издательская группа
Восточно-Сибирская правда

Дружба врозь

В суде фигуранты дела об убийстве Светланы Швецовой обмениваются обвинениями

  • Автор: Ксения ЛАЗАРЕВА

Куйбышевский районный суд Иркутска продолжает заседание по делу об убийстве 28-летней иркутянки Светланы Швецовой. На минувшей неделе прошли допросы подсудимых. Вину они признают только в сокрытии тела. Обвиняемый по статье 105 УК РФ (убийство) Николай Замолоцкий считает, что «сидит за правду», и настаивает на версии с передозировкой наркотиков. Его бывший друг и коллега полицейский Денис Горлов, который вышел из СИЗО под подписку о невыезде и проходит в деле по статье 316 УК (укрывательство преступления), даёт показания против Замолоцкого, который якобы и нанёс погибшей смертельный удар по шее.

Разошлись в показаниях 

На допросы подсудимых ушло несколько часов. Горлов рассказывает спокойно, Замолоцкий – эмоционально. Их показания сходятся лишь частично: оба пытаются переложить вину друг на друга. Начинался допрос с традиционных в таких случаях извинений перед потерпевшими. В показаниях Денис Горлов упомянул, что сейчас живёт с матерью, которая имеет проблемы со здоровьем, видимо, рассчитывая, что данное обстоятельство может смягчить суд. «Сейчас вы беспокоитесь о матери. Тогда вы клялись мне её здоровьем, что не причастны к исчезновению Светланы», – сказала Ирина Швецова, мать погибшей. «Я клялся, что не причастен к смерти, а не к исчезновению», – поспешил оправдаться Горлов. 

Подсудимые в подробностях описали собственные версии произошедшего в ночь на 26 августа 2012 года, когда не стало Светланы Швецовой. После танцев в «Бродвее» на вечеринке в честь дня рождения гражданской супруги Николая Замолоцкого часть компании решила продолжить праздник. Горлов, уже выпив 200 или 300 граммов водки, сел за руль собственного автомобиля и повёз пассажиров в ночь. По дороге выяснилось, что Замолоцкий, Горлов и Швецова хотят веселиться и дальше, а виновница торжества собралась домой. Её завезли по нужному адресу, и компания продолжила отдых дома у Горлова. 

По словам Николая Замолоцкого, его не смутило, что он едет в гости третьим: «У Горлова знаете, сколько было девушек. Ничего такого в том, что с ними поехал, я не вижу». Приехав в дом Дениса Горлова на улице Пожарского, компания, рассказывают подсудимые, продолжила принимать алкогольные напитки. На этом моменте показания начинают расходиться. Замолоцкий утверждает, что Светлана взяла пластиковую упаковку от «Киндер-сюрприза», высыпала на стол порошок, разделила его на три дорожки, две из которых вдохнула, а третью втёрла в десну. 

По словам Горлова, о наркотиках он узнал только со слов друга, сам же ничего подобного не видел: «Человек (Светлана. – Ред.) был мне симпатичен, и если бы было подозрение на наркотики, я бы даже не стал общаться с ней. Когда мне Замолоцкий рассказал, я подумал, может, это был единичный случай». По показаниям Замолоцкого, повреждение в области шеи Светлане Швецовой нанёс Горлов, когда пытался привести её в чувство и бил по щекам. Подсудимый продолжает настаивать на версии с наркотиками, несмотря на то что экспертиза в тканях погибшей не обнаружила ни кокаина, ни амфетаминов, а найденные в останках следы алколоидов опия могли образоваться при употреблении обезболивающих таблеток. 

По версии Горлова, причиной смерти стала не передозировка нар-котиками, а удар Замолоцкого. С его слов, в тот вечер всё происходило по-другому. Сначала вместе со Светланой они выпили виски с колой, а Замолоцкий «поглощал» пиво, за полчаса употребив не менее трёх литров. Светлана присела на один диван, Замолоцкий – на другой, а Горлов устроился в кресле-кровати, в котором неожиданно для себя заснул. По его словам, он осознавал, что у него в доме гости и спать нельзя, но выпитый алкоголь сделал своё дело.

«Проснулся я ближе к утру от женского крика. Слева от себя увидел по пояс раздетого Замолоцкого, склонившегося над Светланой и опиравшегося на неё правой рукой. Я не мог понять, что происходит. Потом увидел замах левой руки, подскочил, чтобы предотвратить конфликт. Я оттолкнул Замолоцкого, услышал много брани, матов, человек был не в адеквате. Я думал, он на меня кинется. Потом он сел в кресло и отключился. Общаться с ним было бесполезно, причин своей агрессии он не объяснял. То, что он был пьяный, мягко сказано, глаза у него были стеклянные. Мне он потом сказал, что вообще ничего не помнит», – описал Горлов. 

Разрешать конфликт подсудимый не стал, так как не хотел разбудить Замолоцкого. Поэтому же не поинтересовался у Светланы, как она себя чувствует, хотя и заметил на её лице слезы, а просто лёг обратно в своё кресло-кровать и уснул. «Я поду-мал, пусть все проспятся, а утром разберёмся», – уточнил подсудимый. 

Чёрное утро 

Однако «разобраться» не получилось. Замолоцкий утром подскочил от телефонного звонка своей подруги и быстро уехал. Горлов рассказывает, что, проснувшись, не увидел ничего странного, съездил в магазин за водой, потом снова прилёг и вздремнул. Вернувшись из магазина во второй раз, теперь он ездил за продуктами, Горлов заподозрил, что «что-то не так». «Светлана не двигалась с того времени, как я уехал во второй раз, её поза не менялась. Щупал пульс, смотрел глаза, подносил зеркало – испарины не было. Взял тонометр. Впервые такое видел: давление по нулям», – рассказал он. По первому звонку Замолоцкий на место происшествия не вернулся. Горлов говорит, что ему пришлось самому ехать за другом. 

Николай Замолоцкий утверждает, что Светлана Швецова, лёжа без сознания на диване, хрипела, но помощь он ей не стал оказывать, потому что девушка не являлась его подругой. «Думал, полежит и отойдёт», – рассказал он. Однако когда стало ясно, что гостья мертва, обвиняемые стали думать, как скрыть тело. «Я был в растерянности. Если бы человек был живой, я бы повёл себя по-другому, – говорит о мотивах преступления Горлов. – Я сотрудник, и тут у меня дома наркотики. Замолоцкий мне сказал: «С работы вылетаем». На тот момент он меня убедил, что для нас будет лучше всё скрыть. Если всё станет известно, думал я, то у меня с Замолоцким будут проблемы, а он мне вроде как друг. «Мы менты», – говорил он мне тогда». 

Судья уточнила у Горлова, что же всё-таки двигало им:

– Вы пошли на преступление, так как хотели сохранить работу? 

– Да.

– У вас такая замечательная работа? 

– Доход стабильный, а у меня ипотека. 

– Но как сотрудник правоохранительных органов, по логике вещей, вы должны были помогать в сложившейся ситуации.  

– По логике, да. 

По словам Горлова, сокрытием тела командовал Замолоцкий. По показаниям Замолоцкого, всё было наоборот: «Денис для меня был настоящим другом, во многом авторитетом, и времени я с ним проводил даже больше, чем с родными. Поэтому, когда он принял такое решение, я согласился». Подсудимые также стараются доказать, что при распределении ролей оба были ведомыми и только исполняли «просьбы». «Все вещи собирал он, – рассказывает Горлов. – Одним тюком всё собрал, а потом сжёг, там были ещё простыня, подушка, пододеяльник. Он мне сказал: «Я сам всё сделаю». Я вышел во двор, он мне сказал принести проволоку. Потом ещё раз позвал, спросил, есть ли у меня пакеты. «Я, – говорит, – не могу на неё смотреть, хочу пакет на голову надеть». Потом я помог принести ему трубу, один человек вряд ли мог её поднять». 

Сначала труп собирались утопить на водоёме в Шелеховском районе, но там «было светло». Пришлось ехать обратно в Иркутск. Замолоцкий хотел поплыть вместе с телом на матрасе по реке, чтобы Горлов потом забрал его ниже по течению, но остановились на Тёплых озёрах. Место, «где не найдут», со слов Горлова, выбирал Замолоцкий.

Кто есть кто

Несмотря на то что в момент совершения преступления оба действовали слаженно, в СИЗО пути друзей разошлись. В показаниях Денис Горлов открещивается от друга и говорит, что общение строилось лишь на взаимном интересе к тренировкам в спортзале. «Познакомились через общего знакомого в 2007 году. На тот момент это был нормальный, адекватный человек. Был один минус – алкоголь. Два-три раза в неделю общались по спорту. Потом я узнал, что у него в пожарной охране конфликт. Он ушёл в милицию, и там человека, что называется, понесло. Появилась агрессия: я это я, а все остальные ниже статусом. Общались плотно, но при этом я понимал, что человек ведёт себя иногда нехорошо. С 2007 года у меня были и более близкие друзья», – говорит Денис Горлов. 

Однако Николай Замолоцкий утверждает, что был предан лучшим другом. «Когда нас поместили в СИЗО, мне много раз предлагали оговорить Горлова, но я не соглашался, потому что он мой друг. И на очной ставке, когда он понял, что, оговорив меня, выйдет из СИЗО, он давал показания и не смотрел мне в глаза. Он и сейчас мне в глаза не смотрит. Я с самого начала рассказывал правду и теперь сижу за неё, потому что отказался предать друга», – волнуется Замолоцкий. По его мнению, обвинение по статье «Убийство» сфабриковано на основании ложных показаний Горлова, якобы за них его выпустили под подписку о невыезде.

Выяснить, чьи показания ближе к правде, суду ещё предстоит. Заседание расписано на несколько дней вперёд, ожидается, что стороны заявят ходатайства о вызове в суд свидетелей и истребовании дополнительных материалов, которые могут повлиять на исход процесса. 

Читайте также

Подпишитесь на свежие новости

Мнение
Проекты и партнеры
  все
Свежий номер
Важное