издательская группа
Восточно-Сибирская правда

Твой дом – моя работа

  • Автор: Елена КОРКИНА

Семь лет назад эксперты «Конкурента» прогнозировали, что вскоре на иркутском рынке домашнего персонала будут востребованы такие диковинные специальности, как дворецкий и экономка, а также появится спрос на помощников из-за рубежа. В каком-то смысле прогнозы сбылись, по крайней мере относительно работников из Средней Азии, однако в целом рынок развивается поступательно и излишней экзотикой не отличается.

По информации рекрутинговой компании Head Hunter, cамыми востребованными домашними специальностями в России считаются  личные водители, домработницы, няни, помощники по хозяйству и повара. В Иркутске ситуация похожая, разве что акценты расставлены несколько иначе. «У нас по-прежнему популярны в первую очередь няни, домработницы и сиделки для пожилых людей, – рассказывает Лариса Бражникова, директор центра подбора и обучения персонала «Левобережье». – Пользуются спросом гувернантки и помощники по хозяйству, реже – садовники, охранники и водители». 

Кто и сколько

«Отличительная особенность последних лет в том, что домашний персонал принимают только по рекомендациям, – рассказывает Лариса Бражникова. – У нас обязательными являются рекомендательные письма, мы передаём клиентам телефоны предыдущих работодателей, чтобы наниматель мог сам убедиться в достоверности рекомендаций. Кроме того, все соискатели проверяются через службу МВД. Это позволяет обнаружить, привлекался ли человек к административной или уголовной ответственности и есть ли у него психические нарушения, которые при собеседовании заметны не всегда.  Также большое количество кандидатов отсеивается из-за скрытого алкоголизма».

Особенно сложно без рекомендаций приходится начинающим няням. Ребёнок – самое дорогое, что есть у родителей, доверить его человеку без опыта работы и специального образования сейчас решается всё меньше людей, тем более что количество и качество предложений за последние годы значительно возросло. По словам Ларисы Бражниковой, у «новых» нянь шансы есть лишь при наличии педагогического или медицинского образования, опыта работы в школах и медучреждениях и, опять же,  положительных отзывов от начальства, которые ценятся, конечно, меньше, нежели семейные. В этом контексте наиболее востребованы те няни, которые  работают уже давно и первый свой опыт получили ещё 10–12 лет назад,  в те времена, когда рекомендации не были обязательными. 

Елизавета Родзиковская как раз из таких: няня с двумя образованиями (медицинское училище  и истфак ИГУ) и 10-летним стажем, работает с детьми в возрасте от 3 месяцев до 3-4 лет. Решение сменить род занятий  Елизавета приняла по классической причине – нехватка денег. Оказалось, что уход за малышом приносит  в три раза больший доход, чем работа по специальности.

Зарплата няни во многом зависит от возраста ребёнка. По информации «Левобережья», няни, работающие с грудничками (до 1,5 лет), дороже – 200–250 рублей в час. Уход за детьми постарше оплачивается из расчёта 150 рублей в час. Младшим школьникам (обычно 1–3 классы) уже нанимают гувернанток, которые водят подопечных в школу и кружки, гуляют, помогают делать уроки, следят за тем, чтобы ребёнок поел. В среднем за свои услуги гувернантка получает 150–200 рублей в час. 

Те же расценки действуют и в случае с сиделками: 200-250 рублей в час при уходе за лежачими больными, 150 рублей в час обойдётся сопровождение более бодрых пенсионеров, здесь нужно напомнить пожилым людям про лекарства, покормить их и развлечь беседой.

Интересно, что водители сегодня часто становятся своего рода «приложением» к няням и гувернанткам. Как правило,  у родителей есть автомобиль, поэтому водителей нанимают  для детей: поездки в школу, кружки, секции. Главное, что требуется от шофёра, –  опыт вождения от трёх лет, безаварийная история, автомобиль представительского класса в отличном состоянии и отсутствие вредных привычек. Желательны также стабильное семейное положение и наличие собственных детей. Стоимость услуг водителя – от 30 000 рублей.

Ведением хозяйства, закупкой продуктов, уборкой занимаются домработницы. Обычно  они получают подённую оплату – в среднем 2000–2500  рублей. Иногда часть функций домработницы  берёт на себя няня, хотя отношение к такому совместительству  неоднозначное. Лариса Бражникова считает, что качественно выполнять несколько разноплановых обязанностей одновременно няня не может, тем не менее на практике совмещение случается нередко. По словам  Елизаветы Родзиковской, если квартира небольшая, это вполне возможно, тем более что дополнительные функции предполагают дополнительную оплату. А  Head Hunter и вовсе называет универсализм главной тенденцией современных резюме.

Однако в семьях с высоким уровнем доходов  за  оптимизацией не гонятся. Нередко количество работников достигает 6-7 человек: няня, гувернантка, водитель, домработница, садовник и, например, повар. По словам Ларисы Бражниковой, домашний повар отнюдь не  диковинка:  таких специалистов в Иркутске не меньше сотни. Их подкупает уровень зарплаты: в семьях повара получают  заметно больше, чем в кафе и ресторанах, однако и работать тут нужно на совесть, ведь жёсткий контроль со стороны заказчика приходится выдерживать ежедневно. 

Свои правила

Наниматели рабочую силу приезжих используют часто,
особенно когда дело касается строительства домов

Если говорить о национальности, то ситуация на рынке домашнего персонала не отличается от прочих сфер деятельности: большинство  хотят видеть в качестве помощников по хозяйству русских. И тут уж никакой Трудовой кодекс не поможет. Безо всяких исключений это правило работает  для  нянь и гувернанток, более того, от них требуется местная регистрация. И если в предыдущие годы вполне подходил Иркутский район, то теперь – только город.

Небольшое разнообразие в картину вносят вакансии домработниц. «Среди них невероятно ценятся тайки, – утверждает Лариса Бражникова. – Именно с таким запросом к нам обращаются часто. Они  хорошо убираются  и не сплетничают, однако таек в Иркутске мало».

А вот отношение к возрасту в сфере домашнего персонала принципиально иное, нежели в других областях. По словам Еланы Таращук, руководителя пресс-службы Head Hunter по Сибири, наниматели готовы принять на подавляющее число позиций молодых сотрудников без опыта, но только если речь не идёт о домашних работниках. Здесь опыт играет первостепенную роль,  а зрелым людям отдаётся предпочтение.

И хотя возрастное ограничение в 45–50 лет (именно в этот период у работников начинают появляться проблемы со здоровьем) остаётся актуальным для ряда специальностей, в частности для нянь, однако шанс найти работу у людей зрелого и даже пенсионного возраста есть.

Более того,  сегодня на рынке наблюдается дефицит семейных пар,  готовых постоянно проживать в загородных домах. В обязанности женщины в этом случае входит работа по дому, мужчины ухаживают за садом и огородом, колют дрова, протапливают дома и бани, убирают снег, выполняют функции охранников. Нехватку работников специалисты связывают с бурным строительством загородной недвижимости, однако кадровый рынок за таким развитием явно не поспевает. 

«Брать домработницу, которая будет ездить за 48 километров, неразумно, да и желающих немного, тем более что иногда дома находятся не просто за чертой города, а в труднодоступных районах Байкала, – поясняет Лариса Бражникова. – Поэтому предпочитают нанимать пожилую пару без вредных привычек и детей. Обычно такие работники живут в гостевых домиках, часто получают 1-2 сотки под собственный огород. Был даже случай, когда наниматель помимо прочего выделял работникам 100 кг мяса ежегодно, а также яйца и молоко. Конечно, в этом случае в обязанности входил уход за животными». 

Главный минус такой позиции – специфический график и нерегулярные выходные: отнюдь не каждую неделю и по предварительной договорённости с работодателем. Впрочем, Лариса Бражникова считает, что причина нехватки персонала в другом: пожилые пары просто не знают о существовании подобных вакансий. Так или иначе, пока это единственная позиция, спрос на которую значительно превышает предложение. В целом же по соотношению «вакансии – резюме» рынок развит гармонично. 

Без посредников

Описывая типичного работодателя, большинство экспертов сходятся  в одном: он обеспечен. «Наниматель – много работающий человек с доходом выше среднего, желающий как можно меньше времени тратить на решение хозяйственных вопросов», – считает Елана Таращук. «Чаще всего это бизнесмены, работники банковской сферы, чиновники, – Елизавета Родзиковская делает вывод из собственного опыта, – то есть те, кто может себе позволить отдавать няне 30–40 тысяч рублей ежемесячно. Более того, многие готовы платить посуточно или даже брать няню в заграничные поездки, где она также будет присматривать за малышом, а это стоит денег».

Иногда домашний персонал – не роскошь, а средство выживания. «Последние годы ко мне дважды в месяц приходит уборщица, а шесть лет назад я впервые воспользовалась услугами няни, – рассказывает предприниматель Елена Маслова. – Для меня это стало чистой воды необходимостью, потому что средств к существованию не было. Я зарабатывала 25 тысяч, 15 тысяч платила няне, десять оставалось на жизнь.  Но без няни и возможности работать я была бы лишена и этих десяти». 

Кстати, няню Елена искала без помощи агентства. Говорит, довольно долго, только на седьмом или восьмом собеседовании всё сложилось: «Поначалу были какие-то совершенно дикие варианты, у многих имелись проблемы с алкоголем, но  в итоге я нашла хорошую женщину, которая работала у меня полтора года».  

Поиск домашнего персонала без посредничества агентств вообще крайне популярен, причём не только среди тех, кто ограничен в средствах. В этом смысле типичной можно назвать ситуацию с работниками из Средней Азии. Агентства с этой категорией соискателей предпочитают не взаимодействовать: нередки отсутствие гражданства, разрешения на работу, плохое знание русского, культурные особенности. 

А вот наниматели рабочую силу приезжих используют  часто, особенно когда дело касается строительства  домов, охраны и некоторых видов работ, за которые местные не берутся: очистка участков от леса и мусора или, например, копка ям. «Работа русских стоит дороже, но дело даже не в этом. Просто их очень мало, – оценивает ситуацию юрист Алиса Смолина, – к тому же даже самые способные русские могут загулять, поэтому приходится нанимать приезжих. Главный минус таких работников в том, что без постоянного надзора качество будет низким, а работы они обычно выполняют простейшие – вскопать, покрасить, сделать кирпичную кладку, хотя  встречаются и хорошие специалисты». 

При самостоятельном поиске всеобщим подспорьем остаются интуиция и советы знакомых, однако существуют и собственные наработки. Например, Алиса в случае с приезжими  своего рода залогом добросовестности считает глубокую религиозность, а Елена Маслова, смеясь, рассказывает о своём особом критерии: «Я остро чувствую запахи и очень придирчива к ним. Если мне кажется, что человек обладает не очень приятным запахом, то  никакие качества и опыт уже не имеют значения». 

Работники рискуют ничуть не меньше тех, кто их нанимает, ведь  обычно об официальном трудо-устройстве речь не идёт, а значит, условия работы и оплаты могут не соблюдаться. По словам домработницы, а по совместительству пенсионерки Татьяны, за шесть лет она ещё ни разу не работала официально: «Договариваемся на словах,  деньги в конверте. Как-то мне заплатили меньше, чем обещали, но оставлять работу не хочу – прибавка к пенсии».  

Елизавета  Родзиковская тоже понимает, что в случае чего помощи ждать неоткуда: «Агентства, которые занимаются трудоустройством, никакой ответственности за работника не несут, поддержки не оказывают, поэтому условия труда остаются на совести работодателей. Некоторые обеспечивают соцпакет, как на официальном рабочем месте: оплачивают больничные и всё, что положено. Некоторые – нет. В любом случае, договариваться нужно на берегу и надеяться только на себя».

Спустя время  обе стороны привыкают друг к другу, а границы между работой и жизнью начинают стираться.  Процесс этот может принимать самые разные формы. «Бывает отношение как у хозяина к прислуге, – сетует Татьяна. – Люди забывают, что ты обычный работник – заработал деньги и ушёл. Иногда с тобой могут не поздороваться и вообще разговаривать не слишком вежливо, хотя это случается редко». 

А вот у Елизаветы другая проблема: «Когда ты проводишь с ребёнком  по 10–12 часов в течение трёх лет, расставаться потом очень сложно. К этому беззащитному существу привязываешься очень быстро, ведь няня – это заместитель мамы. Ты видишь, как он начинает говорить, ходить. Особенно тяжело было расставаться с ребёнком в первый раз. Но в итоге я пришла к тому, что это работа и к ней надо относиться соответственно: ты поработал, тебя благодарят, и нужно  идти и делиться своими знаниями с другими. Тем более что со всеми семьями, в которых я работала, у меня сохранились тёплые дружеские отношения».

Читайте также

Подпишитесь на свежие новости

Мнение
Проекты и партнеры
  все
Свежий номер
Важное