издательская группа
Восточно-Сибирская правда

«Бои, мародёрство, насилие…»

  • Записала: Алена Махнёва

Морозным утром 8 декабря 1917 года над Ангарой раздались первые артиллерийские залпы. Большевистские батареи начали неприцельный обстрел иркутских кварталов, занятых юнкерами. На улицах города развернулись кровопролитные бои. О декабрьских событиях почти вековой давности во вторник иркутянам рассказал доктор исторических наук, профессор НИ ИрГТУ Павел Новиков во время очередной «Прогулки по старому Иркутску».

На этой неделе любители истории собрались у памятника Александру III, спрятавшись от палящего солнца в кленовой тени, чтобы послушать о том, что происходило в Иркутске зимой 1917-1918 годов.   

– В центре моего сообщения будут декабрьские бои 1917 и 1919 года, – предупредил Павел Новиков. – Здесь есть несколько памятных объектов, связанных с этими событиями. Прежде всего, Белый дом, который штурмовали юнкера.

Однако прежде, чем рассказать о вооружённых столкновениях, историк остановился на том, какую роль играл Иркутск в годы Гражданской войны. 

– В 1865 году был образован Восточно-Сибирский военный округ. В 1874 году было открыто Иркутское военное училище. Военное значение Иркутска усилилось в начале XX века: 1900 год – поход в Китай, Ихэтуаньское восстание, затем Русско-японская война, с 1906 года в Иркутске размещается 7-я Восточно-Сибирская стрелковая дивизия, прославившаяся обороной Порт-Артура, укрепляется роль Иркутского военного училища. К 1914 году русская армия насчитывала порядка 40 тысяч офицеров, с началом Первой мировой войны ещё 40 тысяч были призваны из запаса. Интересны многочисленные свидетельства о жизни офицеров, например глава русского военного духовенства Шавельский писал о том, что обычный рядовой офицер, служивший в провинциальной части, – это небогатый человек, карьера которого была не очень быстрой, зато для него существовал ряд неписаных правил. Одно из них гласило, что при разводе офицеру всегда полагалось брать вину на себя. 

Иркутск в ХХ веке стал центром притяжения для стремившихся получать офицерское звание со всей России, здесь очутилось много выходцев с Кавказа, Прибалтики. Именно с Иркутским училищем связано начало военного пути ряда казачьих офицеров, которые стали видными генералами Забайкальского казачьего войска в годы Первой мировой войны. Офицеров не хватало, и в дополнение к военному училищу были открыты три школы прапорщиков. Одна располагалась в современном здании медицинского университета, вторая – в здании нынешнего художественного музея, а третья – в Иркутске-II, на станции Иннокентьевская, это здание не сохранилось. 

Расклад сил

Когда в Иркутске стало известно о событиях 1917 года в Петрограде, местные большевики приступили к установлению советской власти. 

– Забегая вперёд, можно сказать, что установление советской власти в Иркутске сопровождалось боями, по кровопролитности уступавшими только московским. Общее число пострадавших превышает тысячу человек, и, как писал очевидец, французский консул Жандро, то, что переживал Иркутск в течение недели, превзошло те ужасы, которые происходили на фронтах Первой мировой войны: бои с применением артиллерии, мародёрство, насилие. Для Иркутска и Восточной Сибири декабрьские бои 1917 года можно считать началом Гражданской войны. 

– Как мы знаем, Сибирь являлась центром как уголовной, так и политической ссылки, – продолжил историк, – число освобождённых в результате февральской революции политических ссыльных оценивается примерно в 7-8 тысяч человек. Конечно, многие из них сразу уехали в Россию, например Иосиф Виссарионович Джугашвили. Надо сказать, большинство лидеров советской власти первого призыва были мало связаны с регионом. 

(Кроме того, нужно учесть, что в Восточной Сибири находилось много иностранных военнопленных: в 1916 году – 200 тысяч, а к концу 1917-го – 36 тысяч, причём среди них была существенная доля офицеров. Среди военнопленных преобладали подданные Австро-Венгрии, и немалое количество из них не горело желанием вернуться домой: Сибирь им понравилась. Многие из них стали наёмниками революции, они играли важную роль в красных силах, в 1918 году до половины этих сил составляли иностранцы – венгры и китайцы. Отсюда и название улицы Красных Мадьяр. 

Складывалась парадоксальная ситуация: русские офицеры, приложив усилия на фронтах Первой мировой, взяли этих людей в плен, затем, вернувшись домой, встретились с вооружёнными иностранцами. В красной гвардии Иркутска существенную роль играли  и Черемховские угольные копи, где работало много китайцев и уголовных ссыльных, а также относительно немногочисленные рабочие железной дороги и солдаты тыловых гарнизонов. 

«Утром 8 декабря…»

Взглянуть на один из штабов советской власти, который стал ареной боёв, можно и сегодня – первой остановкой в «Прогулке…» стал Белый дом, ныне научная библиотека ИГУ.

– На всем известной лестнице библиотеки был убит командир штурмового отряда юнкеров Станислав Каэтанович Грудзинский. Что же послужило поводом к вооружённому столкновению? К началу декабря в советах Сибири большевики получили долгожданное большинство. Серьёзной проблемой большевистских сил было то, что, несмотря на примерно четырёх-пятикратный численный перевес, они были слабо вооружены. В сентябре-октябре 1917 года в Иркутске произошли волнения солдат запасных полков, не желавших отправляться на фронт, и часть полков была юнкерами разоружена. Когда был создан Военно-революционный комитет, большевики изъяли оружие у милиции и начали вооружение иностранных военнопленных. Юнкерам был предъявлен ультиматум разойтись и сдать оружие, после того как они предъявили ответные требования, в которых им было отказано. Утром 8 декабря юнкера начали с оружием в руках занимать близлежащие здания. На той стороне Ангары стояли большевистские батареи, начавшие неприцельный обстрел кварталов, которые, предположительно, были заняты юнкерами. Большинство исследователей сходятся на том, что первый выстрел был сделан именно с «красной» стороны. 

В свою очередь, юнкера наносили короткие удары, как они говорили – по штабам красногвардейцев. Это тогдашний Центральный почтамт, Белый дом, прогимназия Гайдук. Свидетели событий пишут, что на пригорке у Крестовоздвиженской церкви стояли орудия, которые тоже вели огонь по школе прапорщиков. В итоге здания были юнкерами оставлены, они отошли к Иркутскому военному училищу, которое находилось на тогдашней улице Троицкой (теперь улица 5-й Армии). Юнкера рассчитывали на поддержку иркутских казаков, но последние оказались в сложном положении: «красные» недвусмысленно дали понять, что если они выступят на стороне юнкеров, их дома и имущество будут уничтожены, пострадают семьи. Позицию казаков можно определить как дружественный нейтралитет для «белых». 

В декабрьских боях обнаружилась несопоставимость военной выучки сторон. Около половины юнкеров были людьми примерно двадцатилетнего возраста, другая половина – солдаты, отличившиеся на фронтах Первой мировой и направленные на учёбу для получения офицерского звания. Большинство преподавателей военного училища и школ прапорщиков уклонились от того, чтобы возглавить своих подопечных, и юнкерам приходилось либо выбирать командиров из своей среды, либо становиться под командование случайных офицеров. 

Иркутск казарменный

– В начале века ходила пословица «Курица – не птица, прапорщик – не офицер», – продолжает Павел Новиков уже у здания анатомического корпуса медицинского университета, бывшей Первой школы прапорщиков. Это учебное заведение существовало с 1914 по 1918 год, постоянно в нём обучались порядка трёхсот юнкеров. – Многие из тех, кто здесь учился, были детьми учителей, приказчиков, они сами не до конца верили, что стали «вашим благородием». Любой человек призывного возраста, имевший за плечами хоть какое-то образование, допустим, четырёхклассное городское училище, приобретал возможность призваться не просто солдатом, а получить офицерское звание. Многие известные советские полководцы начинали свою военную карьеру в качестве  прапорщиков. Здание школы сильно пострадало в ходе декабрьских боёв, два этажа выгорело, позже оно было перестроено. 

Казармы других полков, участвовавших в декабрьских боях, располагались в так называемом Иркутном военном городке (ныне территория микрорайона Жилкино и улицы Трактовой) – эти бараки сохранились, на Петрушиной горе (район современного телецентра), в Глазково и, наконец, во всем известных Красных казармах.

В годы Первой мировой войны, с открытием временных военных учебных заведений, стало очевидно, что казарменного фонда не хватает, и в 1914–1917 годах под размещение солдат были заняты все общественные здания. Если до войны иркутский гарнизон насчитывал примерно десять тысяч солдат, то в отдельные периоды войны их число доходило и до пятидесяти – шестидесяти тысяч при населении города в девяносто тысяч человек. 

Любопытную роль сыграл губернский комиссар Временного правительства Иван Лавров, к моменту выступления юнкеров находившийся под арестом и юнкерами освобождённый. Первое, что он сделал по выходу на свободу, – издал документ, который разрешил солдатам уходить домой, то есть фактически объявил демобилизацию. Получив такую листовку, многие солдаты воодушевились: часть красных сил действовала не по убеждению, а подчиняясь приказу действующей власти. 

Военная победа и политическое поражение

В здании классической мужской гимназии, где ныне размещается художественный музей, в годы Первой мировой войны находилась
2-я Иркутская школа прапорщиков

Ожесточённые бои шли в Иркутске примерно неделю. Солдаты, поняв, что в открытом бою с юнкерами не справиться, решили выжечь буржуазную часть города. Население в панике покидало Иркутск, переправляясь через Ушаковку и Ангару. По свидетельству летописца Нита Романова, на мосту их грабили красногвардейцы. 

ЦентроСибирь (Центральный исполнительный комитет Советов Сибири) начала подтягивать подкрепление из других сибирских городов. Обратились к Красноярску, который со времён февральской революции имел славу сибирского Кронштадта, здесь позиции большевиков были особенно сильны. Здесь же служил впоследствии ставший известным деятель советской власти Сергей Лазо. 

Юнкера пытались заручиться политической поддержкой эсеров, но никакой внятной помощи не получили. Революционер Емельян Ярославский, прославившийся впоследствии своей антирелигиозной борьбой, сказал так: «Юнкера оказались политическими младенцами, мы их обманули, поскольку они недоучли политическое значение Иркутска». 

– Тем не менее к 17 декабря по старому стилю юнкерам удалось захватить Белый дом, – говорит историк. – В дальнейшем был подписан мирный договор, который предусматривал создание коалиционного народного совета из представителей всех политических сил. Однако прибывшее в Иркутск «красное» подкрепление заявило, что этот договор соблюдать не будет. Как бы то ни было, военная победа осталась за юнкерами, но к началу 1918 года советская власть в Иркутске была установлена. 

Печальная статистика

Известно, что только в декабрьских боях погибло около 55 человек, об этом свидетельствуют метрические книги иркутских церквей. Они были похоронены в братской могиле на Знаменском кладбище (современное предместье Марата). «За утверждение советской власти» сложили голову 229 человек, при этом летопись Романова пестрит сообщениями о том, что ледники городских больниц были переполнены неопознанными телами. Точно определить число и имена погибших за советскую власть сегодня не представляется возможным. Местом их погребения выбрана ограда Белого дома, где был устроен склеп. Позже красногвардейцев переместили на Амурское (ныне Лисихинское) кладбище. 

– Избежавшие ареста юнкера быстро избавились от благодушия и продолжили борьбу в Гражданской войне. Центром событий стал уже не Иркутск, а юго-восточное Забайкалье, где началось формирование антибольшевистских сил под руководством есаула Григория Семёнова. 

В Иркутске же в январе 1918 года начинает формироваться антибольшевистское подполье. Уже в марте этого года большевики столкнулись и с крестьянским недовольством. Первая яркая вспышка произошла в селе Троицкий Завод, примерно на 50 км южнее Заларей. Здесь, как образно описывают сами большевики, местные рабочие, по большей части воры-рецидивисты, создали Троицкий совет, который обязал крестьян поставлять продукты бесплатно. Когда они отказались, начались реквизиции, и в конечном счёте толпа местных жителей ворвалась и перебила совет. Председатель совета был убит поленом. А губернские власти были вынуждены заплатить крестьянам компенсации за прежнее безобразное поведение красногвардейцев, когда восстание закончилось. 

Причины и следствия

Декабрьские события 1917-го и 1919 года, когда была свергнута власть Колчака, имеют большое значение для истории, считает Павел Новиков.

– Историки задаются вопросом, что послужило причиной Гражданской войны. «Красные» называли ненависть мировой буржуазии к молодой советской республике, которая вылилась в иностранную интервенцию. Но на примере Иркутска мы видим, что первые интервенты здесь появились только в марте 1918 года. Вторая причина – ненависть эксплуататорских классов, которые стремились вернуть потерянное имущество. Однако пример юнкеров говорит о том, что сословный состав офицерского корпуса мало отличался от состава городского населения, а если говорить о видных деятелях «белого» движения, то Лавр Корнилов был сыном простого казака, а Деникин – внуком крепостного крестьянина.  «Белые» в качестве причин войны называли разгон Учредительного собрания и Брестский мир. 

Но при ближайшем рассмотрении становится ясно, что ни те, ни другие причины не объясняют масштабов Гражданской войны: потерявших свою собственность было несколько процентов, разгон Учредительного собрания тоже не такая однозначная причина. Современные историки утверждают, что основной причиной всё-таки стала продовольственная и крестьянская политика большевиков, – заключил профессор Новиков.

Читайте также

Подпишитесь на свежие новости

Мнение
Проекты и партнеры
  все
Свежий номер
Важное
Adblock
detector