издательская группа
Восточно-Сибирская правда

Ни пенька, ни валежины

Захламлённые лесосеки расчищают в Приангарье с помощью мульчера

Более семидесяти гектаров старой гари вблизи деревни Московщина в Иркутском районе, к расчистке которой в прошлые годы даже приступать было страшно из-за её сильной захламлённости обугленными остатками леса, идеально подготовлены к лесовосстановлению.

На 10 гектарах уже зеленеют молодые сосёнки, посаженные всем миром 17 мая, когда Иркутск отмечал Всероссийский день посадки леса. Расправляют в рыхлой земле молодые корешки сосны-младенцы, посаженные не только лесниками, но и прокурорами, и спасателями из МЧС, и чиновниками разных ведомств, и ребятишками из нескольких иркутских школ. Большинство людей, принимавших участие в посадке леса, формально, по профессии, не имеют к нему отношения. Они просто любят его и сажают не по долгу – по желанию.

Расчищенная от обугленных, до сих пор пачкающих сажей древесных завалов и взрыхлённая площадь ежесуточно прирастает на полтора-два, а в некоторые особо удачные дни даже на три гектара. Такой темп (трудно поверить, пока не увидишь) обеспечивают всего-то два человека и один необычный, непривычный для наших мест, мощный, но комфортабельный и жутко дорогой (18 млн. рублей) гусеничный агрегат – мульчер. Его минувшей зимой купило Агентство лесного хозяйства Иркутской области за счёт областного бюджета в рамках принятой региональным правительством программы лесовосстановления. 

Внешне мульчер напоминает большой бульдозер, только впереди у него вместо «ножа» крепкая стальная рама, толкающая вперёд сухостоины. У земли бешено вращающийся (две тысячи оборотов в минуту) почти трёхметровый ротор, усеянный мощными зубьями из твердосплавного металла, – своеобразная фреза, способная подгрызть и повалить стоящий ствол погибшего дерева, превратить в древесную труху, в щепки любую валежину. Густой кустарник, мелкую поросль он и вовсе «не замечает». 

Мульчер, периодически скрывающийся в облаке чёрно-серой пыли, неспешно движется по кромке горелого леса. Два стоящих на его пути обугленных ствола берёзы толщиной сантиметров по 20 не замедлили его хода. Упали и исчезли, будто проглоченные. За мульчером – ровная полоса взрыхлённой земли, слегка присыпанная древесной трухой. 

Мы с Сергеем Рассказовым, руководителем Иркутского регионального центра лесовосстановления, которому мульчер передан в оперативное использование, наблюдаем за работающим вдали агрегатом с невысокого взгорка. А перед нами уже обработанное им обширное пространство, больше похожее на свежевспаханное поле. 

Механизаторы Николай Слепышев и Александр Николаев новым агрегатом довольны, но и о нём, и о своей работе говорят сдержанно. Мне показалось, даже с чуть-чуть нарочитым равнодушием: и не такое, мол, видали. 

– Для очистки делян техника вообще хорошая, – говорит Николай. – В кабине приятно сидеть. Посмотрите, кондиционер есть. Есть защита от пыли, от шума…

– Если за ним тщательно следить и всё делать по технологической карте, вовремя, то он вполне надёжно работает в таких жёстких условиях, – подтверждает Александр. 

Впечатлённый увиденным, я эмоции сдерживать не стал. В разговоре произнёс слово «первопроходцы», популярное в СССР во времена великих строек. Александр пафосного комплимента (по крайней мере, внешне) не принял. 

– Мы же не первые, – возразил он не очень уверенно. – Мне говорили, что в России таких мульчеров уже… три или четыре. В Якутии их раньше стали применять, и ничего.

Если на всё лесное хозяйство России действительно приходится всего-то три или четыре таких агрегата, один из которых сейчас работает в Иркутском районе под Московщиной, то Александр зря скромничает. Тогда не только он со своим коллегой, тогда вся Иркутская область является первопроходцем в освоении новых технологий ускоренного и одновременно более качественного лесовосстановления.

Мульчер, пылящий вдали, остановился, сдал назад на полтора-два десятка метров, вновь пошёл вперёд…

– Это он толстую валежину «утюжит», – поясняет Сергей Рассказов, – которую за один проход превратить в щепу не получается. Пройдёт по ней два-три раза, пока её остатки с землёй не перемешает, не превратит бревно в естественное удобрение. 

До конца тёплого сезона, по словам Сергея Ивановича, центр планирует с помощью этого агрегата подготовить к созданию лесных культур в Иркутском лесничестве 100 гектаров почвы, в Голоустненском – ещё 100, в Усольском – 60 и в Шелеховском – 40. Всего должно получиться  300 га. Но это минимум. Реальные потребности больше, и «в уме» Сергей Рассказов держит другую цифру. Тем более что не только лесоводы, но и лесопользователи, видевшие работу мульчера в реальных условиях, начинают «вставать в очередь», чтобы заказать расчистку с его помощью наиболее захламлённых лесосек и пожарищ на своих арендованных участках. 

…Мульчер упёрся рамой в нетолстую чёрную «пику», с которой бушевавший здесь несколько лет назад пожар не справился. Приостановился. К ровному мощному гулу двигателя присоединился своеобразный треск – это стальные зубья фрезы вгрызлись в основание погибшего дерева. И «пика» стала плавно наклоняться вперёд, осторожно легла на землю. Необычный агрегат продолжил движение вперёд. Позади – ровная полоса взрыхлённого грунта. На поверхности даже пенька не осталось… 

Читайте также

Подпишитесь на свежие новости

Мнение
Проекты и партнеры
  все
Свежий номер
Важное