издательская группа
Восточно-Сибирская правда

Дело о тарифах

  • Автор: Иван ТОЛМАЧЁВ

В августе жители Приангарья получат новые «платёжки» для оплаты коммунальных услуг. Уже сейчас эксперты предупреждают: это будут не совсем обычные, «длинные» квитанции. Речь идёт в первую очередь о структуре подсчёта потребления. Но пугает население не длина квитанции, а возможный рост собственных расходов. Отсюда критика и поиски тех, кто во всём виноват. Региональные эксперты жилищно-коммунальной отрасли объясняют: регулирование тарифов – государственная прерогатива, а не прихоть отдельно взятых организаций. Кто виноват и что делать гражданам, чтобы всё-таки сэкономить собственные средства, выяснял «Конкурент».

Проще – не значит лучше

До 1990-1991 годов ситуация с тарифообразованием в стране была предельно простой. Как такового тарифообразования и не было вообще – действовал единый прейскурант на тепловую и электрическую энергию. Дифференциация такого тарифа происходила для каждого региона огромной страны (тогда ещё СССР) отдельно. Однако проще – не значит лучше. Внерыночные взаимоотношения между получателями ресурсов и теми, кто их производит (по сути – государством), привели к коллапсу как в самой энергетике, так и в жилищно-коммунальной сфере. За эти годы, к примеру, та же сфера развития ЖКХ как бы выпала из общего пространства. Итогами многолетнего забвения в Иркутской области стали крупные сетевые аварии в начале 2000-х в Усть-Куте, Новомальтинске, Чунском районе и так далее, когда десятки домов оставались без тепла и электричества.

Сегодня представить себе возникновение таких ЧС невозможно: всё это уже позади, отмечают в региональном министерстве жилищной политики Иркутской области. «Реформа отрасли, революционные изменения, которые начались ещё в 1998-м и идут до сих пор, уже принесли результаты», – считает представитель министерства Ирина Гладышева. 

Изменился механизм управления жилищно-коммунальными объектами: жильцы становятся собственниками квартир, домов. Управление этим имуществом переходит к владельцам, появляются управляющие компании, предоставляющие услуги на этом рынке. Меняется и постоянно совершенствуется механизм государственного регулирования тарифов, в основе его – необходимость достижения баланса экономических интересов между производителями и потребителями энергии. 

Но процесс не проходит безболезненно, и особенно ощущает на себе это население. Так, сейчас обострилась проблема расчёта оплаты за коммунальные услуги. В конце 2012 года в стране стало известно о новой дате увеличения тарифов – 1 июля 2013 года. Далеко не каждый жилец успевает понять, осознать такие изменения. Но предполагаемый рост расходов граждан уже вызывает негативную реакцию. «Такой большой объём документов, изменений в законодательстве появился в связи с этим, что даже нам, специалистам, тяжело за ним следить, – соглашается Ирина Гладышева. – К нам приходит очень много жалоб от жителей области, они отправляют нам свои «платёжки», просят разобраться».

Грешат на тариф, а смотрят на итоговую сумму в платёжке

Общее негативное настроение выражается, как правило, всего в двух словах – высокие тарифы. Просьбы заморозить, не повышать их нередко звучат от населения. С одной стороны, понять общее настроение можно: раньше сумма к оплате, указанная в квитанции не менялась ежемесячно. Люди знали, что если в начале года им пришла платёжка на 2 тысячи рублей, то в течение года из месяца в месяц они будут платить такую же сумму. Реалии сегодняшних дней не радуют – оплата меняется каждый месяц. Более того, она имеет особенность расти.

Но дело не в тарифе, считает заместитель министра по жилищной политике Ирина Гладышева. Она объясняет, что люди подменяют понятия – грешат на тариф, но смот-рят при этом на итоговую сумму, указанную в платёжке. Речь идёт об общей стоимости жилищно-коммунальных услуг. В детали уже не вдаются – оно и понятно, если даже экс-перты и специалисты отрасли говорят, что с трудом разбираются в них. Однако в министерстве попытались всё-таки разъяснить ситуацию: «Существует ещё индивидуальное потребление по индивидуальным приборам учёта, есть общее потребление по дому, объём услуг, оказываемых управляющими компаниями, всё время варьируется». Растёт и стоимость жилищной услуги. Собственники жилья выходят на общие собрания, поднимают вопрос о необходимости проведения на своей территории определённых работ, которые, соответственно, требуют дополнительных затрат (а эта часть затрат не регулируется государством). Но, к сожалению, не все собственники принимают участие в собраниях, не все знают о таких изменениях, влекущих дополнительные расходы.

«Все эти факторы влияют на окончательную сумму. Тариф – это же стоимость единицы коммунального ресурса: холодной или горячей воды, тепла. Он остаётся неизменным, так как регулируется на государственном уровне, и с 1 июля тарифы поднялись по всей области, во всех ресурсоснабжающих организациях не более чем на 6% от среднегодового начисления. Но люди на это не обращают внимания. Они смотрят на итоговую сумму в своей квитанции. А она всё время разная», – констатирует Ирина Гладышева.

Плата граждан зависит от их потребления

На это обращают внимание в региональном министерстве. Не стоит пенять на ресурсоснабжающие организации и тарифы, последние меняются не по воле первых, а по решению государства. А вот объём потребления ресурсов и коммунальных услуг очень даже может влиять на размер оплаты, уверяет Ирина Гладышева: «Ни для кого не секрет: общедомовые приборы показывают каждый месяц разные данные – по холодной, горячей воде, тепло-энергии. Эти показатели объективно не могут быть одинаковыми из месяца в месяц. И это жители должны иметь в виду – каждый месяц из-за этого будут разными и суммы оплаты».

Попробуем разобраться в деталях – что подрастёт по воле государства? Итак, тарифы на тепло. Их устанавливает Региональная служба по тарифам (государственная структура), не зависящая от ресурсоснабжающих организаций. Тариф в Иркутске с 1 июля 2013 года поднимается до 929,47 руб. – на 6%, как и установлено государством. На воду – до 14 рублей 10 копеек – опять на 6%. Однако при получении платёжки граждан всё-таки ждут новшества. Чтобы они не были пре-вратно истолкованы в качестве неприятных сюрпризов, эксперты из «Иркутской городской теплосбытовой компании» объясняют: «Это будет не совсем обычная платёжка. Тариф на горячую воду с 1 июля становится двухкомпонентным, что и будет отражено в квитанции. Отдельной строкой в платёжке будет идти компонент «теплоноситель» и отдельной – компонент «теплоэнергия». Но цена вопроса, которая была прописана раньше одной строчкой, а теперь двумя, от этого факта не изменится. Горячая вода будет исчисляться отдельно в кубических метрах. Тепло, необходимое на её обогрев, – в гигакалориях». 

По законодательству все управляющие компании с 1 июля обязаны перейти на такой вот двухкомпонентный тариф. Некоторые УК сделали это даже раньше. Так, в Восточной управляющей компании Иркутска рассказывают: «Поначалу были возгласы людей, претензии к компаниям: «Что такое подогрев воды и где вы её подогреваете?!» Но в нашей УК вопросы такого рода идут на спад – люди понимают, что сделано это для прозрачности. Они уже сами убедились, что от этого сумма к оплате не меняется».

Здесь стоит напомнить тем, кто не привык доверять словам, что проверить этот факт они могут по приборам учёта, которые установлены в жилых домах. При наличии этих приборов можно получить ясную картину: сколько гигакалорий идёт на тепло, а сколько – на воду. Добросовестная УК может, используя эти данные, чётко регулировать теплопотребление, если идёт перерасход. Тем не менее факт остаётся фактом: чаще всего перерасход идёт не по теплу, а по потреблению горячей воды. Регулировать этот ресурс может не УК, а сам потребитель – жилец квартиры. «Люди горячую воду не экономят, они просто открывают кран с горячей водой и всё. Именно по ней у нас всё время идёт перерасход, какого нет по отоплению. Тепло – это действительно ответственность УК: тёплые подъезды, контуры, хорошие или не очень элеваторные узлы».

Эксперты жилищно-коммунальной отрасли рекомендуют гражданам, желающим сэкономить в этой части, следующее: одна из основных возможностей снизить плату за тепло – навести совместно со своими УК порядок в гидравлическом режиме домов. Больше всего к порядку стремится в Приангарье сегодня город Черемхово, где удалось очень быстро навести порядок на элеваторных узлах. Неплохо выглядят также Саянск, Братск, где сильно влияние управляющих компаний. Ангарск, раньше традиционно выходивший на передовую в этом направлении, позиции сдаёт.

«Не берите деньги с ресурсоснабжающей организации, не берите их с людей»

Говоря об электроэнергии, эксперты вынуждены констатировать: ресурс, хоть и остаётся на зависть всем остальным регионам страны самым дешёвым, всё-таки подорожал и в Приангарье. «Однако все понимают: увеличение тарифов складывается из нескольких составляющих. В первую очередь это инфляционные процессы. Их никто не отменял, они будут существовать, наверное, пока существует человечество», – объясняет директор ООО «Иркутскэнергосбыт» Сергей Бабкин.

Директор иркутского муниципального предприятия «Водоканал» Сергей Винарский добавляет: «Рост тарифов – это не прихоть ресурсоснабжающих организаций. Давайте разберёмся, что вообще такое тариф для тех, кто подаёт ресурсы? Это сумма затрат: «а» – на производство и доставку ресурса, «б» – на объём этого ресурса. Делится одно на другое, получается стоимость кубического метра. При этом объём потребления некоторых ресурсов, есть такая тенденция, может вообще снижаться (в зависимости от сезоннос-ти, времени суток и, наконец, от экономности самих потребителей. – Прим.). К примеру, по Иркутску по холодной воде за последние три года объём передаваемых ресурсов снизился со 126 до 103 миллионов кубометров». 

Экономят ресурсы все – и энергетики, и промышленность, и какая-то часть жителей. Однако на этом основании просто продекларировать «Тариф не должен расти, его необходимо заморозить!» в нынешних рыночных условиях не получится.  Так, по словам эксперта, для ресурсоснабжающих компаний региона никто не отменял налоги и их рост. 

К примеру, для иркутского Водоканала их объём увеличился в этом году на 20 млн. рублей; итоговая сумма составит порядка 90 млн. Причём рост далеко не всегда обоснован. Ресурсоснабжающие компании принимают к себе в управление бесхозные сети (те самые, что за годы существования «простой» схемы оплаты за коммунальные услуги превратились в малопригодные для эксплуатации), в которые требуется вкладывать средства на ремонт, замену. Между тем по законодательству этот «бесхоз», как только оказывается на балансе компании, становится имуществом. А имущество облагается налогами. 

– Мы приняли порядка 100 км бесхозных сетей за год, – замечает представитель Водоканала.  – И за них нам придётся заплатить 7-8 миллионов рублей налогов на имущество. Но, по идее, это не имущество, это направление, которое нужно восстанавливать. Поэтому мы на восстановление с людей соберём больше, налогов заплатим больше, люди заплатят больше, среди них появятся те, кому нужны бюджетные субсидии, поддержка. Бюджет направляет полученные по налогу деньги на субсидии. Самый обыкновенный круговорот денег. Я предлагаю: не берите эти деньги с ресурсоснабжающей организации, соответственно, не берите их и с людей. Только в этом случае можно оставить тариф таким, какой он есть. 

В конечной сумме, которую видит каждый в своей платёжке, есть и другая составляющая. В неё закладывать приходится отчасти и ту сумму, которая формируется из-за неплательщиков – тех, кто отказывается за потреблённое электричество, воду и так далее возвращать деньги. Эксперты отрасли замечают: если бы эти суммы удалось вернуть, то это стало бы «подспорьем», с помощью которого получилось бы реально снижать тарифы.

Читайте также

Подпишитесь на свежие новости

Мнение
Проекты и партнеры
  все
Свежий номер
Важное