издательская группа
Восточно-Сибирская правда

Никому не наливать!

Анонимные алкоголики обменялись опытом

Вопреки первоначальным анонсам, мол, «в Иркутск съехались анонимные алкоголики со всего мира», оказалось, что приехало их ровно вполовину меньше – только представители Азиатско-Тихоокеанского региона. Бывшие жертвы зелёного змия прибыли в Иркутск из Индии, Японии, Кореи, Монголии, Таиланда, Австралии, Новой Зеландии, Кувейта и ОАЭ. Гостей встречали местные представители этой организации, а также их российские коллеги, приехавшие из Омска и Хабаровска. «Иркутский репортёр» побывал на встрече иркутян с наблюдателями из Центрального офиса обслуживания АА (США) Грегом и Мэри Клер и попытался выяснить у них, для чего было организовано столь глобальное мероприятие.

Всего в Иркутске присутствовало 32 делегата от половины стран мира. Специалист по связям с общественностью Алёна (традиционно они избегают указания фамилий) пояснила, что приехали они не проездом по городам России, а именно в Иркутск. Здесь раз в два года проводится большое рабочее собрание по обмену опытом и координации международного общения АА по всему миру. 

– Девиз этого собрания можно перевести как «несение послания, невзирая на границы», – рассказывает Алёна. – Это не только непосредственное общение, но и создание сайтов, связь с наставниками из других стран по скайпу. Хотя понятно, что у нас не многие владеют языками, чтобы общаться с наставниками из других стран. Но у всех свои проблемы. Например, в Арабских Эмиратах сильна вражда между некоторыми семьями. И там как-то неловко произносить обычную формулировку «Здравствуйте, меня зовут Фархат, и я алкоголик», так как не принято показывать свою слабость перед врагами. Представители от Таиланда, приехавшие к нам, Стив и Джоанна – коренные американцы, уехали туда жить, но по-тайски не понимают, и это создаёт трудности в общении в группе. В общем, во всех странах мира проблемы у людей одни и те же, но кто-то ноет и жалуется, а кто-то пытается их решать… 

На пресс-конференции Грег и Мэри Клер стали рассказывать о бережном отношении к алкоголикам в США, где их все стараются поддержать. 

– Но ключевое слово – «анонимность», – сообщила Мэри Клер. – Если на работе узнают, что человек принадлежит к АА, это может помешать его карьере. 

По словам наблюдателей, система АА одинаково успешно работает во всех странах мира – когда год назад они приехали в Индию и стали пропагандировать свои антиалкогольные взгляды, за месяц им позвонили 300000 человек с просьбой о помощи. 

– Не важно, является ли алкоголик бомжем или у него есть свой дом. У такого человека мёртвая душа. И поэтому ему нужна помощь, для чего он должен присоединиться к ближайшей группе АА, – убеждала Мэри Клер. – Наш принцип состоит в том, что не мы идём к алкоголику, а он сознательно должен присоединиться к нам, придти сам… 

– Извините, но вы вначале не произнесли волшебную формулу: «Здравствуйте, меня зовут так-то, и я алкоголик». Создаётся впечатление, что вы просто бюрократы в системе АА. Вы алкоголики? – бестакт-но уточнил «Иркутский репортёр».

Грег обиделся и запротестовал:

– Я – алкоголик. Я из семьи алкоголиков. Я выпил первый стакан в 19 лет. Члены моих семей по мужской и женской линии были алкоголиками (Грег, должно быть, имел в виду своих дедушек и бабушек. – Авт.). Я пил двенадцать лет по нарастающей. В 31 год достиг полного дна. Я встретил анонимного алкоголика, который привёл меня на встречу, и сразу ощутил атмосферу семьи.

– Вы помните свой последний стакан?

– Да. Это было в таверне городка Саут Орандж, в штате Нью-Джерси, 11 июля в пять часов вечера. Я помню, как каждый раз после этого садился на трамвай, ехал на работу и видел то место, где сделал свой последний глоток. Это был джин «Beefeater» с мартини… 

– Первый раз я выпила в баре в 18 лет. Это был коктейль «Чёрный русский», и он был действительно хорош, – поведала Мэри Клер, чем вызвала живой отклик у присутствующих представителей России. – И очень быстро я стала запойной пьяницей, которая всё игнорирует. Я просыпалась, выпивала, отключалась, снова просыпалась и не знала, где нахожусь. Я не могла пить в баре и чувствовать себя леди. Поэтому стала одной из тех женщин, которые пьют, не выходя из дома. Я работала в офисе, но для того, чтобы до него добраться, мне нужно было выпить с утра, а вернувшись с работы, уже не могла остановиться и пила весь вечер. И так было день за днём.  

– А вы понимаете разницу в менталитете русских и американцев? В России алкоголизм является национальной традицией.

– Ничуть. Алкоголики одинаковы во всём мире! – парировал Грег. 

В Иркутске большая международная делегация бывших алкоголиков находилась четыре дня – приехали 19 июля, провели несколько общих собраний, дали пресс-конференцию и 23 уже разъехались, не дождавшись окончания завершающего праздничного концерта. Торопились в Монголию, где уже начиналось празднование 15-летия регионального отделения АА. 

Цифры

23 года исполнилось Иркутскому региональному отделению анонимных алкоголиков. Сейчас в столице Приангарья работает семь групп. В самой большой, «Ангаре», около пятидесяти человек. Остальные значительно более малочисленные: в «Радуге» – 15, в «Понимании» – около четырёх постоянных членов. «Через нас проходят тысячи, а остаются единицы – никакого учёта или статистики мы не ведём», – объясняют сами члены АА. 

Раньше, когда агитаторов из АА пускали в отделения наркологии, оттуда был большой приток новичков, на собрания приходило по 70 человек. 

Потом посещения отделений посторонними запретили, и сейчас приходит не более десятка новичков в месяц.

Читайте также

Подпишитесь на свежие новости

Мнение
Проекты и партнеры
  все
Свежий номер