затор, который угрожал селу Преображенка. «Люди действительно спасли населённый пункт. Я последний разговаривал со Станиславом Александровичем Омельянчиком – в 14.27. Он на меня вышел, говорит: «Командир, мы взорвали голову затора по Преображенке, сейчас вода пошла на спад. У нас остаётся взрывчатка, сейчас идём на Ерёму». Они спасли жителей Пребраженки», – сказал Эглит. 

После трагедии встал вопрос, почему на борту, осуществлявшем плановый полёт, оказался Станислав Омельянчик, который тогда был исполняющим обязанности начальника ГУ МЧС по области? «Накануне произошедшего, 4 мая, я разговаривал с руководителем Сибирского регионального центра МЧС России Владимиром Светельским. Я своё мнение изложил: нецелесообразно начальника главка, которым Омельянчик являлся на тот период, использовать при взрывных работах. Он должен для оценки обстановки вылететь, посмотреть, а дальше осуществлять координацию со своего пункта. По всей видимости, указания пошли от национального центра из Москвы. Вы знаете, что 5-6 мая резко ухудшилась гидрологическая обстановка, для того чтобы действительно её оценить, Станиславу Александровичу всё же пришлось вылетать на место», – пояснил Вячеслав Эглит. 

Он добавил, что всего на севере в паводковый период работали три борта. Во время трагедии два борта компании «Ангара» по контракту с ОГУ ГУ ЧС осуществляли работу по рыхлению льда на Лене. Ещё один борт доставлял взрывчатку из Железногорска до Киренска. Именно на этом вертолёте, за неимением других, вылетели погибшие Омельянчик со спасателями. 

«На борту были не только опытные руководители, но и опытные подрывники. Подрывники, кстати, не только из аварийно-спасательной службы Иркутской области, но и из авиалесоохраны – другого ведомства. Я не могу сказать, как такое могло произойти с опытнейшими спасателями. Вертолёт взорвался в воздухе на высоте 110 метров. Никаких подрывных работ на такой высоте не делается ни по какой методике. К тому же вертолёт взорвался над озером, там рыхление было не нужно. И если вам говорили, что кто-то там сбрасывал взрывчатку, – это чушь и ахинея», – категорично заявил Вячеслав Эглит.

Сейчас проводятся следственные действия, назначены экспертизы. Официальные версии о том, что произошло с вертолётом Ми-8, появятся только к середине июня.

Читайте также

Подпишитесь на свежие новости

Мнение
Проекты и партнеры
  все
Свежий номер
Важное